Лёгкие шаги (Каверин)

Материал из Народный Брифли
Перейти к:навигация, поиск
Лёгкие шаги
Краткое содержание сказки. 1962.
В двух словах: Волшебник превращает снежную бабу в Снегурочку. Девочка получается очень доброй, все нуждаются в ней, поэтому весной она не тает, а становится обычной девочкой.

Мальчик Петька, проживающий в сказочном посёлке Немухине, переходил железнодорожные пути, когда увидел странную девочку — она перелетела через рельсы перед самым фонарём электрички. Объяснив это явление научно — обман чувств — он дошёл до Немухина и на улице посёлка встретил ту самую девочку, несмотря на зимний холод одетую в короткое ситцевое платье.

Девочка оказалась странной. Она не знала, что такое «пальто», «луна» и «насморк» и не помнила, где живёт. Девочка рассказала Петьке, что раньше была снежной бабой. День назад мимо неё проходил незнакомый волшебник. Он проворчал, что во дворе и без неё «довольно бабья», и превратил снежную бабу в девочку.

Девочка получилась хорошенькая и очень беленькая. Волшебник дал ей лёгкую походку и длинные чёрные ресницы. Когда она взмахивала ими, Петькино сердце «куда-то с размаху ухало». Петька устроил девочку в холодном дровяном сарае, а сам помчался к знакомому Трубочному Мастеру.

Как известно, обкуренные трубки — самые ценные, поэтому Трубочный Мастер не только вырезал трубки, но и сам обкуривал их, и из его дома вечно валили клубы дыма. Больше всего Трубочный Мастер боялся врачей, которые могли запретить ему курить, и на дощечке у его ворот было написано: «Внимание! Врачам и даже членам Академии медицинских наук вход запрещён».

Петька рассказал Трубочному Мастеру о «морозоустойчивой девочке». Тот, попыхтев трубкой, сказал, что это, наверное, просто Снегурочка, но убедиться в этом можно будет только весной, когда все Снегурочки тают.

Петьке совсем не хотелось, чтобы красивая девочка растаяла, и тогда Трубочный Мастер посоветовал отвести её в Институт Вечного Льда. Директор института, бывший Дед Мороз по фамилии Тулупов, был знакомым Трубочного Мастера, и тот написал ему письмо с просьбой принять морозоустойчивую девочку.

Директор Тулупов был «хорош, но со странностями». Зимой он был свеж и болтлив, а летом — зол и нетерпелив. Тулупов был рад любым чудесам.

Чудеса надо изучать, потому что это — воздух науки.

Девочку поселили в огромном холодильнике, где хранилось множество продуктов, назвали Настей и начали изучать. Прежде всего, следовало установить, действительно ли Настенька была Снегурочкой. Один учёный предположил, что девочка — дальняя родственница Снежного человека, другой решил, что создавший её волшебник — папа Карло.

Настеньке было скучно в холодильнике и ей надоели учёные, «особенно один с синим носом, который всё старался ковырнуть её пальцем». Петька приходил к девочке каждый день, и они подолгу разговаривали.

Однажды утром по радио объявили, что из Института Вечного Льда «пропала девочка по имени Настенька из породы Снегурочек».

Широко известно, что, как только происходит что-нибудь не совсем обыкновенное, сразу же появляются слухи.

В тот же день по Немухину поползли слухи. Первый слух был о Персональном Пенсионере, видевшем девочку, «которая катилась по улице, как на коньках, а потом — раз! — и взлетела». Потом заговорили о ласточке, которая не захотела улетать в жаркие страны, осталась и стала замерзать на лету. Её подхватила Настенька и куда-то понесла.

Третий слух касался Пекаря, который любил называть себя одиноким мужчиной и хвастаться. Именно в его пекарню вбежала девочка с ласточкой в руках, ведь «у Пекаря за пазухой…. тепло, как на Юге».

Но самый интересный слух был о Петькином дяде Косте Лапшине, который в тот же день приехал в Немухин. Дядя Костя, высокий, лохматый, неуклюжий, похожий на Снежного Человека, славился тем, что безошибочно узнавал, кому нужна помощь, и всегда помогал.

Узнав, что Настенька пропала, Костя нырнул в это дело с головой. Они с Петькой поговорили с ласточкой и опросили всех мороженщиц, ведь Снегурочка должна любить мороженное, но поиски были безрезультатны.

