Жеребёнок (Шолохов)

Материал из Народного Брифли
Перейти к:навигация, поиск
Этот пересказ опубликован на Брифли.


Жеребёнок
1925 
Краткое содержание рассказа
из цикла «Донские рассказы»
Микропересказ: 1920-е годы, гражданская война. Кобыла красного солдата родила жеребёнка. Малыш мешал воевать, но его пожалели и не убили. Во время переправы солдат спас тонущего жеребёнка, а сам погиб от рук врага.

Названия глав — условные.

Рождение жеребёнка[ред.]

Рыжая кобылица солдата Трофима ожеребилась днём под обстрелом.

Трофим (Шолохов).jpg
Трофим — рядовой солдат конной части Красной Армии, рыжеватый, небритый и усталый мужчина средних лет, в котором гражданская война не успела убить человека.

Разглядывая крошечного жеребёнка на тонких пушистых ножках, Трофим раздумывал, что же с ним делать. Для конной части Красной Армии жеребёнок — обуза.

Жеребёнок остаётся в конной части[ред.]

Вечером Трофим рассказал о случившемся эскадронному, и тот приказал жеребёнка пристрелить.

Эскадронный (Шолохов).jpg
Эскадронный — командир конной части, имя которого в рассказе не упоминается, бывший мастер-ремесленник, жёсткий, но жеребёнка пожалел.

Во время гражданской войны всем коневодам было приказано содержать кобыл и жеребцов отдельно, а Трофим не досмотрел и допустил «подобное распутство». Это же позор на всю Красную Армию.

Утром Трофим отправился выполнять приказ. Проходя мимо эскадронного, он заметил, что тот мастерит половник для вареников — хозяйка, у которой остановились на постой, попросила. Когда-то эскадронный был мастером, а теперь пальцы забыли родное дело, привыкли «к бодрящему холодку револьверной рукоятки».

Трофим подошёл к кобылице с жеребёнком, но винтовка не выстрелила. Оказалось, он забыл её зарядить. Эскадронный посмотрел на сплетённый из хвороста половник, от которого пахло землёй и трудом, и разрешил оставить жеребёнка.

Чёрт с ним! Пущай при матке живёт. Временно и так далее. Кончится война — на нём ещё того… пахать.

Первый бой с появления жеребёнка[ред.]

Месяц спустя конная часть вступила в бой с казачьей сотней. Когда пошли в атаку, Трофим безнадёжно отстал: кобылица стояла и ждала, пока её догонит жеребёнок. Солдат разозлился, сгоряча хотел пристрелить обузу, выпустил в жеребёнка целую обойму патронов, но ни разу не попал — видно, рука дрогнула.

После боя солдаты заночевали в степи. На рассвете к Трофиму подошёл эскадронный и попросил уничтожить жеребёнка. Вид у того уж очень мирный, домашний, и из-за этого у эскадронного во время боя руки дрожали, и врагов рубить он не мог. Трофим промолчал, накрылся шинелью и, «подрагивая от росной сырости», мгновенно уснул.

Солдат спасает жеребёнка и погибает[ред.]

Через Дон конная часть переправлялась в неудобном месте с очень сильным течением, потому что более удобная переправа была занята белыми. Сначала на плоскодонной лодке переправили повозку для пулемёта с прислугой и лошадьми. На середине реки одна из лошадей испугалась, начала бить копытами, чуть не разрушила лодку, и её без жалости пристрелили.

Потом через реку начала переправляться остальная конная часть, солдаты плыли рядом с лошадьми. Жеребёнок сильно отставал, и Трофимова кобылица плыла позади всех. Вдруг жеребёнок попал в сильный водоворот. Трофим услышал его жалобное, как плач ребёнка, ржание и бросился на помощь. В этот момент на правом берегу появились белые и начали обстреливать эскадрон из пулемёта.

Трофиму удалось доплыть до жеребёнка, вытащить его из водоворота и добраться с ним до левого берега. Отдышавшись, солдат поднялся на ноги, и тут командир белых выстрелил ему в спину с правого берега. Трофим упал на песок рядом с жеребёнком, и его «жёсткие посиневшие губы, пять лет не целовавшие детей, улыбались и пенились кровью».

Вопросы
  • Какие детали делают таким ярким противопоставление хрупкой жизни и отовсюду грозящей неминуемой смерти?
  • Отметьте нелитературные слова и формы слов. Какие из них являются диалектными, принадлежат к донским говорам? Насколько понятны они читателю? Оправданно ли, по вашему мнению, их употребление? Как изменился бы текст, если бы писатель заменил их словами литературного языка?

За основу пересказа взято издание рассказа из собрания сочинений Шолохова в 8 томах (М.: ГИХЛ, 1956).