Эгоистичный ген (Докинз)

Материал из Народного Брифли
Перейти к:навигация, поиск
Эгоистичный ген
The Selfish Gene · 1976 
Краткое содержание книги
Микропересказ: Ген был главной единицей эволюции, выживал благодаря борьбе. Гену был свойственен эгоизм, который помогал в копировании этой единицы. Ген распространял свои эффекты вне особи на окружающую среду.

Очень краткое содержание[ред.]

Ричард Докинз основной единицей эволюционного развития рассматривал ген, который являлся самокопирующейся молекулой и боролся за своё существование с другими генами.

Ричард Докинз (Докинз).jpg
Ричард Докинз — эволюционный биолог, автор геноцентрического подхода.
Ген (Докинз).jpg
Ген — наследственный фактор, несущий информацию об определённом признаке или функции организма и являющийся структурной и функциональной единицей наследственности.

Своеобразной борьбе гена способствовал его эгоизм, который следовало понимать как фигуру речи, а не как качество одушевлённого гена. Генные программы бессознательно вели организмы в эволюции таким путём, чтобы эгоисту выживалось проще и он мог эксплуатировать альтруистов. В таком случае гены становились успешными в популяции.

Жизнь на планете развилась из первичного доэволюционного бульона, в котором появилась самокопирующаяся молекула. Далее эта молекула в благоприятных условиях создала атомные структуры. Этими молекулами и были гены, а живые организмы, включая людей, стали их машинами выживания.

Ген строился из молекулы ДНК, состоящей из нуклеотидных блоков и образующей «бессмертную спираль». Поскольку ген являлся хромосомным материалом и сохранялся в поколении, он образовывался через обмен участками хромосом, иногда делился сам.

Генные машины, то есть организмы, внутри вида всегда жестоко конкурировали, отчего появилась стабильная эволюционная стратегия вида, которую принимала и не нарушала вся популяция. Агрессия индивида объяснялась сложной смесью стратегий внутри него.

Несмотря на эгоистичность в отношении близких родственников гену был свойственен альтруизм. К примеру, такой была забота о детях или самопожертвование.

Детским особям всегда был свойственен эгоизм, помогавший им выжить. Родительские особи находились в битве полов, когда самец просто распространял семя, а самка выращивала особи, тратя на них большие ресурсы.

Симбиотические взаимовыгодные отношения в природе сопровождались выгодой эгоистичного гена при кажущемся альтруизме обоих индивидов.

В культуре были самокопирующие единицы информации в виде идей, песен, стихов подобно генам.

Эффекты генов могли расширяться и распространялись вне тела организма на окружающую среду (плотины бобров).

Подробный пересказ по главам[ред.]

Глава 1. Для чего мы живём?[ред.]

Ричард Докинз считал, что ген является основной единицей естественного отбора в эволюционной теории видов. Человек и животное, по мнению учёного, были генными машинами в мире, где гены сумели выжить в борьбе.

Разумная жизнь на той или иной планете достигает зрелости, когда ее носители впервые постигают смысл собственного существования.

Целью книги Докинз избрал «изучение биологии эгоизма и альтруизма». На примере животного мира учёный продемонстрировал альтруизм (пчела жертвовала жалом и своей жизнью ради общего блага) и эгоизм (чайка поедала птенцов из гнёзд соседей, чтобы выжить) в природе. В некоторых альтруистических поступках животных Докинз видел замаскированный эгоизм.

В естественном отборе эгоизм был «преобладающим качеством преуспевающего гена», поэтому естественно говорить о генном отборе. Один эгоист в альтруистической группе вида имел все шансы на выживание.

Глава 2. Репликаторы[ред.]

Доэволюционный период жизни на Земле начался с атома, который создал стабильные молекулы в благоприятных условиях. К примеру, на сегодняшний день гемоглобин в крови — это стабильная молекула с неизменной структурой.

Много миллиардов лет назад появилась особая молекула — репликатор, умеющая создавать собственные копии.

Репликатор (Докинз).jpg
Репликатор — молекула доэволюционного периода, имела неклеточный состав, создавала свои копии и передавала наследственный материал.

Её копии быстро множились, конкурировали между собой, из-за чего выживали более сильные репликаторы. Далее эти сильные репликаторы смогли «построить для себя машины выживания» вроде первичных оболочек. Машины постепенно совершенствовались, процесс носил накопительный характер.

Сейчас репликаторы в каждом из нас — это гены, а мы — их машины для выживания.

Глава 3. Бессмертные спирали[ред.]

ДНК была древним репликатором, а организмы планеты были её машинами для выживания.

