Тронка, часть 1 (Гончар)

Материал из Народный Брифли
Перейти к:навигация, поиск
Тронка (часть 1)
Краткое содержание романа. 1979.
В двух словах: Взрослые работают в степи, а школьники им помогают.

Глава 1 — Ты летай[править]

Лётчик Петро Горпыщенко приезжает в гости к отцу. Старый пастух показывает ему, из каких деталей состоит посох, и говорит, что в этом году ягнята родились больными и хромыми из-за того, что овец нечем кормить — даже морской травы не всегда хватает, а животные чаще всего её вообще не едят.

Петро замечает, что его сестра-школьница Тоня стала взрослой. Он рассказывает, что летает на сверхзвуковом самолёте. Отец говорит, что специально посадил вокруг дома тополя, которые обычно в степи не растут, чтобы сын не заблудился. Тоня спрашивает брата, как выглядит ракета. Он объясняет, что это такой самолёт без крыльев.

Пастух Корней предлагает Петру убедить начальника полигона Уралова пустить туда овец, а то им негде пастись. Мать говорит, что у Петра гагаринская улыбка. Старая Демидиха утверждает, что она впервые увидела летящий самолёт, когда молотила на панском току. Петро рассказывает, что в первом полёте иногда поют, а иногда плачут. Пастух Демид вспоминает войну. Петро говорит, что даже с высоты видит обветренные лица и рабочие руки пастухов. Корней жалуется, что пастушеская работа трудная, а спецодежду не дают, да и колодец обветшал.

Тоня показывает брату шифровку из точек и тире. Он объясняет, что это морзянка.

«Хорошо, что ты приехал», — услышал брат её шёпот. — «Помоги мне загадку разгадать. Вместе с твоей телеграммой я получила письмо». — Тоня вытащила смятое письмо, показала ему и опять спрятала. — «Оно какое-то странное - одни точки да тире!»

«Это морзянка», — догадался брат. — «Отлично!»

«Разве я просила мне писать?» — обиделась Тоня.

«Шифрованное письмо — тоже наука», — заступился за сестру брат. — «Хочешь прочитать?»

«Хочу!» — вспыхнула Тоня.

«Давай расшифровывать», — говорит брат. Ещё достаточно светло, чтобы прочитать точки и тире. Петро читает эту азбуку свободно, как обычный текст:

«ПИШЕТ ТЕБЕ ТОТ, КТО НА ПРОСТОРАХ ЭФИРА ЗОВЁТ ТЕБЯ ПО ИМЕНИ, ЧТОБЫ ОНО УЛЕТЕЛО НА ДРУГИЕ ПЛАНЕТЫ. НО НЕ ХВАСТАЙСЯ, А БУДЬ ДОГАДЛИВОЙ. Я ВЕЧНО ТВОЙ!»

«Поздравляю!» — весело говорит брат, возвращая ей письмо. — «Теперь сама учи морзянку».

Мать ругает Тоню за то, что вместо экзаменов красуется перед зеркалом. Петро расшифровывает любовное письмо. Отец укладывает лётчика в копну сена. Тоня просит брата рассказать о полётах ночью и в грозу. Он говорит, что, летая над морем, трудно отличить, где настоящие звёзды, а где отражение, и вспоминает один не совсем удачный случай из своей биографии, но рассказывает так, как будто это произошло с его приятелем. Лётчика над горами настигла гроза, он катапультировался из самолёта на большой скорости, повредил руку, вся одежда на нём порвалась, но парашют раскрылся. Потом его подобрали пастухи. Вылечив руку, он продолжал летать, как ни в чём не бывало.

А тем временем отец пасёт стадо в ночной степи, надев шапку с крыльями — чтобы все видели, что его сын-лётчик приехал в гости. Днём Петро положит эту шапку на место.

Глава 2 — Морзянка[править]

На полях чайки уничтожают вредителей, которые поедают зерно. Но, когда жарко, чайкам хочется пить, и они летят к воде. Горпыщенко предлагает главе рабочей компании Лукии Рясной поить чаек в поле. Лукия просит своего сына Виталика сделать поилки. Дети всем классом разрезают старые шины пополам и везут их по степи.

На карте совхоз имеет форму сапога, и председатель Пахом Кирсанович говорит, что это самая настоящая Италия.

