Роксолана (Назарук)

Материал из Народного Брифли
Перейти к:навигация, поиск
Роксолана
Роксоляна · 1930
Краткое содержание романа

В горячий летний вечер 1518 года купец ехал женить своего сына Стефана на дочери священника, красавице Насте. Родители жениха были не рады небогатым родственникам, а тем не нравился жених — «лавочник», но молодые любили друг друга, и родным пришлось смириться.

Перед свадьбой Настя обратилась к гадалке, чтобы та погадала ей на будущее. Молодая цыганка нагадала, что будет две свадьбы и один человек в жемчугах и шелках, с руками в крови.

Во время венчания на церковь налетели татары, побили и сожгли всех, а Настю и Стефана взяли в плен. Утром татарский обоз двинулся на восток. Девушек держали отдельно, тех, кто не мог идти, везли на подводе, больных мужчин убивали. Настенька шла и молилась. Среди пленниц она казалась самой спокойной, поэтому стража говорила о ней: «Хуррем!» — «спокойная».

Девушка не могла есть татарские блюда из муки и лошадиной крови, поэтому быстро ослабла. Её высекли плетьми и бросили на телегу. Настя думала, что если бы послушалась матери и ушла в монахини, то её не постигла бы такая судьба — татары не трогают «невест Бога».

Ночью на татарский обоз напали казаки. Им удалось отбить пленных мужчин, многие из которых при этом погибли.

Наконец татарский обоз с оставшимися пленниками дошёл до Крыма. Настенька впервые увидела море. На следующий день в лагерь стали приходить купцы, присматриваться к «живому товару».

Девушку выкупил старый турок, купец Ибрагим, со своим армянским компаньоном. Они увидели необычайную красоту Насти и решили подкормить её, дать отдохнуть, а потом продать богатому господину в Кафе, где за день продавалось до 30000 невольников и невольниц. Некоторых невольников выкупали отцы тринитарии из местной христианской церкви.

Ибрагим и армянин сдали Настю в специальную школу для невольниц, где девушку вымыли и красиво одели. «Опекуны» даже не узнали её сначала и остались очень довольны результатом.

Среди невольниц были и украинки. Настя присоседилась к ним, повеселела. Девушки рассказали ей о невольничьей жизни. Тех, кто имеет красную ленту, сразу не продают, и иногда они успевают дождаться родственников с выкупом. За непослушание здесь бьют. Некрасивых девушек покупают для чёрной работы, а красавиц учат считать, читать и писать по-турецки, чтобы продать в гарем какого-нибудь богача.

Настенька решила хорошо учиться — в этом, возможно, было её спасение. Она расспрашивала обо всём учителей и товарок, жадно рвалась к знаниям. Кроме грамоты, девушек учили, как вести себя с мужчинами — молодыми и старыми.

Настенька заметила разницу между учителями. Абдуллага верил только в Аллаха и султана. Этот добрый, приятный человек напоминал вола в упряжке, что ходит по кругу. Итальянец Риччи ценил силу человеческой мысли, изобретательности и труда, оптимизма. Особенно девушку поразил рассказ учителя о том, что на Западе женщины занимаются и торговлей, и наукой, и даже государственными делами. Настенька чувствовала, что учитель не зря так подробно рассказывает ей о заговорах, интригах великих — это имело какую-то тайную цель. И действительно, однажды Риччи предложил ей бежать с ним на Запад. Она была поражена и смогла сказать только, что подумает.

Тем временем жених Стефан собрал выкуп, приехал с польским посольством в Кафу, но Настеньку найти не смог.

Прошло два года. Однажды из окна своей комнаты Настя увидела турецкие галеры и услышала крики. Умер старый султан, и на престол вступает молодой Сулейман, который, по предсказаниям, будет величайшим из султанов. Было пророчество и о его жене — чужачке с большим умом и большой гордостью, что принесёт много добра и много бед во все земли Халифа.

Всех девушек из школы повезли на рынок в Царьград. Подруг Насти продавали одну за другой, и она со слезами прощалась с ними. Наконец, ощупав как вещь, купили и Настеньку. Чёрные слуги привели её в богатый дом. Оказалось, что попала она служанкой в гарем самого султана.

Настеньку выбрала себе одна из одалисок султана, и уже на второй день та начала познавать жизнь большого гарема, его обычаи, зависть, интриги и ненависть. Султанские женщины, одалиски и служанки говорили только о молодом Сулеймане. Насти всё это быстро надоело. Она любила гулять по весеннему саду, наполненному благоуханием разноцветных цветов. Вскоре девушка приучилась ко всякой работы и даже к тихому, бесцельному сидению в прихожей своей госпожи.

Однажды вечером великий визирь сообщил Настиной госпоже, что её посетит султан. Одалиска оживилась, надела лучшие одежды, украшения, окропилась дорогими благовониями. Слугам приказали стоять у дверей и не смотреть в глаза султану, когда тот пройдёт мимо. Насте было интересно увидеть человека, перед которым дрожали даже дикие татарские орды, что уничтожали её край. Сердце девушки беспокойно забилось. Она скромно встала у двери и взглянула на султана лишь раз. А он остановился, долго на неё смотрел, а потом приказал идти за ним. Настенька ушла, сопровождаемая злыми взглядами своей госпожи и завистью других наложниц.

