Проблемы древнерусской литературы и истории культуры (Лихачёв)

Материал из Народного Брифли
Перейти к:навигация, поиск
Проблемы древнерусской литературы и истории культуры
 · 1989
Краткое содержание статьи
Микропересказ: Творческий вечер академика, историка культуры, литературоведа

Мои предки по линии матери — купцы-старообрядцы, они давно поселились в Петербурге. Мать тогда уже была единоверкой, от старообрядчества отошла. Отец был из семьи почётных потомственных граждан Петербурга. Им издавна принадлежали золотошвейные мастерские. Отец не захотел быть купцом и стал инженером-электриком. Вся наша семья состояла из инженеров-электриков. Отец очень обиделся, когда я пошёл по гуманитарной линии. Жили мы всегда под Петербургом, в Куоккале, где селилась мало зарабатывающая интеллигенция.

Я кончил Ленинградский университет и всю жизнь живу в Ленинграде. Сферой своих исследований я выбрал древнерусскую литературу.

В те времена, в 23-м году, древнерусская литература изучалась книжно, очень узким кругом специалистов. Западноевропейское средневековье изучалось гораздо более передовыми методами, чем древнерусская литература. Углублённое изучение древнерусской литературы даёт очень многое для понимания первых семи веков русской культуры, для понимания культур других народов. В старой гимназии древнерусской литературе уделяли больше места, чем на современных филологических факультетах.

Общую интеллигентность дают главным образом гуманитарные науки, потому что искусство основано на интуиции. Без интуиции не могут обойтись и науки. Математики не случайно любят музыку. Пушкин, Лермонтов, Достоевский были замечательными художниками.

Центр культуры, основной наш культурный фонд — библиотеки Если не будет хороших библиотек никакое высшее образование ничего не даст. Очень важно сохранить культурные памятники. Нужна память, культурная среда, чтобы в этой культурной среде вырастало творчество будущего.

Меня чрезвычайно волнуют вопросы научной этики и научной морали. В частности, в связи с проблемой проекта поворота части стока северных рек на юг.

«Слово о полку Игореве» не принадлежит к одному жанру. Оно принадлежит очень важному процессу жанрообразования. Лев Толстой не ценил «Слово о полку Игореве». Дело заключается в особенностях эстетики Толстого.

У каждого человека есть книги, которые он, особенно в старости, любит перечитывать. «Войну и мир» я перечитываю без конца. А «Воскресение» меня почему-то не тянет перечитывать второй раз.

Литература может перевернуть мир, именно идейная литература, стоящая на широких и прочных общественных позициях.