Серый Лютый (Ауэзов)

Материал из Народного Брифли
Перейти к:навигация, поиск
Серый Лютый
Көксерек · 1928 Wikidata.svg
Краткое содержание рассказа
Микропересказ: Мальчик приютил волчонка. Окрепнув, зверь сбежал от людей и охотился в степи. Однажды он хотел напасть на скот, но встретил мальчика, который его вырастил. Не изменив своим инстинктам, он загрыз его.

Курмаш приютил у себя маленького слепого волчонка.

Курмаш (Ауэзов).jpeg
Курмаш — мальчик, приютивший волка.

К середине лета волчонок окреп и подрос, деревенские псы невзлюбили его. Волчонок был прожорлив, он воровал варенное мясо и шкуры, за что его нередко колотили. Курмаш гордился волчонком, и назвал его «Коксерек» — Серый Лютый.

К концу лета волчонок перерос всех деревенских собак. Не чувствуя сытости, по ночам он стал уходить в степь, на охоту. Вскоре жизнь среди людей стала для него неволей, и он ушёл.

Зимой он сблизился с волчицей, вместе они задирали домашний скот, а весной у них появился выводок. Но однажды волчат забрали жители местного села, оставив одного волчонка с перебитыми лапами. Вскоре волчицу убили. Серый Лютый прибавил в силе и летом начал охотился на лошадей. Зимой он нашёл волчью стаю и стал охотится с ними.

Вскоре Серый Лютый сломал шею старому вожаку, занял его место и стал водить стаю на охоту. Встретив однажды всадника на верблюде, он пустился вслед за ним. Всадник прострелил ему лапу, но он успел скрыться за косогором.

Волчья стая ушла дальше. Серый Лютый голодал неделю. Он отощал и ослаб, но вскоре рана зажила. Голодный, он направился к аулу, в котором вырос. Учуяв овец, он встретил чабана. Это был Курмаш, он узнал Серого Лютого и не подпускал волка к овцам.

Курмаш бросил дубинку и попал по больной лапе. Волк схватив дубинку клыками, разломал надвое и бросился на мальчика. Курмаш упал с лошади, ударился затылком о землю и умер, а волк сожрал его.

Вскоре на Серого Лютого устроили облаву и убили его. Труп волка привезли в аул и бросили у юрты Курмаша

…старая бабушка опознала Серого Лютого, как и Курмаш, по надорванному уху.
— Коксерек! — вскрикнула старая бабушка, заламывая руки. — Трижды проклятый… Где же твоя совесть? Кровопиец!

За основу пересказа взят перевод А. Пантиелева (М.: Советский писатель, 1965)