Солнечный удар (Бунин)

Материал из Народного Брифли
Перейти к:навигация, поиск
Солнечный удар
1926 Wikidata-logo.svg
Краткое содержание рассказа
Микропересказ: Поручик познакомился с женщиной и провёл с ней ночь. Наутро она отправилась домой к мужу и дочке, а поручик отплыл следующим пароходом. Эта встреча запомнилась им, а особенно ему, на всю жизнь.

Поручик и прекрасная незнакомка, как она сама себя называла, познакомились летом, на одном из волжских пароходов.

Поручик (Бунин).png
Поручик — офицер в кителе, картузе, со сте́ком и при шпорах, с серым от загара лицом, с белёсыми, выгоревшими от солнца усами и голубоватой белизной глаз.
Прекрасная незнакомка (Бунин).png
Прекрасная незнакомка — замужняя маленькая женщина, в лёгком холсти́нковом платье, с прелестным смехом, проста, весела и рассудительна.

Прекрасная незнакомка возвращалась из Анапы домой к мужу и трёхлетней дочери. Выйдя с поручиком после обеда из столовой на палубу, она закрыла глаза и прелестно засмеялась.

— Я, кажется, пьяна… Откуда вы взялись? Три часа тому назад я даже не подозревала о вашем существовании.

Поручик поцеловал её руку, и его сердце замерло «при мысли, как, вероятно, крепка и смугла она вся под этим лёгким холсти́нковым платьем после целого месяца лежанья под южным солнцем».

Пароход подошёл к пристани, поручик умолял её сойти. Она ответила: «Ах, да делайте, как хотите». «Поручик кинулся за вещами». Через минуту они сошли и поехали в гостиницу, сняли большой, но душный, «накалённый за день солнцем номер». Как только лакей закрыл за собой дверь, «поручик так порывисто кинулся к ней и оба так исступлённо задохнулись в поцелуе, что много лет вспоминали потом эту минуту: никогда ничего подобного не испытал за всю жизнь ни тот, ни другой».

А утром прекрасная незнакомка, несмотря на почти бессонную ночь, «была свежа, как в семнадцать лет. Смущена ли была она? Нет, очень немного». Она попросила поручика остаться до следующего парохода и сказала: «Даю вам честное слово, что я совсем не то, что вы могли обо мне подумать. Никогда ничего даже похожего на то, что случилось, со мной не было, да и не будет больше. На меня точно затмение нашло… Или, вернее, мы оба получили что-то вроде солнечного удара…»

Поручик легко согласился с нею, довёз до пристани, посадил на пароход и при всех поцеловал на палубе.

Легко и беззаботно он возвратился в гостиницу, но номер показался поручику каким-то другим: «Он был ещё полон ею — и пуст. Это было странно!». Поручик «почувствовал такую боль и такую ненужность всей своей дальнейшей жизни без неё, что его охватил ужас, отчаяние». Он поверил, что это был действительно «солнечный удар», но не знал, как ему теперь провести целый день без неё в захолустном городке.

Поручик пошёл на базар, в собор, потом долго кружил по запущенному садику, но нигде не смог найти успокоения и избавления от нового чувства: он «мучительно и восторженно любит её».

Как дико, страшно всё будничное, обычное, когда сердце поражено… этим страшным «солнечным ударом», слишком большой любовью, слишком большим счастьем!

Возвратившись в гостиницу, поручик пообедал. Везде было радостно, а его сердце разрывалось на части. Поручик, «не задумываясь, умер бы завтра, если бы можно было каким-нибудь чудом вернуть её, провести с ней ещё один, нынешний день». Он хотел отправить телеграмму прекрасной незнакомке и уже пошёл на почту, но вспомнил, что знает только город, в котором она живёт. Ни фамилии, ни имени она так и не сказала.

Поручик вернулся в гостиницу совершенно разбитый, лёг на кровать, закрыл глаза, чувствуя, как по щекам катятся слёзы, и наконец уснул.

Проснулся поручик вечером. Вчерашний день и нынешнее утро вспоминались ему как далёкое прошлое. Он встал, умылся, выпил чаю с лимоном, расплатился за номер и поехал к пристани, щедро заплатив извозчику.

Ночью, сидя под навесом на палубе, поручик чувствовал себя «постаревшим на десять лет».