Школьники едут на грузовике и поют — кроме новенькой, Лины Яцубы, которая приехала с севера. Лучше всех поёт Тоня, даже не замечая своего возлюбленного Виталика, хотя он постоянно подтягивает её по всем предметам. Виталик увлекается электротехникой, сам сделал радиоприёмник, который ловит чужие станции. Майор Григорий Яцуба, отец Лины, требует, чтобы Виталик повернул антенну на местное радио.

Грицько Шереверя передразнивает Яцубу, на что Лина обижается. Алла Ратушная говорит, что чайкам надо поставить памятник за то, что поедают саранчу. Виталик рассказывает, что чайки живут на Смоляном острове, названном так из-за чёрных бакланов, которые иногда гнездятся там. Однажды учитель биологии, который сидит рядом с водителем, повёл их на этот остров. Один из учеников, Кузьма Осадчий, наступил на змею и заболел, но потом выздоровел и стал выше и сильнее всех в классе.

Выйдя из грузовика, Тоня и Виталик несут колесо и бидон с водой.

Тоня, взяв бидон с водой, отправилась вперёд, а Виталик со своей шиной — вслед за ней. Он несёт эту шину через плечо, как спасательный круг, но и круг не спасает мальчика от волнения, охватившего его, когда они ушли с дороги и остались наедине. Пока он сидел с Тоней в кузове, чувствовал себя за одной партой с ней, а сейчас и слова не находит, смущение сковывает его, краска иногда бросается в лицо. А Тоня, как ни в чём не бывало, всё идёт впереди, дальше между хлебами, только шумят в жестком пырее ворсистые штаны, поверх которых развевается лёгкое ситцевое платье. Тоня поворачивает голову и оглядывается, её блестящие русые волосы собраны в пучок лошадиным хвостом, который, причудливо изгибаясь на затылке, придаёт Тоне сходство с римским воином. Виталик стоит, подавленный. Ему жарко и даже, кажется, душно от её взгляда, словно перед ним не Тоня, а незнакомая девочка, которая критически рассматривает его. Он посмотрел на себя её глазами и увидел свою неказистую фигуру, уши горят, почувствовал, что это дурацкое колесо делает его ещё меньше. Ему кажется, что Тоня блестит чёрными бровями на него с гордостью, будто бы её, с глазами-звездами, удивляет, что это за мальчишка перед ней влез в колесо и стоит, как неприкаянный. Там, где должен стоять какой-нибудь красавец полигонный лейтенант, подавленно стоит этот пацан с соломенным чубом на голове, с маленькими будничными глазами, с худым лицом в пятнах веснушек.

Кто-то сообщает, что в заливе появился старый корабль, и дети идут посмотреть на него. Проходя через курган, учитель предупреждает, что там могут быть окопы, траншеи и мины, оставшиеся с войны. Один фронтовик даже погиб, спасая школьников.

Возвращаясь домой, Виталик думает только о Тоне, хотя помогает учиться не только ей одной. Но она чуть старше всего класса и уже выглядит как взрослая женщина. А Тоня делает вид, что не замечает Виталика. Выйдя из машины, Тоня идёт к сестре, а Виталик навещает друга-студента Сашку Литвиненко, который потерял ногу из-за мины и теперь ходит на костылях. Но это не мешает ему получать награды за рационализаторские предложения в радиотехнике. Сашка рассказывает Виталику, что пробовал связаться с кораблём, но у него ничего не получилось. Виталик переводит разговор на другую тему — во-первых, как ласточки строят гнёзда, чтобы они не падали, а во-вторых, о своей любви к Тоне.

Идя домой, Виталик замечает каменную бабу возле дома старой знахарки Дорошенчихи, матери капитана дальнего плавания. Узнав о корабле, она думает, что это приехал её сын.

Виталик собирается идти в кино, чтобы встретиться там с Тоней, но, увидев её в компании сержантов с полигона, тут же убегает. Дома он слушает радио и вспоминает, как однажды они сидели в кино, взявшись за руки, а теперь, у колеса, эта история повторилась. Но Виталик не знает, что сержанты смотрят кино одни, а Тоня сейчас у сестры Клавы, которая постоянно ссорится с мужем. Увидев, что Виталика нет, она решила, что он занимается техникой, и ушла из кино. Тоня думает про Лукию и капитана Ивана Дорошенко, которых разлучила война, и теперь они живут отдельно.

