От первых проталин до первой грозы

Материал из Народный Брифли
Перейти к:навигация, поиск
Этот пересказ опубликован на Брифли.


От первых проталин до первой грозы
Краткое содержание повести. 1964.
Микропересказ: Девятилетний мальчик проживает год своей жизни, в течение которого сталкивается с подлостью, добротой, жадностью, щедростью, смертью и быстро взрослеет.

Повесть основана на биографии автора. Действие происходит в начале XX века, до Октябрьской Социалистической революции. Повествование ведётся от лица девятилетнего мальчика Юры.

Юра был совсем маленьким, когда его мама вышла замуж за врача Алексея Михайловича и поселилась «в крошечном уездном городке Чернь, Тульской губернии», больше похожем на деревню. У Алексея Михайловича это был второй брак. Сын от первого брака, Серёжа, жил с ним, а дочь Наташа — с матерью в Москве.

С раннего детства Юра звал отчима Михалычем. Этот толстый, весёлый человек был «первым другом и наставником» мальчиков. Он научил их рыбачить, охотиться и пробудил в детях любовь к природе. Благодаря Михалычу Юра стал натуралистом-исследователем.

Главной в семье была Юрина мама Надежда. Она часто ругала мужа за детские проделки, Михалыч делал вид, что боится её, и называл жену «грозным домашним начальством». На самом деле Надежда была маленькой, полной и добродушной женщиной. Она лечила пациентов Михалыча разговорами, вела хозяйство вместе с помощницей — строгой тёткой Дарьей, и ухаживала за животными, которых Юра притаскивал домой.

Михалыч был замечательным врачом. Только повзрослев, Юра понял, какие сложные операции проводил отчим в маленькой провинциальной больнице. К Михалычу привозили больных со всего уезда, и он лечил от всех болезней, но больше всего любил хирургию.

Окрестные помещики постоянно приглашали его в свои имения, но Михалыч не любил заниматься частной практикой — «разъезжать по знатным барынькам» и лечить насморк. Этим занимался фельдшер и получал хороший доход, тогда как семья доктора жила в съёмном доме. Из-за этого мама часто сердилась на Михалыча, но заставить его «ездить по барынькам» не могла — всю жизнь он неуклонно следовал любимой поговорке «всех денег не соберёшь».

Хорошо <…> на свете жить тому, кто жизни радоваться умеет!

Часто по вечерам Михалыч читал мальчикам вслух русских классиков, особенно он любил поэзию. Под влиянием этих чтений Юра решил написать стихи — чем он хуже Некрасова или Пушкина. Со стихами у Юры дело не клеилось, он решил перейти на прозу и написал рассказ об охоте на дикого, кровожадного барсука, который заканчивался кровавой сценой.

Рассказ очень рассмешил Михалыча. Юра понял, что перепутал барсука с барсом, сжёг рассказ в печке и поклялся больше не писать ни стихов, ни прозы.

Михалыч был большим любителем попутешествовать и часто мечтал уехать в какую-нибудь глушь, где будет хорошая охота и рыбалка. Мама не давала ему сделать это, и Юра оставался в Черни, где семья переезжала с квартиры на квартиру. Детство мальчика прошло в небольшом одноэтажном домике со старым, заглохшим садиком. Там Юра играл «в охоту» и наблюдал за приходом весны. Сводному брату Серёже было не до игр — он ходил в школу страшной бабки Лизихи. Это же осенью ожидало и Юру.

Елизавета Александровна Соколова была супругой самого богатого купца в Черни. Её муж Иван Андреевич, благообразный и набожный старичок, жертвовал деньги только на церковь. Его жена, толстая, неряшливая и на редкость уродливая старуха, «больше всего напоминала огромную, разжиревшую и человекообразную обезьяну». В отличие от полуграмотного Ивана Андреевича, она окончила Смольный институт и свободно говорила на нескольких языках. Таких разных супругов объединяла «ненасытная страсть к деньгам и трогательная любовь друг к другу».

