Прокляты и убиты. Книга вторая. Плацдарм (Астафьев)

Материал из Народный Брифли
Перейти к:навигация, поиск
Прокляты и убиты. Книга вторая. Плацдарм
Краткое содержание романа. 1995.
В двух словах: Осень 1943 года. Проведя в боях весну и лето, 21-ый стрелковый полк участвует в переправе через Днепр – одном из переломных моментов Великой Отечественной войны.

Проведя весну и лето в боях, 21-ый стрелковый полк в составе передовых частей двух советских фронтов готовился к переправе через Днепр. Первым батальоном командовал капитан Щусь, а первой ротой — лейтенант Яшкин. Шевелев командовал взводом, Хохлак в звании сержанта — отделением. Шестаков стал опытным связистом и получил два ордена Отечественной войны.

После первого боя командующий армией стал держать дивизию Лахонина в резерве. Рындиным полковник Бескапустин дорожил и держал при кухне.

Авдей Кондратьевич Бескапустин — полковник, командует стрелковым полком.

Васконяна оставляли в штабе, но он упорно возвращался в родную роту.

Щуся ранило на Дону, он успел на два месяца съездить в Осипово к своей зазнобе. Старшина Шпатор умер по дороге в Новосибирск. Он хотел, чтобы его похоронили рядом с братьями Снегирёвыми или с Попцовым, но их могил не нашли.

Заместителя командира артиллерийского полка Зарубина с Лахониным связывала странная дружба. Жена Зарубина родила ребёнка от Лахонина, пока муж учился в Москве. Соперники остались друзьями и теперь получали письма от общей жены.

Перед переправой людям не спалось, многие, в том числе и Васконян, предчувствовали свою гибель и писали последние письма домой.

Люди на войне не только работали, бились с врагом и умирали в боях, они тут жили собственной фронтовой жизнью, той жизнью, в которую их погрузила судьба…

Полковник Бескапустин решил, что первым на правый берег уйдёт взвод разведки. Пока разведчики будут отвлекать немцев, первый батальон по оврагам продвинется вглубь обороны противника и начнёт бой в районе высоты Сто под прикрытием роты Оськина. Шестаков должен был наладить связь через реку, переправив тяжёлые катушки со связью.

Бескапустин не смог исправить ситуацию. Неумело спланированная переправа принесла огромные потери русской армии. Под немецким огнём тонули не умеющие плавать. Тех, кто возвращался обратно, расстреливали бойцы загранотряда. На правый берег попали люди, нахлебавшиеся воды, утопившие оружие и боеприпасы. Они не могли сражаться и погибали.

Батальон Щуся переправился одним из первых и углубился в овраги правого берега. Шестаков плыл ниже общей переправы, разматывая кабель и отбиваясь от тонущих людей, норовивших перевернуть полусгнившую лодку. Связь через реку была налажена.

Переправа продолжалась. Весь огонь немцы сосредоточили на правом берегу — плацдарме. Дважды раненого Оськина привязали к плотику и пустили по течению. Ему повезло — он попал к своим. Встретиться с Шестаковым ему так и не пришлось.

Штрафная рота переправлялась под утро, когда немцы, отброшенные к высоте Сто, перестали атаковать, и обошлась без больших потерь. Среди штрафников был и Боярчик.

Батальон капитана Щуся закрепился в оврагах и ждал удара партизан с тыла и десанта с неба. Связи снова не было — немцы отрезали поредевший батальон от переправы. Зарубина ранило, но он остался ждать замены. К этому времени советское командование отбило у противника около пяти километров берега в ширину и до километра в глубину, потратив на это десятки тысяч тонн боеприпасов, горючего и двадцать тысяч жизней.

Шестаков встретил Боярчика, который был ранен, лечился в Тульском госпитале, а оттуда попал к артиллеристам. Выходя из боя, артбригада потеряла два орудия, а третье, без колеса, осталось ржаветь в кустах.

В героической советской стране передовые идеи и машины всегда ценились дороже человеческой жизни.

Командиры знали, что за потерянное орудие их не похвалят, поэтому вину свалили на Боярчика, он попал под трибунал, а потом — в штрафную роту. После всего пережитого Боярчик не хотел жить. Во время боя он нарочно кинулся в окоп к немцам, но его не убили, а взяли в плен.

Немцы перебили штрафную роту и партизанский отряд. Выброска десанта проводилась так бездарно, что отборный отряд погиб, не долетев до земли. Щусь понимал, что теперь немцы возьмутся за него. Вскоре ему доложили, что тяжело ранен Рындин. Щусь поручил Шестакову переправить друга на тот берег.

Пока Шестаков спасал Рындина, немцы перерезали почти все телефонные линии, проложенные с левого берега. Шестакову снова поручили наладить связь. На левом берегу ему дали катушку кабеля и двух помощников, которые не умели плавать.

На обратном пути немцы обстреляли лодку и она перевернулась. Помощники Шестакова сразу утонули, а он сумел добраться до берега. Там его нашёл и позаботился о нём Булдаков.

Придя в себя, Шестаков увидел сменившего фамилию Зеленцова, который сообщил, что под высотой Сто немцы добивают батальон Щуся. Доложив Зарубину, что связь наладить не удалось, Шестаков прошёл вверх по течению притока Днепра, обнаружив немецкий наблюдательный пункт и место, где русский отряд наткнулся на немцев. Среди погибших был и Васконян.

Во время штурма немецкого наблюдательного пункта был ранен Финифатьев. От пленных немцев узнали, что вражеский штаб находится в селе Великие Криницы. Русская артиллерия разбомбила село, и высота Сто была взята.