Сулейман оказался стройным, высоким мужчиной с чёрными блестящими глазами, матово-бледным лицом, орлиным носом и тонкими губами. В его взгляде светились спокойствие и разум.

Султан заметил испуг Насти и сказал, что теперь она не должна возвращаться к своей госпожи — она сама станет госпожой. Настенька осмелилась сказать, что Коран запрещает мусульманам спать с невольницами против их воли. Сулейман удивился, что невольница хорошо знает Коран и не боится говорить ему такие вещи. Он начал расспрашивать Настеньку, кто она и откуда, а затем предложил стать его одалискою, но девушка сказала, что отдаваться можно только любимому.

Снова удивился султан, ведь любая девушка из его империи сочла бы это за счастье и не посмела бы отказать, а тут какая-то чужестранка, рабыня… Чем же он может ей понравиться? Девушка ответила, что ей понравиться только мужчина, который не думает, что имеет право делать с ней, что захочет. Сулейманом завладели гнев и любопытство. Он сказал, что может взять её в гарем как невольницу. «Тогда ты получишь только служанку», — ответила Настенька. Султан предложил ей власть над его дворцом, но она ответила, что хочет власти над всеми его землями. Сулейман был поражён и заинтригованный, а Настенька почувствовала, что начала первый бой с могущественным султаном.

После неожиданного знакомства с властелином Востока Настя возвратилась в гарем и почувствовала на себе любопытные, завистливые и полные ненависти взгляды. Теперь ей кланялись не только слуги, но и господа. Великий визирь лично поселил её в новых, красиво убранных комнатах, угадывая при этом каждую мысль смущённой девушки.

Утром Насте показалось, что всё произошедшее — лишь сон. Но затем девушка увидела прекрасные комнаты, одежду, духи, своих служанок. Султан тоже встал с мыслью о чужачке-невольнице. Она напоминала ему мать, единственную женщину в мире, которая решалась говорить ему правду в глаза, быть и ласковой, и твёрдой одновременно.

Сулейман не знал, что делать, ведь чужестранка — христианка. Он решил посоветоваться с учёным Мугеддином. Тот предложил обратиться к монаху, который принял магометанство, чтобы он уговорил прекрасную чужачку принять веру Магомета.

Бывший отец Иоанн рассказал Насте о Матери Божией Вратарнице, изображённой на Иверской иконе, которая хранится на святом Афоне. По легенде, Вратарница ходит босиком по камням и прощает людей, которые покаялись. Девушка спросила, все ли грехи прощаются. Бывший монах ответил, что все, кроме греха против мужа. Тогда Настя сказала, что это — грех против одного человека, а как же тогда можно простить грех против целого народа, против веры. И решила ехать сама к Матери Божьей Вратарнице спросить совета, хотя женщин издавна не пускали на святой Афон.

Султан уже знал о желании Насти Хуррем, но подумал, что не будет его удовлетворять. Когда он пришёл к ней, то был поражён её красотой и спокойным достоинством. Девушка всё больше напоминала ему мать. Султану показалось, что слуги кланяются больше ей, чем ему, властителю трёх миров.

Они вышли в тихий парк. Молодая Эль Хуррем поняла, что именно сейчас решается, останется ли она пленницей или станет самой могущественной царицей мира. Султан спросил, что бы сделала Хуррем, если бы стала обладательницей всех его земель. Настя ответила, что построила 6ы кухню для бедных, больницу, баню, школу, библиотеку, караван-сарай для путников и чужаков. Сулейман изумился уму девушки, достойному султанши, её доброму сердцу.

Таких разговоров султан не вёл ни с одной из женщин, и это его интриговало. Хуррем вспомнила свой первый разговор с султаном о том, что она хочет все его владения, и е стало стыдно. Сулейман же хотел что-то сделать для Насти и разрешил ей ехать куда угодно, при условии, что она вернётся. Молодая рабыня понимала, на какую жертву он идёт, и отказывалась, а султан настаивал.

Обоих захватила волна любви и счастья. Они побежали на берег моря и попросили у рыбаков пищи. Никогда ещё султан не завтракал так, как сегодня, со своей возлюбленной. Когда Сулейман спросил Настеньку, какой подарок она хотела бы получить завтра, та попросила, чтобы во дворец привезли её учителя Абдуллага, который мог бы её ещё многому научить.

А в это время бывшие владельцы Насти хотели с ней увидеться, чтобы получить полезную для себя информацию, но их выгнали из дворца, сказав, что скоро свадьба падишаха с Роксоляной Хуррем. Узнав, что султан велел разыскать учителя Абллага, купец Ибрагим сперва испугался и хотел бежать от возможного гнева султана, но потом решил пойти во дворец и сказать, где Абдуллаг.