Чтобы Елизавета Александровна не скучала, Соколов разрешил ей устроить в их доме небольшую начальную школу. В Черни не было ни гимназии, ни реального училища, и родители с радостью отдавали своих детей в эту школу, где бабка Лизиха, как прозвали её ученики, нещадно избивала своих подопечных толстой деревянной линейкой.

Родной брат Соколова, Василий Андреевич, давно забросил торговлю и «жил на доходы со своего капитала». Осенью и зимой он пропадал на охоте, а всё остальное время сидел у окна и раскладывал пасьянс. Юра часто заходил к нему с Михалычем, с наслаждением слушал рассказы об охоте и считал его самым счастливым человеком на свете.

Завидовал Юра и сыну Василия Андреевича, Коке, стройному юноше в форме студента-лицеиста, который приезжал в Чернь на каникулы. Он курил папиросы, считался лучшим кавалером в городке, охотился вместе с отцом и казался Юре верхом совершенства. Только повзрослев, Юра понял, что эти люди жили скучно и бессмысленно, а Кока был лодырем и недоучкой.

Михалыч был человеком увлекающимся. Он загорался какой-нибудь идеей, тратил на неё деньги из своего небольшого дохода, а потом остывал и увлекался чем-нибудь другим. Мама очень злилась, что Михалыч тратит деньги впустую.

Однажды он выписал из Москвы верстак с набором инструментов, но столярное ремесло Михалычу не далось — он не смог сделать даже полку. Из остатков досок Михалыч с трудом смастерил расправилки для бабочек. Так покупка верстака привела к идее собрать коллекцию насекомых. Начало коллекции было положено в середине апреля, когда появились первые бабочки.

По вечерам Михалыч готовился к охоте на вальдшнепов — набивал патроны и чистил ружьё. Однажды, после первой грозы, Мыхалыч взял Юру на охоту. Умелым охотником он не был, но в тот вечер ему удалось подстрелить одного вальдшнепа.

Вскоре у Юры появилась соседка — хорошенькая девочка Катя, которая приехала в Чернь к своему дяде. Дети подружились и играли «в папу и маму», пока из Москвы не вернулся Серёжа. Увидев более взрослого мальчика, Катя переключилась на него. Во время игры в салки Серёжа запретил открывать окно, чтобы брат не простыл. Юра услышал это и почувствовал себя «каким-то маленьким, ненужным и смешным». На этом и кончилась дружба Юры с первой в его жизни девочкой.

Катю увезли из Черни, Юра помирился с братом и успокоился. Серёжа был старше Юры на два года, и вскоре к их дружбе начало примешиваться «чувство зависти и грустного признания его превосходства». Серёжа вовсю командовал братом и подчёркивал своё старшинство. Он часто рассказывал Юре об ужасах школы кровожадной бабки Лизихи, и мальчик долго не мог уснуть. В мая Серёжа сдал переходные экзамены в гимназию города Серпухова и уехал на всё лето к своей маме. Юра скучал недолго — «наступало лето… самая хлопотливая пора».

Михалыч и Юра увлеклись новым делом — устроили в уголке сада огород «по последнему слову науки». Вскопать грядки им удалось только с помощью тётки Дарьи, которая была уверена, что на огороде ничего не вырастит, «окромя крапивы и лопухов». Зелень на огороде всё же выросла, но её было мало, и Дарья по-прежнему покупала овощи на рынке. Выросшие к осени огурцы оказались ужасно горькими, а потом огород погиб — его объела корова.

Летом приехала Наташа, ставшая взрослой и красивой девушкой. После обеда она вместе с Юрой отправилась навещать Коку Соколова, которого выгнали из лицея за неуспеваемость. Встретившись, они отправились в городской сад, где хитростью отделались от Юры — притворились, что собираются ловить летучих мышей, и отправили мальчика за белой простынёй, на которую мыши должны были слететься.

Когда Юра вернулся в сад с простынёй, молодых людей там уже не было. Он понял, что снова оказался лишним из-за своего юного возраста.

А пока оставалось только одно: опять отойти в сторонку и издали наблюдать за тем, как весело дружат между собой другие, счастливые люди, счастливые тем, что они старше меня.

Наташа всё время проводила с подругами и Кокой. Погостила она недолго, и вскоре вернулась к своей маме.