На следующий день Тоня и Виталик работают на школьном винограднике и выясняют отношения. Виталик рассказывает Тоне, что шифровка, написанная морзянкой, от него.

Глава 3 — Красная торпеда[править]

Возле кошары Горпыщенко находится колодец, ведро в нем красное и необычной формы — оно сделано из старой торпеды.

Необычное красное ведро, сделанное из морской торпеды, издалека видно в степи, как цветок, привлекая к себе взгляды путешественников, и, когда в центре рассказывают новому человеку, как найти в степи кошару знаменитого пастуха Горпыщенко, говорят:

«Там, где колодец с красной торпедой».

Летом вода из торпеды льётся в трубу, пастухи пьют из торпеды, и какой-нибудь приезжий — автомеханик, агроном или зоотехник, который ездит по степи в телеге, специально поворачивает сюда, чтобы напиться. Вода здесь вкусная, сладкая, а не пахнет тухлыми яйцами, как в некоторых других степных колодцах, и в жару не хочется от неё отрываться. Целый день сухие губы, женские и мужские, прижимаются к торпеде, тяжёлое ведро опускается на стальном тросе в тёмный холодный колодец и черпает из него свежую воду.

Старый пастух рассказывает сыну, что этот колодец выкопали чумаки, такие же древние люди, как греки и римляне. Они даже не представляли себе, что современные люди будут летать на самолётах. А для пастуха в жаркой степи нет ничего лучшего, чем колодец. Горпыщенко и Корней постоянно его чистят.

У пастухов трудная работа — одна стрижка овец чего стОит! А маленький сын Демида Михайло не хочет быть пастухом, он собирается летать на луну. Корней жалуется, что климат становится всё более засушливым. Горпыщенко варит кашу, завернув её в куртку.

Мать слушает рассказы Петра о полётах и ничего не понимает. Тоня хочет подрезать себе ресницы, чтобы одноклассницы не завидовали, но отец забирает ножницы и бьёт ее. А так — они с дочерью обычно дружат.

Пастухи предлагают лётчикам выпить, но они отказываются, так как пора улетать. Корней вспоминает, что однажды санитарка лечила ему зубы, да не долечила до конца — уехала в неизвестном направлении. Мать интересуется, не болит ли рука у Петра после той истории. Демид рассказывает о войне. Лётчик Сыробаба говорит, что теперь он летает не на истребителе, а на сельскохозяйственном самолёте. Уралов расхваливает свою маленькую дочь. Перед тем, как уезжать, все лётчики пьют из красной торпеды.

Глава 4 — Лукия, глава рабочей компании[править]

Чтобы не было засухи, бульдозеристы прокладывают в степи канал — искусственную реку. Лукия приезжает туда и проверяет, как они живут и работают. Она в совхозе не главная, но, так как председатель Пахом Кирсанович постоянно болеет, Лукия исполняет его обязанности. Лечиться председатель не любит, тем более что у него работы хватает. А его дети — отрезанный ломоть, не обращают внимания на самочувствие отца, только пьют да гуляют. Но, несмотря на это, председатель их любит.

Особенно он страдает от чёрных бурь. Лукия не понимает, откуда они берутся — может, это радиоактивная пыль от атомных взрывов. Её сын Виталик часто ездит на корабль, разбирая его на запчасти. Он делает не только радиоприёмники, но и телевизионные антенны, а также подтягивает школьников по всем предметам. Лукия воспитывает сына одна, без мужа, который погиб на фронте. Шофер говорит ей, что в совхозе есть «радиосверчок», который передаёт смешные сообщения.

Домики для переселенцев — тоже работа Лукии. Мать и дочь Ткачук жалуются то на соседей, то на Яцубу, который их обыскивает. Вернувшись домой, Лукия видит Виталика на башне антенны для старой Дорошенчихи. А сама знахарка собирает мёд для сына, который скоро приедет.

Приходит Яцуба и говорит Лукии, что Виталик ездит на мотоцикле с девочкой. Лукия отвечает, что Яцуба привык за всеми следить, но это давно уже не в моде.

Виталик рассказывает, что собирается работать на корабле. Лукия вспоминает, как она познакомилась с Дорошенко. У тракториста Мартына Мамайчука родился сын, и их обоих пригласили. Потом у Ивана была своя семья, у Лукии своя, а Мамайчук стал инвалидом-колясочником.