Зарубина сменил начальник штаба Понайотов.

Понайотов — начальник штаба, сменил раненого Зарубина.

За остальными ранеными, которых так и не забрали, ухаживали санинструкторы Нелька и Фая.

Нелька была дочерью расстрелянного врага народа. Крёстный-врач с трудом пристроил её на курсы медсестёр, откуда она попала на фронт и встретила Фаю. У Фаи, дочери артистов областной оперетты, было генетическое заболевание, из-за которого тело целиком покрылось густой шерстью. Нелька опекала Фаю как сестру, и та уже не могла без неё обходиться.

Зеленцов, сменявший Шестакова у телефона, был сыном раскулаченного крестьянина из поморского села. Отец «потерял» мальчишку, чтобы не везти его в Сибирь. Зеленцова подобрали рабочие торфозаготовительного посёлка. Через два года он попал в компанию зэков, быстро стал лагерным волком, сменил несколько фамилий. Он мечтал выжить и отомстить трибунальному судье, который отправил его в штрафбат.

Утром на батальон Щуся снова насели немцы, отрезая запасной путь к реке. Понайотов собрался попросить поддержать батальон орудийным огнём, но с трудом налаженную линию связи занял начальник политотдела Мусёнок, недовольный, что комполка не переправил на правый берег полковое знамя.

Лазарь Исакович Мусёнок — начальник политотдела, подлый и опасный.

Чтобы предотвратить конфликт, Бескапустин, отключил линию.

За следующий день немцы отбили высоту Сто. Наконец, наступил долгожданный вечер, и Мусёнок прорвался на правый берег. Этот человек не знал войны, был глуп и опасен. Бескапустин сдерживал своих командиров как мог.

Ночью голодные Булдаков и Зеленцов наведались к немцам и приволокли три ранца, полных провизии. Продукты разделили на всех.

Утром немцы притихли. Из штаба дивизии потребовали восстановить позицию, и Бескапустин решил контратаковать противника. Во время дневной бомбардировки осел высокий берег реки. Завалило сотни людей, среди которых был и Финифатьев. Полк Бескапустина напоролся на заминированный склон высоты Сто. К исходу вторых суток переправы в нём осталось около тысячи здоровых солдат.

В полдень атака продолжилась. Булдаков решил обезвредить немецкий пулемёт, но из-за тесных ботинок не смог увернуться от фашистского офицера, спрятавшегося в нише пулемётного гнезда. Немец разрядил обойму пистолета в спину Булдакова.

Этот день был тяжёлым, полным неожиданных схваток, неоправданных потерь.

Отчаяние, может уже безумие, охватывало воюющих на Великокриницком плацдарме, уже силы противоборствующих сторон на исходе, и только упрямство, дошедшее до массовой истерии, удерживало русских на растерзанном берегу реки…

Булдаков выжил. Вечерний дождь освежил его, и он пополз к реке.

Высоту Сто снова пришлось оставить. Немцы обстреливали всё, что двигалось, а по ещё работающей линии связи просили потерпеть. Шестаков несколько раз восстанавливал связь, пока его не сбросило в овраг взрывом мины. Он упал на уступ и потерял сознание. Под утро его нашёл Зеленццов, восстановил связь и доложил Понайотову, что Шестаков погиб.

Понайотов добился, чтобы с другого берега за ранеными прислали лодку, а Нелька организовала переправу. Пока она суетилась, к лодке приполз Булдаков, и Нелька забрала его с собой.

Около полудня началась артподготовка — советское командование решило нанести новый удар с учётом прежних ошибок, который впоследствии назовут битвой за реку. Остаткам подразделений Великокрыницкого плацдарма приказали идти на соединение со свежими войсками.

После боя, в полусгоревшем хуторке, Мусёнок разбудил уцелевших офицеров и устроил скандал из-за отсутствия часового. Работая корреспондентом «Правды», Мусёнок писал статьи о врагах народа и погубил немало людей. В дивизии его ненавидели и боялись, о чём он прекрасно знал.

Жил Мусёнок в благоустроенном кузове машины, сожительствовал с красавицей-полькой из репрессированной семьи, уже награждённой орденом Красной Звезды и медалью «За боевые заслуги». У Нельки, спасшей сотни людей, было только две медали «За отвагу».

Щусь не мог стерпеть, что его отчитали как мальчишку. Он уговорил шофёра Мусёнка, люто его ненавидевшего, отлучиться на всю ночь. Поздно ночью, когда Мусёнок спал, Щусь отогнал машину к минному полю и пустил вниз по крутому склону.

Утром на правом берегу реки в братских могилах хоронили павших бойцов, а на левом шли пышные похороны Мусёнка. Через много лет кости бойцов покроет искусственное море, а к могиле Мусёнка пионеры и ветераны войны будут возлагать венки.

Скоро советские войска переправятся через Днепр и прорвут немецкий фронт. Фашисты попытаются атаковать, но русские не дадут им затянуть войну.

Лахонин станет командующим армией и заберёт под своё крыло дивизию Щуся. Полковник Бескапустин выйдет в генералы. Нелька будет ранена. В её отсутствие Фая покончит с собой. Яшкин и Зарубин получат звание Героев и будут комиссованы по инвалидности.

Обескровив противника, два русских фронта окружат немецкие войска. Зимой отступление немцев превратится в паническое бегство. Голодные и больные, они будут погибать тысячами, пока их не уничтожат наступающие советские войска.