В доме Юры постоянно появлялись разные животные. Однажды мама купила на базаре зайчонка. Зверёк оказался очень пугливым и прятался даже от толстого и ленивого кота Иваныча. Как раз в это время прибившаяся к дому кошка Мурка потеряла котят. Увидев зайчонка, Мурка приняла его за котёнка и усыновила. Зверёк быстро к ней привык, а кошку удивляло, почему её «сынок» не хочет играть с мышами, которых она ему приносила.

Вскоре к этой компании присоединился галчонок, выпавший из гнезда. У птенца оказался отличный аппетит, и Юра целыми днями собирал для него гусениц и червяков. Галчонок прожил у Юры всё лето, превратился во взрослую галку и осенью улетел на юг.

Однажды Мыхалыч пришёл с работы расстроенный и рассказал, что младшая дочь нищего и многодетного чиновника Иванова заболела воспалением лёгких. Ни кормить, ни лечить девочку Татьянку было не на что.

Мама решила попросить денег на лечение девочки у Соколовых, но жадный Иван Андреевич дал только рубль. Остальные деньги Надежда собрало по подписке у тех, кто победнее. Татьянка поправилась, но этот случай вызвал у Юры «печальные, тревожные» и недетские мысли о бедности, неравенстве и несправедливости.

Мальчик начал внимательней присматриваться к тому, что его окружало. Однажды в их двор зашла нищенка с маленьким сыном. Это были погорельцы, которым никто не хотел помочь отстроиться и обзавестись хозяйством. Надежда накормила их, отдала старую одежду, а Юра подарил нищему ребёнку свою любимую игрушку — плюшевого мишку, первого и последнего «в его бродячем, безрадостном детстве». Этот случай тоже оставил след в памяти Юры — он никак не мог понять, почему никто не хочет помогать этим бедным людям.

Однажды Михалычу пришлось лечить необычного пациента — ручного говорящего скворца со сломанной лапкой. Ветеринар отказался лечить птицу, и хозяин скворца, бедный старый портной Пётр Иванович, принёс его Михалычу.

Через неделю Юра вместе с отчимом отправился проведать скворушку и познакомился с Петром Ивановичем. Его маленький домик оказался полон птиц в клетках, да и сам портной был похож на большую старенькую птицу.

Большой жестокости в том, чтобы держать вольных птиц в клетках, Пётр Иванович не видел — он их кормил, выпускал полетать, и многие питомцы сами к нему возвращались. Юра подружился со стариком, тот подарил ему ручного щегла и взял с собой на ловлю птиц. С тех пор мальчик часто забегал к Петру Ивановичу и помогал ему ухаживать за птицами.

Михалыч не любил откладывать деньги «на чёрный день». Однажды он выиграл в лотерею крупную сумму. Половину мама припрятала, а на остальные деньги Михалыч купил мотоциклет. Он долго изучал его строение, пытался научиться на нём ездить, но строптивый мотоциклет так ему и не подчинился, и Михалыч продал «эту дурацкую машину» за бесценок.

Осенью Юра с родителями ездил в близлежащую деревню за грибами. Однажды хозяин дома, где они оставляли лошадь, попросил у Михалыча помощи — его жена не могла родить. Ребёнок родился здоровым, а доктор получил в награду расшитое полотенце и каравай ароматного хлеба. После этого случая Юра решил стать доктором.

Так в этот день я узнал, что самое великое чудо-появление на свет новой жизни — несёт с собой не только радость, но и страдание.

Однажды Михалычу пришлось отправиться за сорок вёрст, чтобы вылечить от запора дочь старухи-помещицы. В благодарность хозяйка всучила доктору попугая-какаду, причём за клетку Михалыч заплатил.

Попугай Попка оказался ужасной птицей, он дико кричал по утрам и опустошил три яблони в саду, выедая из яблок зёрна и бросая испорченные плоды. Наконец, Надежда не выдержала и отправила Попку назад. Помещица приняла его без особой радости, и деньги за клетку не вернула.

