Иллюзионист Эйзенхайм (Миллхаузер)

Материал из Народный Брифли
Перейти к:навигация, поиск
В этом пересказе нет блочных цитат. Вы можете помочь проекту, если расставите блочные цитаты. См. руководство по цитированию.


Иллюзионист Эйзенхайм
Eisenheim the Illusionist
Краткое содержание рассказа. 1994.
В двух словах: Популярный и загадочный иллюзионист реализует свой самый не обычный фокус, чтобы исчезнуть на всегда

В последние годы XIX столетия, в империи Габсбургов, искусство фокуса процветало как никогда прежде. В глухих деревушках, на рыночных площадях и в театрах, фокусники, вооружённые своими тщательно продуманными иллюзиями, приводили в восторг публику.

Эйзенхайм, урождённый Эдвард Абрамовитц, родился в Братиславе то ли в 1859, то ли в 1860 году, в еврейской семье. О его детстве мало что известно, а его отец был весьма успешным краснодеревщиком. Эдвард с ранних лет начал работать в магазине своего отца, он хорошо овладел столярным искусством и сам изготавливал достаточно сложные приспособления для фокусов.

Говорят, что случайная встреча с бродячим волшебником положила начало настоящей страсти Эйзенхайма к фокусам. Однажды будучи ребенком, Эдвард увидел человека в чёрной одежде, сидящего под деревом. Человек подозвал его и медленным движением достал у мальчика из уха монету а потом целую пригоршню монет, которая вдруг превратилась в букет роз. Из этого букета человек вытащил бильярдный шар, который превратился в деревянную дудочку, затем незнакомец исчез.

Юный фокусник научился жонглировать и освоил сложные трюки. Например, когда ему было тринадцать лет, он на спор прошёл до Братиславского замка и обратно, удерживая яйцо на соломинке. К двадцати восьми годам Эдвард уже давал представления как иллюзионист.

Одним из ранних и самых успешных трюков Эйзенхайм, было «Таинственное Апельсиновое Дерево». У кого-то из публики одалживали носовой платок и клали его в шкатулку, которую отдавали одному из зрителей. На сцену выносили ящик с маленьким апельсиновым деревом. По взмаху волшебной палочки на дереве появлялись цветы, а затем спелые апельсины, затем из листьев дерева вылетали две бабочки, неся платок. Зритель, открыв шкатулку, обнаруживал, что платок исчез. Со временем Эдвард значительно усовершенствовал этот трюк. Данная иллюзия объяснялась тем, что основывалась на двух отдельных трюках: дерево и бабочки были механические, цветы и фрукты — настоящие, а платок незаметно извлекался при передаче шкатулки зрителю.

В популярном номере «Призрачный Портрет» на затемнённой сцене помещался большой кусок белого холста, Эйзенхайм делал движения правой рукой — и на чистой ткани таинственным образом появлялось изображение, постепенно становясь всё ярче и ярче. Это достигалось с помощью химических реактивов и пульверизатора в рукаве фокусника.

К 1890 году Эйзенхайм стал регулярно включать в свои выступления необычайно оригинальные иллюзии. Например: на сцену ставилось большое зеркало, одного из зрителей приглашали подняться, и осмотреть его со всех сторон. Затем доброволец надевал красный плащ с капюшоном и вставал перед зеркалом. Доброволец в красном плаще делал разные движения руками но отражение в зеркале стояло не подвижно. Вдруг отражение выхватывало нож, било себя в грудь и падало. Призрачная фигура поднималась от лежащего изображения в зеркале и растворялась в темноте. Эта непревзойдённая иллюзия ставила в тупик даже опытных фокусников, которые не могли ее повторить.

К концу последнего десятилетия XIX века Эйзенхайм стал самым знаменитым иллюзионистом своего времени. В эти годы он давал масштабные гастроли по всей Европе.

