Мастер и Маргарита (Булгаков) — различия между версиями

Материал из Народный Брифли
Перейти к:навигация, поиск
Строка 1: Строка 1:
{{скопировано|https://www.kritika24.ru/page.php?id=36013}}
+
{{скопировано|url=https://wiki.briefly.ru/index.php?title=Мастер_и_Маргарита_(Булгаков)&action=edit}}  
  
 
{{Пересказ
 
{{Пересказ

Версия 15:06, 27 июля 2019

Этот пересказ, возможно, скопирован с другого сайта и нарушает авторские права. Если хотите помочь проекту, перепишите его своими словами.


Мастер и Маргарита
Краткое содержание романа. 1967.
Микропересказ: Дьявол приезжает в Москву, чтобы устроить весенний бал. Королевой бала он просит стать Маргариту - возлюбленную Мастера-писателя. Взамен дьявол дарит Маргарите и Мастеру счастье вечно быть вместе.

Роман состоит из трёх сюжетных линий, переплетающихся между собой и имеющих общий финал.

Часть первая

В час небывалой жары на Патриарших прудах появились двое. Одним из них был Берлиоз — председатель правления МАССОЛИТа. Вторым — Иван Николаевич Понырев, он же поэт Бездомный. Предметом их беседы служил факт существования Иисуса Христа, который Бездомный обязан был вдребезги разбить в своей поэме. Беседа их была столь интересна, что ею увлёкся иностранец с весьма странной внешностью.

Вступив в дискуссию о существовании высших сил, специалист по чёрной магии, как позже представился иностранец, утверждал, что человек не может отрицать существования Бога. Ведь он сам не в состоянии управлять жизнью миллионов людей, поскольку не в силах распорядиться своей собственной, ибо по природе человек внезапно смертен. В доказательство он предсказал, что сегодня вечером Берлиозу отрежут голову, а Бездомный сойдёт с ума. А потом, совершенно неожиданно, тихо сказал: «Имейте ввиду, что Иисус всё-таки существовал. И не нужно никаких доказательств».

По воле иностранца, Берлиоз и Бездомный перенеслись в великий город Ершалаим и увидели прокуратора Иудеи Понтия Пилата.

Прокуратор в белом плаще с кровавым подбоем восседал на балконе под колоннадой. Острая боль огнем пылала у него в голове. Пред ним стоял арестованный Иешуа Га-Ноцри. Его обвиняли в подстрекательстве народа на бунт и разрушение храма, но тот отвечал, что не желал ничего подобного. Он всего лишь утверждал, что «падет храм старой веры и поднимется новый храм истины».

Суждения Иешуа, его образованность удивили прокуратора. Изумило Понтия Пилата и то, что Га-Ноцри избавил его от боли в голове. Пилату нравился этот человек, да и казнить его было не за что. Но последнее известие, донесенное Иудой из Кириафа о том, что Иешуа оскорблял и императора, разгневало прокуратора.

Страх и малодушие поглотили душу и разум прокуратора. Понтий Пилат боялся, что, отпустив человека, оскорбившего императора, он займёт его место на кресте. Однако, прокуратор всё же надеялся спасти Иешуа. Ведь по закону в честь праздника пасхи Синедрион по требованию фарисеев обязан освободить одного преступника. На их выбор пал на настоящего преступника, калечащего человека физически, а не подрывающего его веру изнутри.

Очнувшимся Берлиозу и Бездомному казалось, что они непосредственно присутствовали на суде. Уже вечерело, и странный иностранец заявил, что собирается остановится в квартире Берлиоза, который умрёт через несколько минут. «Бред» иностранца можно было объяснить только душевной болезнью. Но Берлиоз знал, куда в таких случаях следует звонить.

Подойдя к трамвайной остановке, возле которой Аннушка уже разлила масло, о чём и предупреждал иностранец, Берлиоз поскользнулся, упал и трамвай отрезал ему голову. Иван так и застыл. Опомнившись, он попытался догнать иностранца, удаляющегося в компании кота и какого-то ренегата.