В августе вернулся загорелый и повзрослевший Серёжа. Он показал Юре, что умеет курить, но мальчик не счёл это очень уж заманчивым — какой же он взрослый, если тайком таскает папиросы у отца. Лучше вырасти и курить, никого не стесняясь.

Вскоре в доме Юры появилась собака — Михалыч купил легавого пса Джека для охоты на птиц. Джек оказался очень воспитанным псом, он охотно играл с мальчиками, не трогал живущих в доме животных, считая их «своими», и увлечённо искал дичь на охоте. Он прожил в семье Юры до глубокой старости.

В последние летние дни Михалыч устроил детям сюрприз — купил для них небольшое одноствольное ружьё. Теперь мальчики тоже ходили на охоту и стреляли по очереди. Юра быстро научился стрелять и даже однажды подстрелил вальдшнепа. Из убитой Серёжей галки Михалыч попытался сделать чучело, но оно вышло таким страшным, что его засунули подальше на шкаф.

Первого сентября Юра пошёл в школу и близко познакомился с педагогическими методами бабки Лизихи. Елизавета Александровна ничего не объясняла ученикам, обучение основывалось на обычной зубрёжке. Заучивать предметы бабка Лизиха заставляла в полный голос, поэтому в классе всегда было очень шумно.

Юра уже умел читать — с ним занималась мама, но бабка Лизиха считала себя великим мастером обучения и не любила, когда к ней приходили умеющие читать дети. Именно поэтому она постоянно придиралась к сыну учительницы, подготовленному лучше всех в классе. Кроме него, Лизиха невзлюбила Васю Комарова, сына прачки, который учился у неё бесплатно, бедового Кольку, как-то подсыпавшего соли ей в чай, и своего дальнего родственника Бориса, сына владельца городской булочной.

Провинившихся бабка Лизиха лупила линейкой по спине, ставила возле себя «столбом» и заставляла зубрить. Был у неё и любимчик — Митенька, сероглазый, похожий на ангелочка мальчик, врун, ябеда и подлиза. Митенька бесстыдно пользовался шпаргалками, но Лизиха не хотела этого замечать.

Уроки продолжались с девяти до двух, а в пять дети снова возвращались в школу — учить уроки дома бабка Лизиха не разрешала. Юре в классе было очень страшно, но родители не воспринимали его и Серёжины рассказы всерьёз. Михалыч только посмеивался, а мама считала бабку Лизиху святой. Отдохнуть мальчику удавалось только в воскресение, когда купец Соколов, не терпевший гула детских голосов, оставался дома.

Однажды Лизиха попросила Митеньку помочь Васе по математике, но тот не смог объяснить и сунул однокласснику шпаргалку. Вася показал шпаргалку Лизихе и был бит за то, что «оболгал Митеньку». Вскоре в Митеньку бросили камнем и рассекли бровь, а потом спрятали его ботинок в рукав его же пальто. Лизиха выдрала Васю и Кольку, но так и не узнала, кто это сделал.

По воскресеньям Юра по прежнему навещал Петра Ивановича, помогал ему чинить снаряжение для ловли зимних птиц и собирать в лесу ягоды рябины и калины для приманки. Однажды Михалыч решил сам заняться ловлей птиц. Сначала они с Юрой, не без помощи столяра, соорудили большой вольер, поклявшись маме, что убирать его они будут сами.

Как только выпал первый снег, Юра с Петром Иванычем отправились на ловлю и мальчик принёс домой первых обитателей вольеры — парочку снегирей. Потом Юра и Михалыч устроили охоту на птиц в своём саду. Вскоре вольера была полна, но убирала её, конечно же, Надежда.

В школе тем временем произошла «скверная история» — кто-то украл у Лизихи кошелёк. Перед этим Вася просил у одноклассников денег для больной матери, а потом кошелёк нашёлся в кармане его пальто. Лизиха не поверила в Васину невиновность, жестоко избила его и выгнала из школы, хотя Митенька и пытался за него заступиться.

После этого ребята начали относиться к Митеньке лучше, только Колька и Борис упрямо не хотели видеть в нём ничего хорошего и считали, что он просто хотел покрасоваться. После изгнания Васи «козлом отпущения» для Лизихи стал Борис, доставалось ему почти каждый день.

