Я — добрый лев (Каверин)

Материал из Народного Брифли
Перейти к:навигация, поиск
Я — добрый лев
1983
Краткое содержание статьи
Микропересказ: Известный русский писатель, автор "Двух капитанов", рассказывает о творчестве Корнея Ивановича Чуковского.

Смысл жизни Корнея Ивановича Чуковского заключался в его огромной преданности литературе. Любовь к литературе нашла в его творчестве удивительное по своей разносторонности выражение.

Он писал медленно, обдумывал каждое слово, много раз возвращался к написанному, сравнивал бесчисленные варианты. В тоже время, литература была для Корнея Ивановича делом весёлым, счастливым, лёгким.

Он навсегда запомнился всем, кто его знал, человеком обаятельным, остроумным, собеседником, любящим и понимающим шутку. Корней Иванович был восприимчивым внимательным слушателем.

Как все большие писатели он знал, что такое прикованность к письменному столу. Раз и навсегда Корней Иванович установил распорядок рабочего дня. Он ложился рано и в шестом часу утра уже сидел за столом.

Почти каждый год появлялись статьи Корнея Ивановича, направленные против безграмотности, пошлости, тупости, мещанства. Он боролся за чистоту и богатство русского языка, был критиком, поседевшим в литературных боях.

Корней Иванович — выдающийся знаток русской и мировой литературы. В течение десятилетий он в теории и на практике изучал чтение и восприятие литературы детьми. Его книга «От двух до пяти» выдержала несколько десятков изданий. В нём самом навсегда осталось что-то детское.

Поэзия Чуковского вышла из фольклора и вернулась в фольклор. Это счастье, которое достаётся немногим. Корней Иванович любил рассказывать о своей «Чукокколе» — собрании автографов и рисунков знаменитых писателей, художников и артистов.

На бюро, в котором хранится архив Чуковского, сидит добродушно-грозный лев с толстыми губами. Лев говорит по-английски несколько фраз: «Я — добрый лев. Я — самый настоящий лев. Я — люблю детей.».

В кабинете Чуковского висит мантия доктора филологии Оксфордского университета. Из русских писателей были удостоены этого звания Тургенев в 1879 году, почти через сто лет Чуковский, а вскоре после него Анна Ахматова.