Прошла зима. Учёные решили, что Настенька «улетела в холодные страны», но вскоре выяснилось, что всю зиму она прожила у Пекаря. В тот день, когда девочка сунула ему за пазуху замёрзшую ласточку, Пекарь пригласил её на чай и оставил у себя. Он поселил её в самой холодной комнате своего дома и кормил холодцом, окрошкой со льдом и снежками, а Настенька навела в его доме порядок.

Когда девочки успевают научиться шить, мыть и прибирать, неизвестно.

В конце марта у Трубочного Мастера сломался станок для вытачивания трубок. Дядя Костя, взявшийся ему помогать, таскал этот станок по мастерским, и его всюду принимали за точильщика ножей. Дяде Косте очень хотелось закричать: «А вот, кому точить ножи, ножницы?», и, наконец, он не выдержал, закричал.

У Настеньки в это время затупились все ножи. Она услышала крик «точильщика», выглянула из окна, и дядя Костя сразу её узнал. Он рассказал девочке, что Петька боится, как бы она не растаяла, и предложил ей вернуться в холодильник, но Настенька отказалась — она жалела мёртвую рыбу и боялась учёных в шубах и валенках.

Затем Настенька рассказала, что Пекарь ездил в Министерство Вьюг и Метелей, которое занималось Снегурочками, снежными бабами и снежными вершинами, и «отхлопотал» её до апреля. Но апрель наступал совсем скоро, а Пекарь уехал на кулинарные состязания, поэтому дядя Костя сам отправился хлопотать за Настеньку.

От сотрудников Министерства Вьюг и Метелей веяло холодом. Они не пожелали слушать дядю Костю и отправили его в Министерство Арктических Вьюг и Метелей. Дядя Костя туда не поехал, а отправился в Институт Вечного Льда и рассказал директору Тулупову, что Настенька нашлась, но жить в холодильнике не хочет.

Сначала Тулупов, из-за наступления весны пребывавший в мрачном настроении, немного обиделся, но потом смягчился, отправился прямо к министру вьюг и метелей и добыл приказ, разрешавший считать Снегурочку обычной девочкой по имени Снежкова Анастасия Павловна. Секретарь, однако, отказался регистрировать приказ. Тулупов объяснил, что к таким приказам вместо печати прикалывается цветущая веточка Снежной Красавицы, а она в марте не цветёт.

Тихо, боясь, что его заподозрят в добрых чувствах, секретарь посоветовал отправиться к пенсионеру Башлыкову, когда-то служившему в Отделе Узоров на Оконном Стекле, который всю жизнь выращивал снежные деревья. Возможно, у него Снежная Красавица уже цветёт.

Выходя из Министерства, дядя Костя сильно подвернул ногу, а по радио объявили, что завтра ожидается сильный шквал — в Министерстве что-то напутали с мартовскими метелями. К Башлыкову пришлось идти Петьке. Он объяснил пенсионеру, что Настеньке интересно жить, поэтому и следует её спасти, и тот дал ему первую в Советском Союзе цветущую веточку Снежной Красавицы.

Это была самая обыкновенная Снежная Красавица, но ведь, когда смотришь на неё, всегда кажется, что это дерево может расти только в сказках.

Петька подошёл к дому Пекаря, бережно неся перед собой приказ с веточкой, и тут налетел обещанный накануне шквал и вырвал бумагу из Петькиных рук. Он побежал за приказом, «надеясь, что, согласно законам природы, он где-нибудь да опустится на землю». Вслед за ним побежала Настенька под зонтиком от солнца и поковылял дядя Костя. Приказ долетел до Москвы и угодил в печную трубу.

И тут произошло чудесное событие — Настенька, пробежавшая «добрых три километра под тёплым весенним солнцем», не растаяла. Она расплакалась, и её слёзы оказались солёными, хотя у Снегурочек они пресные, как талый снег. Это значило, что Настенька превратилась в обычную девочку.

Учёные решили, что Снегурочка просто привыкла быть обычной девочкой.

Всем известно, как трудно освободиться от привычки, даже очень хорошей.

Но дядя Костя считал, что Настенька не растаяла, потому что была нужна всем — и Пекарю, и ласточке, и Петьке, и ему самому.

Настеньке оформили свидетельство о рождении и устроили её «в школу для взрослых, чтобы она могла работать у Пекаря и учиться». Дядя Костя уехал, и провожать его пришли все, кому он когда-либо помог.

Позже Тулупов удочерил Настеньку, и она пошла работать в Институт Вечного Льда. Петя продолжил с ней встречаться и решил стать гляциологом — изучать свойства природного льда.