Зимой по пятницам в Черни открывался базар. Елизавета Александровна уходила помогать мужу, оставляя вместо себя молоденькую родственницу. В эти дни ребята валяли дурака, ведь наказание у Лизихи зависело не «от наличия вины», а от суммы выручки.

Вся комната сразу превращалась в коровник, свинарник, птичий двор… во что угодно, но только не в класс.

Однажды в пылу веселья ребята не заметили, что Лизиха вернулась, Борис врезался в неё на полном ходу, и Елизавета Александровна послала радостного Митеньку за сторожем с вожжами — Борьку пороть. Друзья Борис и Колька решили отомстить Митеньке.

На диктанте дети отгораживались друг от друга книгами. Колька заметил, что Митенька списывает диктант с книги, которой от него отгородился, и обратил на это внимание Лизихи. Митенька поклялся, что он взял эту книгу случайно и вовсе не списывал. Немного растерянная Лизиха поверила ему.

Перед Рождественскими праздниками Лизиха решила учить детей танцам. Теперь Юре пришлось приходить в школу и по воскресеньям. Елизавета Александровна взялась лично учить вальсировать толстяка Бориса. Глядя на эту странную пару, Юра вспоминал танец медведя с поросёнком, виденный им в цирке. К счастью, Соколов не одобрил танцев в своём доме, и воскресенья снова освободились.

После разоблачения Митенька начал делать в диктантах множество ошибок, за что его поддразнивал Колька. Однажды во время трудной контрольной Колька вышел в сени «освежиться» и увидел, как Митенька подкладывает в карман его шубки часы бабки Лизихи. Тут Колька догадался, что и кошелёк Васе тоже он подкинул.

Митенька признался во всём, и потрясённая Елизавета Александровна выгнала его из школы. Затем она послала за Васиной матерью, при всём классе попросила у неё прощения и предложила снова учить Васю бесплатно. Женщина извинения приняла, но возвращать сына в школу отказалась и конфет для Васи от Лизихи не взяла.

Наступили долгожданные каникулы. Серёжа уехал к матери в Москву, а Юра с Надеждой доставали коробки с ёлочными украшениями.

Из коробок весело выглядывал какой-то особый мир — мир праздников.

На Рождество родители подарили Юре фотоаппарат со всеми принадлежностями для изготовления фотокарточек, а Пётр Иванович — ручную белку в клетке. На следующий день Михалыч с Юрой попытались сфотографировать Дарью. Женщина собиралась послать снимок родным в деревню и страшно рассердилась, узнав, что фотография не получилась.

Юра был так занят, что навестил Петра Иванович только в конце каникул и обнаружил, что старик болен. Придя к старому портному неделю спустя, мальчик обнаружил, что тот выпустил всех птиц, оставил только ручного скворца.

Михалыч попытался уговорить старика лечь к нему в больницу, но тот отказался. С каждым днём Пётр Иванович всё больше худел — видимо, в его горле росла опухоль, из-за которой он не мог есть. Старик уже не работал и целыми днями лежал в выстуженной избе. Надежда начала каждый день носить ему еду, а потом Дарья взяла отпуск, чтобы скрасить последние дни одинокого старика.

Проводить человека, в последний путь проводить обязательно нужно. Чтобы не заробел, когда Сама за ним придёт…

Юра навещал его каждое воскресенье. Старик бодрился, мечтал, как вместе с мальчиком весной будет ловить перепелов, и угасал. Он попросил мальчика после его смерти взять ручного скворца себе.

Хоронили Петра Ивановича в «по-весеннему тёплый и солнечный» день. Юра шёл за гробом вместе с родителями и тёткой Дарьей и думал, что наступила весна, а ему больше не с кем ловить птиц. Мальчик впервые близко увидел смерть и не мог поверить, что Петра Ивановича больше нет, а мама, Михалыч и он сам тоже когда-нибудь умрут.

В десятую весну своей жизни Юра сильно повзрослел, «как будто вышел из своей уютной детской комнаты и побрёл на поиски новых встреч, новых радостей, разочарований и надежд». Мальчик навсегда простился с детством.