Одна ночь (Быков)

Материал из Народный Брифли
Перейти к:навигация, поиск
Этот пересказ опубликован на Брифли.


Одна ночь
Адна ноч
Краткое содержание рассказа. 1963.
В двух словах: Великая Отечественная война. Русский и немец оказываются заточёнными в подвале. Объединённые общей бедой, герои становятся друзьями, но, освободившись, вновь превращаются во врагов.

Конец Великой Отечественной войны. В захваченном советскими войсками городе внезапно начался авианалёт. Иван Волок, русский солдат, побежал за сержантом, но отстал. Неожиданно перед ним появилось двое немцев. Иван дал беспорядочную автоматную очередь и убил одного из них, второй немец куда-то исчез.

Среди взрывов и падающих зданий Иван увидел раскрытую дверь и забежал в неё. Не заметив ступенек, он оступился и полетел вниз, в подвал.

Немец, которого Иван не успел убить, прятался здесь же, в темноте. Они начали бороться, всеми способами стараясь уничтожить друг друга. Внезапно раздался новый взрыв. Ивана засыпало щебнем и осколками кирпича, он потерял сознание.

Очнувшись, Иван обнаружил, что вход в подвал полностью завалило, а бетонный потолок в углу потрескался, и в трещину проникает тонкий луч света, превращая тьму в полумрак. На миг Ивану показалось, что его противник погиб, но он ошибся — засыпанный осколками камня немец пришёл в себя.

Первым желанием Ивана было убить фашиста, однако «стрелять в беспомощного и больного всё же неловко». Удивляясь самому себе, он помог немцу выбраться из-под завала и отдал ему свой перевязочный пакет, чтобы тот забинтовал раненое колено. Немец был немолод, на его виске виднелся след от осколка — такой же рубец носил Иван на левом боку.

Он видел рядом не какого-нибудь самоуверенного гитлеровца первых дней войны, а пожилого, усталого и, очевидно, немало перестрадавшего человека.

Только немецкая форма не позволяла Ивану забыть, что перед ним враг. Вдвоём они начали разбирать завал, безуспешно пытаясь расшатать бетонную плиту. Вскоре выяснилось, что немец немного говорит по-русски — его научила «русска фрау». Как и Иван, в мирной жизни Фриц Хагеман был столяром, строил дома.

Иван уже не чувствовал к Фрицу враждебность. Теперь его заботило другое — что будет, когда они выберутся из подвала. Кто их встретит наверху — свои или немцы? Если немцы — не лучше ли будет застрелить Фрица прямо сейчас? Но всё изменилось, и убить Иван уже не мог.

Как стрелять в него, если между ними рушилось главное для этого — взаимная ненависть, если вдруг во вражеском мундире предстал перед ним самый обыкновенный человек…

Внезапно наверху послышались голоса, но разобрать, на каком языке говорят, было невозможно. Иван и Фриц затихли. Никто не решился подать голос, опасаясь нарваться на врага. Обоим стало ясно, что выбираться из подвала придётся самостоятельно.

Иван предложил Фрицу добровольно сдаться в плен русским, но тот отказался. В Дрездене у него осталась жена и трое детей. Если Фриц попадёт в русский плен, его семью сошлют в лагеря. Иван тоже вспомнил о жене и двух дочерях, оставшихся в родном колхозе. Немец признался, что ему не нравится эта война, а «Фюрер-шайза!». Но всё же в отношениях Ивана и Фрица осталась напряжённость: каждый из них чувствовал исходящую от другого опасность и боялся выпустить из рук оружие.

Разбирая завал, Иван потревожил каменную плиту, та упала на него и оглушила. Некоторое время Иван провёл в беспамятстве и бреду. Немец заботился о нём — перевязывал разбитую голову и поил просочившейся в подвал водой.

Очнувшись, Иван заметил, что в подвале стало светлее — на месте обрушившейся на него плиты образовалась дыра. Надо выбираться и сдавать немца своим. Между Иваном и Фрицем снова всё изменилось.

Там было только его уставшее, немолодое лицо, подсвеченное тусклым огоньком из зажигалки, — теперь же перед ним сидел немецкий солдат…

Фриц вылез первым и вытащил из дыры Ивана. На улице немца заметили и окликнули свои. Однако Иван не хотел, чтобы этот человек вновь вернулся во вражеский полк, и выстрелил в недавнего союзника и почти друга. Фриц бросил в Ивана гранату, но тот в последний момент успел ещё раз выстрелить, и немец упал.

Осколком гранаты Ивана ранило в плечо. Его начали обстреливать, но мешала поднятая взрывом пыль, и Ивану удалось скрыться в переулке. Он медленно брёл к своим, и ему хотелось «ругаться от боли и тупой несправедливости того, что случилось».