Сахарный ребёнок (Громова)

Материал из Народного Брифли
Перейти к:навигация, поиск
Этот пересказ, возможно, скопирован с другого сайта и нарушает авторские права. Если хотите помочь проекту, перепишите его своими словами.
Этот пересказ слишком короткий. Рекомендуемый объём — от 1 до 10 тыс. знаков в зависимости от объёма оригинала. Вы можете помочь, исправив и дополнив этот текст.
Сахарный ребёнок
2013
Краткое содержание романа
Микропересказ: Отца девочки арестовали и услали в Магадан, где он умер. Девочка с мамой попали в ссылку в Киргизию, пережили голод. Вернувшейся в Подмосковье девочке не давали учиться, как дочери врага народа.

Повествование ведётся от лица девочки Стеллы Нудольской.

Маленькая девочка жила счастливой жизнью любимого ребёнка вместе с папой, мамой и няней. Родители всегда находили время на общение с дочерью. По вечерам мама читала ей «удивительные истории из жизни разных богов, героев, волшебников», а папа на ходу сочинял смешные сказки.

Родители оба работали, и работали много. Но когда они были дома, а я ещё не спала, казалось, что всё их время принадлежало мне.

Дочка родилась крошечной, раньше положенного срока, и родители долго называли её «Мосявка, Буба или как-нибудь ещё». Лишь спустя время определились с именем, назвав её Стелла — «что на латыни значит „Звезда“», а в сокращенном варианте — Эля.

С ранних лет Элю обучали языкам, и вскоре она в равной степени прекрасно владела русским, французским и немецким. Отец учил дочку быть «настоящим человеком» — уметь терпеть, самостоятельно решать свои проблемы, никогда и никого не бояться. Важной частью жизни Стеллы были книги. Родители покупали их в большом количестве, и «каждую новую книжку читали все вместе вслух».

В ночь «с 13 на 14 февраля 1936 года, арестовали и увезли папу», и жизнь пятилетней Стеллы навсегда изменилась. Отца отправили на Колыму, и «в доме стало тихо: перестали приходить гости, замолчал телефон».

Спустя год Юлию Нудольскую с дочерью отправили в ссылку в Киргизию. Лагерная жизнь оказалась тяжёлым испытанием — Стелле наловчилась помогать матери, выполнявшей очень тяжёлую физическую работу. На «память» о том времени у девочки остались «сломанные кости носа и челюсти», глубокие шрамы на лице и теле.

Спустя время Юлия устроилась на работу, ей выделили крошечную комнатку. Стелла быстро подружилась с местными ребятишками. С лёгкой руки одного киргиза её стали звать «кант бала — сахарный ребёнок».

Затем началась Великая Отечественная война, отголоски которой доносились и в те далёкие края. Вместе с ней пришёл и голод. Люди выживали, как могли, дети собирали на поле колоски пшеницы, оброненные после жатвы.

После окончания войны Нудольским разрешили поселиться в Подмосковье. Стелла пошла в десятый класс. Она была блестящей ученицей, но учителя намеренно занижали девочке оценки, учитывая её сомнительное прошлое. Стелла мечтала поступить в институт иностранных языков, но «с плохими анкетными данными» туда не брали. Так Стелла стала студенткой сельскохозяйственного техникума.

Таких как я,… берут только в те институты, после которых выпускник должен ехать… в какой-нибудь медвежий угол на тяжёлую работу… С такими как я боятся водить дружбу молодые люди из «приличных» семей.

Уже после смерти Сталина Юлия Нудольская получила «справку со словами „реабилитирована за отсутствием состава преступления“». Ей удалось узнать, что муж «умер в магаданском лагере в 1940 году».