Молекула ДНК представляет… длинную цепь из… блоков, которыми служат… нуклеотиды. Она состоит из пары нуклеотидных цепей, свернутых вместе в изящную… двойную спираль, «бессмертную спираль».

Гены регулировали построение организма кооперативно, из одинаковых нуклеотидных блоков, в которых была разная последовательность.

При половом размножении гены смешивались, боролись доминантные и рецессирующие (игнорирующие) гены. Аллели были генами, претендовавшими на одно и то же место в хромосоме.

Ген являлся хромосомным материалом, сохраняющимся в поколении, и служил единицей естественного отбора. Он возникал двумя способами: кроссинговером (обменом участками хромосом) и точковой мутацией, но сам делился редко.

Половое размножение облегчало накопление благоприятных мутаций в индивидууме.

Глава 4. Генная машина[ред.]

Машины выживания были для генов вместилищем и охраняли от конкурентов. Эволюция усложнила машины, разделила организмы на животных и растений.

Мозг был продуктом эволюции, биологическим компьютером и состоял из нейрона — главной единицы.

Память возникла в результате эволюции, когда на координацию мышечных сокращений могли влиять события прошлого.

Машины выживания действовали целенаправенно, меняли поведение в зависимости от ситуации. Гены создали мозг, но не управляли им. Поэтому для выживания машины гены создали много инструкций. Мозг выполнял инструкции генов как исполнитель. Каждое действие было обусловлено геном, например, спасение кого-нибудь.

Глава 5. Агрессия: стабильность и эгоистичная машина[ред.]

Каждая машина выживания сохраняла свои бессмертные гены для будущего. Внутри одного вида машины агрессивно покушались друг на друга из-за ресурсов и брачных партнёров, а убийство даже было целесообразно. Поведение было запрограммированно генами и называлось эволюционно стабильной стратегией.

Эволюционно стабильная стратегия (Докинз).jpg
Эволюционно стабильная стратегия (ЭСС) — стратегия социального поведения, которая при принятии большим числом членов популяции не может быть вытеснена никакой другой стратегией.

ЭСС была бессознательной и её придерживалась популяция. Отклонение от ЭСС наказывалось отбором.

Агрессивность индивидуума объяснялась сложной смесью стратегий внутри него.

ЭСС дала нам возможность увидеть, как «совокупность независимых эгоистичных единиц» приобрела «сходство с единым организованным целым». Агрессия рассматривалась Докинзом как черта независимой эгоистичной машины.

Глава 6. Генное братство[ред.]

Докинз отметил, что эгоистичный ген старался сохранится в генофонде максимально. Но при всём этом эгоистичному ген был свойственен кин-альтруизм, который проявлялся в отношении близких родственников.

Нетрудно показать, что у близких родственников вероятность наличия общих генов выше средней. Давно стало ясно, что именно по этой причине столь обычен альтруизм родителей по отношению к детям.

Это означало, что один индивидуум умирал, спасая близких родственников, а копия гена кин-альтруизма в одном индивидууме погибала ради спасения копий других генов. Такой ген вычислялся по коэффициенту родства.

Возникновение заботы в отношении родственников, родителей к детям Докинз приписал именно гену альтруизма. При этом учёный задался вопросом, как животные понимали, что это родственники (не родители), ведь им не говорили об этом.

Глава 7. Планирование семьи[ред.]

Докинз отделил от альтруизма заботу о потомстве (детёнышах) и размножение (деторождение). Соответственно, машина выживания принимала решение — «неосознанный стратегический ход» — о заботе или деторождении. Стратегия заботы являлась для индивидуумов нестабильной, ведь постоянная забота не позволяла появляться новым особям. Деторождение составляло стабильную стратегию.

Рождаемость оптимизировалась родительскими особями. Родители рожали детей достаточно. Гены, отвечавшие за многочисленность особей у одного индивидуума, не выживали в генофонде, ведь большое число рождаемости у особи вело к смерти этого индивидуума до возраста зрелости.

Глава 8. Битва поколений[ред.]

Докинз подчеркнул, что у детских особей всегда были эгоистичные гены, с помощью которых они выдивали. Родитель распределял родительскую заботу неравномерно, чтобы один из детёнышей выживал. При этом генетически наличие любимчиков не было запрограммированно.

Детской особи помогал естественный отбор, когда поведение особи для достижения собственных целей основывалось на мошенничестве и вранье. Особь прокармливала себя за счёт родительского вклада — перераспределения между детьми ресурсов в виде калорий. В генофонде гены, потворствующие мошенничеству ради жизни, были в большинстве.

