Уста к устам (Набоков)

Материал из Народного Брифли
Перейти к:навигация, поиск
Уста к устам
 · 1956
Краткое содержание рассказа
Микропересказ: Немолодой и одинокий человек платить журналу за публикацию своего романа, поскольку считает, что старики должны платить за маленькие радости.

Илья Борисович был вполне состоятельным директором фирмы, занимавшейся устройством ванных помещений. Ему шёл пятьдесят пятый год. Жил он в Берлине, куда эмигрировал с женой и сыном в 1920 году. Его литературный стаж был большой, но невелик по объёму: некролог, два стихотворения в прозе и небольшой этюд. Органы печати рукописей не возвращали и в переговоры не вступали.

Жена болела и умерла, сын учился в Фрейбургском университете. Благополучный и очень одинокий, Илья Борисович почувствовал писательский зуд, жажду внимания читателей. Он решил дать себе полную волю, написать роман и издать его на собственный счёт под названием «Уста к устам».

В литературе у Ильи Борисовича был вкус несколько тяжеловатый. Пушкина он признавал, но знал его более по операм. О русской прозе он рассуждал охотно, ценил Короленко. О более новой беллетристике говорил «Скучно пишут!».

Он читал журналисту Ефратскому роман небольшими порциями по мере написания. Настал день, когда черновик романа был закончен. Ефратский посоветовал отдать рукопись перепечатать и послать в Париж, редактору журнала «Арион». На пятый день Илья Борисович получил из Парижа письмо, в котором, в частности, говорилось: »Ваш роман был бы истинным украшением «Ариона». Ефратский объяснил, что журнал не покупают, и после обсуждения некоторых финансовых вопросов, Илья Борисович перевёл в Париж некоторую сумму. Он получил благодарственное письмо и сообщение о том, что второй номер выйдет через месяц, и что его заказ на присылку пяти экземпляров журнала с началом его романа будет выполнен.

Через месяц Илья Борисович получил бандероль. В журнале был опубликован маленький отрывок, три с половиной странички, под названием «Пролог к роману» и примечание «Продолжение следует». Рецензии, в основном, были критическими. В театре какая-то дама сказала: Илью Борисовича печатают только потому, что он даёт деньги. Илья Борисович думал, что стар, одинок и что старики за радости должны платить. Он знал, что надо всё простить, иначе продолжения не будет.