Лукия вспоминает далёкие годы юности, когда она была вместе с капитаном. Правда, это был ещё не капитан, а молодой штурман черноморского флота, и в его приезд у них взошла звезда, которая будет светить Лукии всю жизнь. Лукия помнит, как будто вчера, что её позвали:

«Приходите в рай!»

Рай у степняка — это когда рождается ребёнок, дома людей много, они радуются, зовут гостей. Она пришла к трактористу Мамайчуку и увидела молодого Дорошенко в штурманской форме, с ласковыми голубыми глазами. Она тогда была ещё молодая, только приехала после аграрного техникума, и её пригласили к трактористу, у которого родился сын. Праздновали допоздна, а потом Дорошенко провожал её домой. Никто не думал, что эти вечера будут прощальными. Жизнь у них сложилась по-другому, так как Дорошенко уже был женат, и Лукия встретила войну, будучи замужем. Последнее письмо она получила из Венгрии, что они лежат в грязи у виноградников, вечер, туман, дождь, виднеется скирда венгерской соломы в поле. Эти виноградники, скирду и туман он видел в последний раз, так как писем больше не было. Она родила мальчика Виталика. Теперь он учится в школе. Будущим сына теперь наполнена её жизнь, настоящее счастье для Лукии видеть его молодым и весёлым, а её молодость ушла, как сон, как чудо, даже кажется, было ли это райское гулянье у молодого тракториста Мамайчука, который остался без ног и теперь ездит по совхозу на такой скрипучей коляске, что ухо режет. После войны опять приехал Иван, который стал капитаном дальнего плавания. Теперь он был один, так как вся его семья погибла в море, эвакуируясь на Кавказ, но Лукия не хотела возвращаться в прошлое. Это с живым можно развестись, а не с мёртвым.

Лукия не разрешает Виталику ездить на мотоцикле и смотреть телевизор, пока он не сдаст экзамены. Сама она любит смотреть на коралловую ветку, которую подарил Дорошенко.

А Виталик всё думает о Тоне, как они целовались в винограднике. Без мотоцикла он может только передавать ей любовные сообщения по радио. Но тут опять приходит Яцуба и говорит, что Виталику ещё рано думать о любви, и его передатчик запеленгован. Тогда Лукия ломает передатчик, чтобы Яцуба не забрал его.

Глава 5 — Мамайчуки[править]

Киномеханик Гриня Мамайчук говорит Виталику и Сашке, что им не повезло с радиопередатчиком. Он рассказывает, что родители не могут прокормить детей, которым приходится работать самим, жалуется на бюрократа Яцубу, держащего всех за колючей проволокой.

Виталик и Сашка называют Гриню неуправляемым, бездельником, сменившим множество профессий. А его отца, ветерана войны, до сих пор работающего в тракторной мастерской, они уважают.

Гриня смеется над любовными мечтами Виталика, приводя строки из модных песен и считая его маменькиным сынком. Гриня отращивает бороду из-за того, что в округе до сих пор нет парикмахерской, а сам бриться не любит.

Он едет к птичницам и спрашивает у них о смысле жизни. Они считают, что Грине надо жениться. А он любит зоотехника Тамару, которая всё никак не может бросить своего мужа-пьяницу. Гриня спортсмен, у него есть знакомые на полигоне, но приходится объезжать вокруг, чтобы сторож не ругал.

Сашка смотрит в небо и жалуется Виталику, что на костылях летать невозможно (а как же Мересьев летал без ног?)

Гриня едет в центр, построенный по инициативе Лукии. Там собираются ветераны во главе с его отцом. Мамайчук называет сына сорняком, пустоцветом, который не приносит людям пользы.

В столовой Гриня встречает Тамариного мужа, который всё время пьёт, и официантку Клаву, сестру Тони. Еда там невкусная, и Гриня ещё больше расстраивается. А потом приходит Тамара и забирает мужа. Гриня называет себя дружинником и помогает ему добраться до телеги.

Он встаёт, подходит к технику, осторожно отодвигает Тамару и хватает его одной рукой за загривок, другой железным обхватом за руку, поднимает и ставит на ноги. Техник сразу очнулся, как будто протрезвел:

«Ты что — дружинник?»

«Да, дружинник, ещё с пелёнок», — процедил Гриня сквозь зубы и потащил вялое тело к двери. Техник опёрся об дверь.

«Ты не дружинник», — болтал он, — «нельзя тебе».