Утром султанские галеры с Настей и Сулейманом на борту прибыли на Святую гору. Настенька услышала колокола, увидела деревья, которые напомнили ей родную землю. Настя встретила монаха-отступника, который представил её как любимого сына султана, и выяснила, что в монастыре не знают о его отступничество. Девушка любовалась красотой Афонской горы, расспрашивала, кто основал на ней святую обитель. Старец рассказал легенду о Божией Матери Вратарнице, и в Насте пробудились странные чувства. Она спросила, почему турки имеют власть во многих землях, а христиане — нет. Старец ответил, что у христиан не было верности, и никто из них не сопротивлялся злым поступкам.

Вечером они прибыли в Иверскую обитель на другом склоне горы. Заночевали в кельях. Настя почувствовала, как её сердцем овладевает любовь к Сулейману. Она не выдержала, вышла на двор. Насте хотелось побыть ближе к иконе, хоть и ждала она каждое мгновение окрика, что женщинам здесь нельзя. Девушка стала молиться, просить советы. Вышел и Сулейман. Дождался, пока Хуррем кончит молитву, и позвал её прогуляться берегом моря.

У Насти в душе боролись любовь и вера. Вдруг подул ветер, идти стало опасно. Султан закутал Настю в свой кафтан и стал молиться. Грянул гром, начался ливень. Настя дрожала от холода, но вернула кафтан Сулейману, чтобы не подвергнуть опасности его здоровье, и чтобы люди не подумали лишнего.

Гарем забеспокоился и воспылал лютой ненавистью, узнав, что султан едет со своей пленницей, которой подарил жемчужную диадему. Вечером Насте подбросили собачку с крестом на спине и надписью: «Твой калым». Сулейман, впервые увидев слёзы Хуррем, пообещал строго наказать обидчиков. Утром наказали двух евнухов и одалиску. Настя пошла к султану, хотя вход в селямлику (мужскую половину) женщинам запрещён, и попросила помиловать трёх своих обидчиков.

Пылая от страсти, Сулейман засыпал Хуррем драгоценностям. Вскоре Настя перестала быть рабыней — султан послал двух учёных известить, что дарит ей волю. В ответ Настя согласилась принять магометанство. Ученые настаивали, чтобы Хуррем приняла обычай закрывать лицо перед чужаками, но девушка возразила, что об этом ничего не говорится в Коране, и подчеркнула, что Коран советует брать только одну жену. Учёные испугались, что Хуррем будет бороться с целым гаремом, посеет смуту в городе и в государстве.

Готовясь к свадьбе, Настенька переживала, правильно ли делает, что меняет веру, но любовь победила все чувства. Свадьба была шумной, с богатыми подарками. Султан отпустил на волу много украинских рабынь, что стало для Насти лучшим подарком.

Прошло время, дервиши объявили, что когда одна из женщин султана родит сына в годовщину обретения Стамбула, то сын будет первым среди детей султанской крови. Именно в этот день Хуррем родила сына и тут же тайком окрестила его.

На праздник обрезания Селима (Стефана, как назвала сына Хуррем) прибыло много почетных гостей. Давали спектакли для народа — показательные бои, танцы на канатах. Продолжалось это три недели. Потом начались приёмы послов, учёных и просителей, которые скоро надоели Хуррем.

Однажды к Насте явился Агмет-баша и потребовал большую сумму денег за то, что сохранит тайну крещения её сына. Хуррем очень испугалась и решила действовать, хотя и не хотела, чтобы на её руках была кровь. Она пошла в зал Совета Большого Дивана, расплакалась и попросила наказать Агмеда-башу и Гассана, которые её оболгали. Тех казнили, даже не выслушав перед смертью.

Предсказание о великой султанше Мисафир сбывались. Эль Хуррем сумела стать единственной женой султана. Сулейман дал ей денег на постройку величественной мечети. Она руководила всем во дворце, даже побывала на кухне.

По пятницам Роксолана выезжала в мечеть в золотой карете, а вдоль её пути стояла в два ряда убогая беднота, прося милостыни. Однажды к ней бросилась бедная женщина. Это была мать Насти. Роксолана взяла её к себе во дворец, расспросила обо всём и была очень рада. Известие о том, что султанша не стала чураться своей убогой матери, увеличило её авторитет в империи.

Тысячи людей обращались к Роксолане за помощью, за справедливостью, и она с помощниками пыталась во всём разобраться. Султан всё больше любил Эль Хуррем, советовался с ней, ни в чём не отказывал.

Уходя на священную войну Джихад, Сулейман оставил жену наместницей в Стамбуле. Тогда Роксолана узнала, что есть вещи страшнее войны — мятеж в войске, и что Сулейману пришлось потопить в крови один такой бунт при вступлении на престол.

Вскоре у султанши родились сын Баязед и дочь Мирмаг. Настю постоянно мучила мысль, что по законам османов преемником султана может стать лишь первородный сын от первой жены, то есть Мустафа, а не её сын. Она искала способ обойти этот закон.

Эль Хуррем отправилась в паломничество (хадж) к гробу Пророка, преодолела огромные трудности, показала чудеса выносливости и мужества. В святой пещере она встретила дервиша, который рассказал ей о её будущем. Роксолане предсказали, что первородного сына Мустафу она устранит руками отца с помощью фальшивых писем, Селим станет преемником, а Баязед выступит с мятежом против отца и будет им наказан.