Сколь бы быстро не бежал Бездомный — догнать виновника не представлялось возможным. Чрез несколько кварталов компания исчезла, а ополоумевший Иван, нацепив на себя иконку, со свечой в руке, в кальсонах побежал в дом Грибоедова, где находился МАССОЛИТ, откуда буйного поэта отвезли в дом скорби, где и установлен был диагноз «шизофрения», как и предсказывал иностранец.

Тем временем в квартире № 50, известной, как «нехорошая квартира», директор театра Варьете Степан Лиходеев приходил в себя после сильного похмелья. С трудом открыв глаза, он же побелел от изумления: пред ним сидел человек в чёрном костюме, а рядом стоял умело сервированный стол.

Неизвестный был профессором чёрной магии Воландом, дающим гастроли в Варьете, о чём ещё вчера самим Лиходеевым был подписан контракт, которого директор не помнил. Ошарашенный Степан бросился к телефону, где встретился с человеком, у которого изо рта торчал огромный клык. Обернувшись, он увидел около Воланда громаднейших размеров кота, который залихватски выпивал стопку за стопкой. На мгновенье у директора потемнело в глазах, а потом он оказался в Ялте, на побережье.

В тот момент, когда Стёпа необъясним образом оказался в Ялте, отдохнувший Иван проснулся в белой и чистой комнате, где и встретился с главврачом Стравинским. Он предложил Ивану отдохнуть, обдумать произошедшее.

Однако не всем этим утром удалось выспаться и отдохнуть. Никонор Иванович Босой, председатель жилтоварищества, провёл эту ночь в заботах. Всё утро Босому слали письма с просьбами предоставить освободившуюся половину квартиры. Не зная, где спрятаться, председатель попал в квартиру № 50, где на опечатанной половине покойника обнаружился человек, представившийся переводчиком Коровьевым. Он просил Босого сдать квартирку иностранцу, не желающему жить в гостинице.

Босой сдал квартиру за определённую плату и взятку от переводчика. После необыкновенным образом взятка в рублях превратилась в валюту, и вполне обыкновенным образом по доносу за Босым пришли люди из НКВД. Жильцы дома видели, как уводили бледного председателя, бормочущего что-то себе под нос. Вскоре он тоже оказался в доме скорби.

В то время, как с Никанором Ивановичем приключилась беда, в театре Варьете финдиректор Римский с ума сходил, не зная, куда мог исчезнуть Лиходеев. Внезапно из Ялты пришла телеграмма-молния: «Сегодня половину двенадцатого угрозыск явился шатен ночной сорочке брюках назвался Лиходеевым». И при телеграмме — его подпись. Финдиректор чуть было не сошел с ум, пытаясь понять, как мог Стёпа так быстро попасть в Ялту.

Ошарашенный Римский быстро уложил телеграмму в конверт и отправил её вместе с Варенухой, который пребывал в кабинете, в особые органы, которым следовало разобраться с этой чертовщиной. Однако Варенуха не справился с задачей, к большому сожалению Римского, ибо схвачен был толстяком с кошачьим лицом и разбойником с клыком, унесён в нехорошую квартиру, и отдан, уже к сожалению самого Варенухи, в холодные руки вампира.

А в клинике Стравинского тем временем Ивану, смирившемуся с произошедшим, произошло явление героя. Того самого Мастера, написавшего великий, но не принятый обществом роман о Понтии Пилате. Он вошёл через балкон и нашёл в Иване собеседника.

Бездомный поведал ему свою историю, и Мастер объяснил, что вчера на Патриарших он встретился с самим Сатаной. В ответ же ночной гость рассказал о причине своего появления здесь. История его была трагична и прекрасна одновременно. Герой пережил настоящую любовь к прекрасной женщине по имени Маргарита, с которой судьба столкнула его на Арбатском переулке. Она стала его музой, а плодом их любви — вышедший из-под пера Мастера роман «Понтий Пилат».