Гриню это развеселило, он подмигнул Клаве и Тамаре.

«То есть как это — нельзя? Ты просто не узнал меня с бородой. Перед тобой сын севастопольца, полузащитник твоей родной совхозной команды! Так что извини!»

Он сильно толкнул пьяницу в узкий проход через кухню, и, хоть техник спотыкался и падал, Мамайчук через минуту вытянул испачканного глиной техника во двор. Там его ждала спрятанная от людских глаз Тамарина телега, запряжённая гнедой лошадью.

Потом он идёт к ветеранам, которые рассказывают друг другу о своих фронтовых похождениях. Отец предлагает Грине служить в армии, но он отвечает, что сыну инвалида не положено. А когда старшему Мамайчуку хочется спать, младший везёт его на коляске в свой фургон. И все ветераны довольны.

Глава 6 — Ощущение океана[править]

Совхозная школа имеет два этажа. Скоро там будет последний звонок. Гриня включает музыку, а Кузьма и Виталик занимаются фонарями.

Яцуба доволен, что медаль получит Лина, а не Виталик. На севере он был начальником тюрьмы и не понимал, какие преступники политические, какие уголовные, а кто вообще арестован по ложному донесению. До сих пор Лина по привычке питается только сырой картошкой, так как на севере других витаминов нет. Её мать умерла, и Яцуба женился на бывшей любовнице. Лина с мачехой не очень дружат. Отец жалеет, что назвал дочь Сталиной (нетрудно догадаться, в честь кого), но теперь уже поздно её переименовывать.

Там, на просторах тундры, в суровых тюремных условиях и родились его маленькие дочери. Вырастая, они не знали винограда, не ели яблок, но с детства жевали сырую картошку, в которой тоже есть витамины. А когда Яцуба ушел в отставку и переехал сюда, его любимица Лина даже в южной стране садов и виноградников по привычке жевала сырую картошку, вызывая смех совхозных детей. Ради своей Лины отец готов на любую пытку, ничего для неё не жалеет, дома занимается только её здоровьем и обучением. Девочка не может пожаловаться на свою мачеху-фельдшерицу, которая не противоречит ни Яцубе, ни его дочери. Мачеха Лины услужливая, даже пресмыкается перед ней, но сама она могла бы ругать падчерицу за её упрямство, которым Лина отвечает мачехе за её любовь к отцу — не может им простить, что они познакомились, когда мать была ещё жива и болела. Эту душевную неприступность отец улавливает в глазах Лины вместе с постоянным испугом. Даже в этот вечер, когда её руки трепетно брали аттестат и серебряную медаль, дочь не развеселилась, не успокоилась, не забыла вчерашнего спора с ним. Этот спор начался с мелочи: речь шла о паспорте, и отец приказал дочери переименоваться — полное имя Лины было Сталина. Услышав отцовский приказ о смене имени, Лина-Сталина вспыхнула и набросилась на него:

«Я же не колхоз, который можно переименовать! Раньше надо было думать!»

А действительно, отчего он не подумал? Всё ведь было твёрдым и надёжным, как будто на века. Вот и паспорт надо получать — уже сложности, ты же сам поставил небольшое пятно на её биографию, на все анкеты. Это надо исправить, так как всё, что касается дочери, должно быть чистым, ведь дочерней чистотой он защищает и себя от прошлых тюрем и преступлений, которые мучают его угрызениями совести.

На последний звонок приходят Лукия, Дорошенко, Горпыщенко, Пахом Кирсанович и другие. Яцуба разрешает выпускникам пить спиртное по случаю того, что они уже взрослые. Тоня хочет танцевать с Виталиком.

Яцуба вспоминает свою революционную молодость. Лине стыдно, что, живя среди заключённых, он испортил свой характер и превратился в бюрократа.

Капитан рассказывает о кораблях, мореплавателях и далёких островах. Лукия предлагает учиться на своих ошибках, чтобы не повторять их. Виталик дружит с Дорошенко и тоже хочет стать моряком. Родители Кузьмы поют о том, как у чайки разорили гнездо, а Ивану и Лукии эта песня напоминает их судьбу.

Увидев, что Тоня танцует с учителем, Виталик уходит. Тоне надоедает танцевать, и она тоже уходит за ним. Виталик учит Тоню подтягиваться на перекладине, как когда-то капитан учил Лукию. Потом выпускники идут в степь и встречают рассвет.