Страсть Сухомлинского

Материал из Народный Брифли
Перейти к:навигация, поиск
Страсть Сухомлинского
Краткое содержание книги. 1976.
В двух словах: Отклик о книге, посвящённой педагогической этике замечательного украинского учителя-новатора.

Широко известный педагог-новатор, директор павлывшской школы, написал книгу «Как воспитать настоящего человека». Цитата наугад: «Школа — колыбель народа, колыбель духа и культуры народной…». Сухомлинский, может быть, впервые после Крупской и Макаренко обратился к педагогической этике, самой необходимой из наук, обслуживающих педагогику. Педагогика без психологии слепа и глуха. Но педагогика без без этики — бездушна и бездуховна.

Новая книга Сухомлинского — это собрание бесед с будущими властителями земли. Их он учит смелости, стремлению к знаниям, умению подчиняться долгу, умению чувствовать людей и обуздывать свои прихоти.

Чтобы ребёнок слышал педагога и был готов вступить в мир высоких идей, нужно дать ему радость, счастье. Несчастный ребёнок нравственной красоты не может постичь ни умом, ни сердцем; нужно сделать сердце ребёнка тревожным, отзывчивым, хрупким…

Для Сухомлинского духовно богатый человек тот, кому доступен весь спектр человеческих чувств и отношений. С Сухомлинским в педагогике появляются слова, прежде ей неведомые: «искупление», «счастье бытия», «мольба».

Бывают такие отношения, когда человек умоляет человека. Умей услышать человеческую мольбу и ответить на неё.

Давно, а может быть и никогда, не говорили в педагогической книге о духовной готовности человека принадлежать другому человеку, быть его любимым существом; о могучей силе соучастия; о горе, страдании, отчаянии, смятении; о смерти и бессмертии; о сокровенном и неприкосновенном в человеческих отношениях; о необходимости недомолвок; о странностях человека

Человек — сложнейший мир;в нём может быть не только доброе или злое…но и странное, трудно постижимое.

Сухомлинский возродил старое и немодное понятие об искуплении вины. Вину, если она есть, нужно искупить — работой, деятельностью, делом: «Там, где преобладает утверждение, царит творческий труд, взаимное доверие, учителю и родителям легко дышится, воспитуемые повинуются воле воспитателей. Там же, где постоянно осуждают, вся школьная жизнь становится тягостной, учителю и родителям невыносимо трудно».

Сухомлинский был страстен. В последние годы жизни он порою не говорил, а взывал, кричал; он не боялся некоторого ригоризма… Может быть на него давил груз восемнадцати неопубликованных книг.

Изнурённое сердце Сухомлинского успокоилось навсегда. Его клокочущее сердце с годами всё больше тревожит совесть совестливых, «потому что школа — колыбель народа, колыбель духа и культуры народной…».