Когда роман был закончен, Маргарита уговорила Мастера опубликовать его. Она толкала его на борьбу с жестокими критиками, громившими его творение. Борьба эта сделал его слабым. Мастер заболел, стал бояться одиночества. Время шло, а страх потихоньку разъедал его изнутри. Не выдержав, он сжёг свой роман. Лишь меньшую его часть Маргарите удалось спасти. Она обещала помочь ему.

Зимой, в летнем пальто без пуговиц Мастер пришёл в клинику, ибо ему некуда было идти. Маргариту он решил не беспокоить. Не хотел мучать её своей болезнью. Такова была история Мастера. Иван внимал рассказу, стараясь не проронить ни слова.

В Москве тем временем, в прекрасную тихую летнюю ночь состоялось нашумевшее представление в Варьете — «сеанс черной магии». На нём Воланд дал оценку людям нового времени: «Ну что же, люди как люди. Любят деньги. Ну легкомысленны. И милосердие иногда стучится в их сердца. Квартирный вопрос только испортил их всех».

Чего только не вытворяли на представлении Коровьев с котом Бегемотом: и деньги с потолка сыпались, и дамам бесплатно вещи заграничной марки раздавали. По окончании сеанса Бегемот и Коровьев исчезли, а за ними — и все дамские новшества. Дамам пришлось разбегаться по домам в одних комбинациях. Вот оно, разоблачение людской жажды бесплатного.

А финдиректор тем временем, будучи в своем кабинете, не знал куда и деться, и что делать, ему также не было известно. Когда же крики на улице стихли и кабинет стал пугать безмолвием, Римскому, словно ребёнку, стало страшно. Из-под двери потянуло гниловатой сыростью, и в кабинет ввалился Варенуха, который, как оказалось после, не отбрасывал тени, а, следовательно, был представителем силы человеку непонятной. Он взлетел в воздух, а из окна в кабинет рвалась нагая женщина. Спас финдиректора крик петуха. В одно мгновение исчезла и женщина, и Варенуха. А поседевший Римский покинул театр и отправился чёрт знает куда.

В то время как в Москве дьявольская шайка творила «чудеса», в Ершалаиме была намечена казнь на горе.

Солнце уже снижалось над Лысой горой, и была эта гора оцеплена двойным оцеплением.

Кольца солдат замкнулись, кресты были выставлены, а на них подвешены виновные, обреченные на мучения перед смертью.

Левий Матвей, ученик Иешуа, наблюдал казнь с другой стороны горы. Он проклинал Бога, поносил его за жестокость, упрекал за то, что тот не подарил сыну своему быструю смерть. И вот Бог, наконец, ответил. С моря подул сильный ветер, показались иссиня-чёрные тучи, рассекаемые молниями. Мгновение, и туча пожрала голгофу. Когда же на Лысой горе остались лишь трупы несчастных, Левий Матвей придал Иешуа земле.

Суматошным, непонятным и удивительным был следующий день. Бесследная пропажа администрации Варьете поставила в тупик органы, расследовавшие дело. Прибывший в зрелищную комиссию бухгалтер Варьете был встречен говорящим костюмом, а в филиале люди неустанно и непрестанно пели хором. Наконец добравшись до спокойного места, он сдал деньги в кассу. Но деньги каким-то чудом снова превратились в бумаги зеленого цвета, и бухгалтера тут же арестовали.

Странности творились и в самой квартире № 50, куда приехал дядя покойного Берлиоза. Он намеревался прописаться в квартире племянника, но был выдворен из квартиры рыжим разбойником Азазеллой.

Не повезло и буфетчику театра, явившемуся в «нехорошую квартирку» с жалобой, что вместо розданных вчера «магических червонцев» касса оказалась полна нарезанной бумаги. Дело было поправлено, но уйти без происшествий из квартиры № 50 не вышло. Буфетчику не только расцарапали голову и подменили деньги бумагой, но и сообщили точную дату его смерти.