В 1898 году он открыл в Вене собственный театр, назвав его «Эйзенхаймхаус», то есть «Дом Эйзенхайма». В том же году в Вене появился иллюзионист по имени Бенедетти. В своих трюках он повторял некоторые номера Эйзенхайма. Сам Эйзенхайм, узнав о такой наглости, решил отплатить своему конкуренту. Выступления Бенедетти стали проходить в кривь и вкось, трюки становились явным надувательством, а сам Бенедетти обвинял в саботаже Эйзенхайма. Два дня спустя, на глазах у переполненного зала Бенедетти вошёл в чёрный шкаф, задёрнул за собой занавес — и больше его не видели. Говорили, что Бенедетти просто таким образом сбежал из города.

Вскоре у Эйзенхайма появился ещё один конкурент — баварец Пассауэр. Казалось, что два чародея соревнуются в силе фокуса, их выступления становились все ярче и сложнее. Однажды Пассауэр исполнил трюк: он заставил исчезнуть сначала свою правую руку, потом левую, потом ноги, осталась только голова, парящая перед чёрным занавесом, которая спросила, видел ли его знаменитый конкурент в своей жизни что-либо подобное. В ответ Эйзенхайм, во время одного из своих выступлений заявил, что час Пассауэра пробил.

Последнее выступление Пассауэра было поразительным. Проведя довольно сложный фокус с исчезновением целого ряда предметов, Пассауэр сорвал с лица маску… и под ней оказался Эйзенхайм. Выяснилось что знаменитый иллюзионист всё это время соперничал с самим собой. Зал разразился аплодисментами.

После этого иллюзионист взял длительную паузу и приобрёл виллу на окраине Вены. Он никогда не был женат, хотя молва и приписывала ему романтические связи то с одной, то с другой ассистенткой. Вскоре после переезда в Винервальд он стал ухаживать за Софи Риттер, дочерью местного землевладельца. Ее отец не одобрял занятия Эйзенхайма и был антисемитом. Девушка покинула иллюзиониста, а через месяц вышла замуж за торговца зерном из Граца.

После этого, около года Эйзенхайм вёл отшельническую жизнь в деревенском поместье. Он обустроил там всё по своему вкусу. На лугу за домом он выстроил здание, похожее на длинный сарай, которое прозвали «фабрикой дьявола». В нём чародей держал свои реквизиты: обманные зеркала, живые портреты и волшебные шкатулки. Некоторые пытались проникнуть в «фабрику» и разгадать секреты его трюков, но это не увенчалось успехом.

Первого января 1901 года Эйзенхайм неожиданно вернулся в свою городскую квартиру с видом на Дунай. Через три дня он вновь появился на сцене. Его новые трюки были еще более фантастические, чем все предыдущие. Он стал «материализовывать» из зеркала разные предметы. Вскоре из его зеркал стали появляться духи, которые сильно походили на живых людей. Некоторые медиумы даже говорили, что это не трюки, а реальных души покойных. Люди отчётливо видели эти силуэты мужчин, женщин, детей, с ними можно было разговаривать их даже пытались потрогать, но ладони проходили сквозь бесплотные тела призраков.

Появился слух, что Эйзенхайма собираются арестовать, а его театр закрыть. Шеф полиции Уль (который посещал многие выступления иллюзиониста) в своих записях отмечал, что выступления чародея опасны для публики, они переходят все меры и возбуждают нездоровый интерес.

Вечером 14 февраля 1902 года около десятка полицейских заняли места в зрительном зале Эйзенхаймхауса. Во время выступления, когда на сцене были материализованы духи людей, господин Уль подошёл и заявил, что арестовывает Эйзенхайма. Он попытался взять его за плечо, но рука прошла сквозь тело фокусника. Шестеро полицейских прыгнули на сцену и попытались схватить Эйзенхайма, его тело словно испарялось в воздухе, разрывая последние нити с этим миром. Его неподвижная тёмная фигура дрожала, словно в мареве, и постепенно выцветала, а на лице волшебника оставалось выражение невероятного душевного подъёма. Когда всё кончилось, на сцене, тёмной и пустой, остались только одни полицейские.

Больше Эйзенхайма ни кто не видел. Полиция обыскала его дом и фабрику, но не нашла там ничего, кроме различных реквизитов, которые он использовал для своих выступлений. Народ говорил, что маэстро благополучно покинул этот мир и перешёл в неразрушимое царство тайны и мечты.