Альтруизму же следовало учить детей, ведь он не являлся никогда генетически врождённым свойством особи.

Глава 9. Битва полов[ред.]

Каждый родитель поровну вкладывал в ребёнка гены. Если родитель тратил меньше ресурса на выращивание ребёнка, то он находился в выигрыше, поскольку мог больше распространить генов через других детей.

Главное отличие полов состояло в половых клетках. Самцы носили больше сперматозоидов, чем самки яйцеклеток. Самец тратил меньше ресурсов при оплодотворении, так как сперматозоид был менее питателен, чем яйцеклетка. Самке же было сложнее, ресурсов она тратила больше и всегда думала, с кем спаривается. Сперматозоида Докинз окрестил эксплуататором, а самцу приписал беспорядочность половых связей.

Асиметрия пола началась с первичной изогамии — деления однополовых клеток, но потом процесс изменился, и появились разнополые клетки.

Глава 10. Почеши мне спину, а я тебя оседлаю[ред.]

Докинз рассмотрел и объяснил некоторые аспекты взаимодействия между формами жизни на планете. Склонность к групповому образу жизни заслужила отдельного внимания, ведь в этом аспекте проявлась эгоистичность гена.

Так называемое эгоистичное стадо всегда стремилось к определенной геометрии, чтобы зона опасности индивидуума в стаде сокращалась. Каждый в стаде стремился достигнуть центра, а кто-то был вынужден оставаться с краю, тем самым проявляя альтруистичность и отдавая свою жизнь за стадо, но в основе каждого был задействован эгоистичный ген спасения себя.

Самоубийство в заботе о других индивидуумах несовместимо с рождением в будущем собственных потомков. Поэтому самопожертвование возникает в процессе эволюции редко.

Докинз уделил особое внимание симбиотическим взаимовыгодным отношениям в природе, которые также основаны на кажущемся альтруизме в угоду эгоистичного гена.

Глава 11. Мемы – новые репликаторы[ред.]

Помимо гена как единицы наследственности Докинз выявил мем — единицу культурной информации.

Мем (Докинз).jpg
Мем — единица культурной информации, передачи культурного наследия, способная к самокопированию (идеи, песни, стихи и т.д.).

Гены и мемы шли сообща в эволюции, но могли противоречить друг другу. К примеру, не было гена безбрачия, но был мем безбрачия, передававшийся как идея.

Главной чертой мема было самовоспроизведение (репликация). Мемы при передаче сохраняли идентичность первоисточника, как и ген неизменные наследственные факторы.

Мемы конкурировали между собой, а самые психологически привлекательные приживались в культуре.

Учёный пришел к выводу, что человек наделён разумным предвидением, поэтому в силах бороться с эгоистичностью своих генов (например, использовал контрацепцию).

Глава 12. Хорошие парни финишируют первыми[ред.]

Докинз по отношению к природе применял смысловое сочетание «хороший парень», означавшее индивидуума, способного жертвовать собой ради других. При этом учёный доказал, что «хороший» индивидуум может финишировать первым с помощью стратегии поведения, если она основана на помощи и достижении общей цели.

Не отступая от основных законов эгоистичного гена, мы можем видеть, как кооперирование и взаимопомощь способствуют процветанию даже в мире, в котором преобладает эгоизм. Мы можем убедиться, что хорошие парни могут финишировать первыми.

Идеи победы «добропорядочной» стратегии Докинз доказал через теорию игр, в частности, так называемого «парадокса заключённого». Суть парадокса состояла во взаимном отказе винить другого, хотя в обратном было бы больше выгоды.

В природе животными двигали стратегии, диктовавшиеся генами, и побеждали те, где присутствовало прощение. Но какую лучше выбрать стратегию объясняла ЭСС.

Глава 13. «Длинная рука гена»[ред.]

Фенотип был эффектом, который ген «по сравнению со своими аллелями» оказывал «на тело через процесс развития».

Докинз ввёл понятие расширенного фенотипа, которое понималось как воздействие фенотипа на организм индивида и на окружающую среду этого организма. Допустим, домик личинки ручейника — удивительное явление эволюции. Этот домик был своеобразной адаптацией на пути развития ручейника. У ручейника был ген, который способствовал постройке домика как укрытия. Поэтому этот домик был расширенным эффектом фенотипа.

В главе множество примеров. Бобры и их плотины, вирусы и чихание для их распространения, улитка и паразит фасциолы, утолщяющий её раковину. Всё это расширенные эффекты фенотипа или длинная рука гена.

За основу пересказа взят перевод Н. Фоминой.