Редкий фотографический аппарат (Грин)

Материал из Народного Брифли
Перейти к:навигация, поиск
Редкий фотографический аппарат
1914
Краткое содержание рассказа
Микропересказ: Необычная отметка на шее преступника оказывается доказательством в деле о одном убийстве.

За Зурбаганом, в голой степи, стояла каменная статуя, изображающая сидящую женщину с поднятыми вверх руками и глазами, опущенными к земле. Никто из жителей Зурбагана не мог указать происхождения этой статуи и не знал, кого изображает она. Жители прозвали статую «Ленивой Матерью» и с суеверным страхом обходили её.

Смеркалось, старый рудокоп Энох вышел за границу степи, окружающей Зурбаган. В рудниках он заработал около двух тысяч рублей. Началась гроза, сверкала молния. Энох, промокший насквозь, бежал к «Ленивой Матери». Достигнув подножия статуи, рудокоп увидел, что меж ногами идола сидит, как в будке, плохо одетый человек.

Энох не испугался, поскольку у него в кармане был револьвер. Он немного рассказал незнакомцу о своей работе, намекнув на всякий случай, что он охотник, но незнакомец был неразговорчив. Энох уже решил уйти от статуи, когда незнакомец внезапно выстрелил рудокопу в спину.

Незнакомцем был преступник по имени Бартон. На кожаном ремне Эноха он нашёл спрятанные деньги. Когда Бартон с руками, полными денег, решил удалится, его ударила сильная молния. Придя в себя, преступник направился в Зурбаган.

К вечеру следующего дня в одну из Зурбаганских больниц доставили пьяного, сильно израненного ножами в драке человека. Его звали Бартон. Преступник сказал, что устроил поножовщину, когда его друзья стали насмехаться над ним в баре.

Доктор осмотрел шею Бартона и увидел синее пятно, похожее на синяк. Приблизив к нему сильную лупу, доктор увидел интересную вещь. На белой полоске кожи ясно обозначался рисунок синего цвета, похожий на старинные фотографии; контуры его походили на статую «Ленивой Матери», возле ног которой лежал человек.

Вскоре явился вызванный в больницу начальник полиции. Доктор объяснил ему, что молния иногда способна фотографировать окружающие предметы, и такой фотоснимок на шее Бартона вышел весьма удачный.

— Надеюсь, — сказал чиновник, — что этих ручных кандалов, что у меня в руках, не снять даже молнии. Я иду надеть их на негатив.