Часть вторая

Год, который Мастер провёл в доме скорби, Маргарита, горячо любящая его, прожила в мучениях. Но сегодня, в пятницу, она чувствовала, что обязательно случится что-то, что даст знать о нём. И вот теперь, покинув свой дом, она сидела на той самой скамье, на которой когда-то сидела с ним.

Здесь Маргарита встретила Азазелло, рыжего разбойника с клыком, который пригласил её в гости к иностранцу. Иностранец этот мог помочь в поисках Мастера, и страдающая Маргарита согласилась. От Азазелло она получила крем, коим следовало натереться в половину десятого вечера. Крем омолодил Маргариту и дал способность летать, она поняла, что стала ведьмой.

Сделавшись невидимой, Маргарита покинула дом верхом на щётке. По пути ей попался дом Драмлита, в коем проживал губитель Мастера, и Маргарита разгромила его квартиру. После она оказалась за городом, около реки, где состоялось её посвящение. А затем Маргариту привезли в Москву, в ту самую «нехорошую квартиру», где состоялся бал ста королей, на котором Маргарита стояла подле Воланда и принимала гостей.

После бала Маргарите, как водится в праздничную ночь, полагалось одно желание. Она пожелала возвращения Мастера и рукописи романа «Понтий Пилат». Желание её исполнилось. Ночью, когда уставший Мастер дремал, Маргарита принялась за чтение несгораемой рукописи.

В то время, когда темные тучи с грохотом накрыли Голгофу, прокуратор Иудеи находился во дворце. Разговаривая с начальником тайной стражи Афранием, Понтий Пилат намекнул ему, что желает убить Иуду из Кириафа, а деньги, полученные Иудой от Синедриона, подкинуть первосвященнику.

После Пилат разговаривал и с учеником Иешуа, Левием Матвеем. Ученик был непреклонен, он не брал никаких даров. Он намерен был мстить, и объектом мести его был Иуда. Однако в этом он был разочарован, ведь того уже успели убить.

А в Москве тем временем Коровьев и Бегемот мародёрствовали. По их вине сгорел дом Грибоедова, где располагался МАССОЛИТ. Сгорела «нехорошая квартира». Они побывали в валютном магазине, где нашумели прилично. В это время на крыше высокого старого здания сидел Воланд в чёрном одеянии. К нему пришёл Левий Матвей с поручением от Иешуа — он велел дать Мастеру покой.

И вот долгожданное счастье, путь к которому лежал чрез тернии. Маргарита с Мастером тихо беседовали о прошлой ночи, как вдруг в окошко постучал Азазелло. Он угостил обоих вином, которое освободило их души. На улице уже ждали вороные кони, взбивающие копытами землю. Верхом на них Маргарита, Мастер и Азазелло добрались до дома скорби, где ночной гость попрощался с Иваном.

А после они достигли Воробьёвых гор, где уже возвышались три всадника. Попрощавшись с городом, они покинули его навсегда. Они летели высоко над землей, и город исчез. И прибыли они на скалистую землю, где в одиночестве сидел человек в белом плаще с кровавым подбоем.

Мастеру следовало закончить роман. Он прокричал: «Свободен! Свободен! Он тебя ждёт!». Перед сидящим разлилась лунная дорога. И прокуратор пошёл по ней. Там вдали его ждал человек в оборванном хитоне. Он утешал бывшего прокуратора словами, что казни не было.

А Мастер и его подруга отправились по аллее через серебряную речку по каменному мостику. Маргарита что-то шептала Мастеру. Они шли по дорожке. И никто, поверьте, никто больше не помешает их счастью.

Эпилог

Шайка Воланда так и не была поймана. Всё стало как прежде, лишь Ивана Николаевича до сих пор тревожила полная луна. В полнолуние он выходил на Патриаршие, сидел на той самой скамье, а после шёл домой. А во сне видел все тот же сон: лунная дорога, а на ней два человека, спорящих о чём-то.