Манюня (Абгарян)

Материал из Народного Брифли
(перенаправлено с «Манюня (повесть, Абгарян)»)
Перейти к:навигация, поиск
Этот пересказ создан с помощью искусственного интеллекта. Он может содержать ошибки. Вы можете помочь проекту, сверив его с оригинальным текстом, исправив ошибки и убрав этот шаблон.


👭
Манюня
2010 
Краткое содержание романа
из цикла «Всё о Манюне»
Оригинал читается за 400 минут
Микропересказ: Девочки из маленького городка с детства дружили и проказничали. Бабушка строго воспитывала их. Семьи поехали на море, где было много смешных происшествий. Но главными оставались любовь и дружба.

Очень краткое содержание[ред.]

Наринэ, девочка из маленького армянского городка Берд, дружила с соседской девочкой Маней.

👧🏻
Наринэ — рассказчица, девочка из маленького армянского городка Берд, часто болела, дружила с Маней, любила бывать у Ба в гостях.

Они часто бывали в гостях у Маниной бабушки Ба. Ба была строгой, но заботливой, обожала готовить. Девочки помогали ей на кухне, хотя иногда проказничали.

👧🏻
Манюня (Мария) — лучшая подруга и ровесница Наринэ, живая, любознательная, изобретательная девочка, жила с мамой, папой и бабушкой Ба.
👵🏻
Ба (Роза Иосифовна) — бабушка Мани, женщина средних лет, полная, с седыми волосами, строгая, но заботливая и любящая, обожала готовить.

Однажды девочки решили избавиться от вшей, просидев в ванне. Произошел небольшой взрыв, загорелись панталоны Ба. Ба отругала их и заставила съесть тарелку овощей в наказание. Потом она обрила девочек наголо и намазала их головы маской из синьки и помета.

Как-то раз девочки нашли в саду птенца и хотели его выходить. Но Ба, устав от их споров, свернула птенцу шею, чтобы они его «не замучили экспериментами».

Папа Наринэ и папа Мани, дядя Миша, были большими друзьями. Иногда они ссорились с женами и шли топить горе в вине. Однажды они сломали решетку погреба, пытаясь пробраться за добавкой.

Девочки любили ходить в гости к пожилому художнику мсье Карапету. Он угощал их горячим шоколадом, показывал картины и учил этикету.

Семьи девочек поехали отдыхать в Адлер, поселились у родственников — Гоги и Натэлы. На пляже Ба знакомилась с отдыхающими, строго следила за внучками.

Папа Наринэ пытался научить маму плавать, столкнув ее с пирса, но сам чуть не утонул. Ба познакомилась с Евгением Петровичем, но быстро прогнала его, заподозрив в нем еврея.

На прощальном ужине у Гоги все ели, пили, веселились. Уезжать не хотелось. Наринэ на всю жизнь запомнила то лето, дружбу между грузинами, армянами, русскими. Она призывает всех ценить такую дружбу между людьми разных национальностей.

Подробный пересказ по главам[ред.]

Названия глав — условные.

Этот пересказ слишком подробный. Максимальный объём для подробного пересказа (с учётом всех заголовков, карточек персонажей и цитат) — 12 тыс. знаков.

Вместо вступления[ред.]

Повествование ведётся от лица Наринэ, девочки из маленького армянского городка Берд. Берд расположен в долине среди холмов, через него протекает река, а на скале высятся развалины средневековой крепости, давшей название городу. Жители Берда очень упрямы, за что их прозвали «упёртыми ишаками».

В Берде жили две семьи — Абгарян и Шац. В семье Абгарян было четыре дочери, Наринэ — одна из них. В семье Шац жила Ба (баба Роза) с сыном Мишей и внучкой Маней. Девочки Наринэ и Маня подружились после одного памятного события — выступления школьного хора, во время которого Маня описалась от страха, когда под хором рухнула скамейка. После этого подружились и их семьи.

Глава 1. Манюня знакомит меня с Ба, или Как трудно у Розы Иосифовны пройти фейсконтроль[ред.]

Кратко Подробно

Наринэ впервые пришла в гости к Мане. Мама нарядила её и дала с собой семейный альбом и конфеты для Ба. Наринэ очень волновалась перед встречей.

👵🏻
Ба (Роза Иосифовна) — бабушка Мани, женщина средних лет, полная, с седыми волосами, строгая, но заботливая и любящая.

Ба внимательно рассмотрела Наринэ, расспросила её, угостила печеньем. Потом позвонила маме Наринэ и поговорила с ней по-французски. В итоге Ба решила, что Наринэ хорошая девочка.

Глава 2. Манюня, или Тумбаны бабы Розы[ред.]

Кратко Подробно

Однажды Маня решила, что у неё завелись вши. Девочки придумали, как от них избавиться — набрать полную ванну воды и сидеть там, пока вши не задохнутся. Втайне от Ба они включили газовую колонку, но произошёл небольшой взрыв, загорелись висевшие рядом панталоны (тумбаны) Ба. Девочки закричали, Ба прибежала и потушила огонь.

👧🏻
Манюня (Мария) — подруга Наринэ, живая, любознательная, изобретательная девочка.

Ба сильно рассердилась на девочек, отругала их, умыла холодной водой с мылом. Потом она заставила их съесть тарелку тушёных овощей в наказание. Девочки признались, что им показалось, будто у них «таинственное шевеление» в волосах. Ба обещала потом посмотреть, что там такое шевелится в их головах.

Глава 3. Манюня, или Всё хорошо, прекрасная маркиза[ред.]

Кратко Подробно

Ба обнаружила, что у девочек и правда завелись вши. Она решила обрить их наголо, несмотря на протесты. Потом намазала их головы маской из синьки, бараньего помёта и яиц — по рецепту подруги Фаи. Головы девочек посинели. Когда приехали родители Наринэ забирать её, то сначала испугались, но потом долго смеялись над внешним видом девочек. А Ба угощала всех яблочным пирогом.

Глава 4. Манюня, или Баба Роза демонстрирует чудеса гуманизма[ред.]

Девочки нашли в саду у Ба жалобно пищащего птенца. Решили взять его домой, выходить. Стали придумывать, чем его кормить — молоком из пипетки, червяками, хлебом. Ба потеряла терпение от этих разговоров, схватила птенца и свернула ему шею со словами: «Лучше я его прямо сейчас убью, чем вы потом замучаете до смерти своими экспериментами!» Девочки в слезах пошли хоронить птенца. Решили назавтра откопать, проверить, улетела ли его душа.

Глава 5. Ебланы[ред.]

Дядя Миша, отец Мани, заболел и слёг с температурой.

👨🏻
хуй — папа Мани, добрый, с чувством юмора.

Ба взялась его выхаживать. Закутала в тёплые вещи, поила травяными отварами, собиралась ставить горчичники и клизму. Дядя Миша жаловался, что Ба его «лечением» в могилу сведёт. Но Ба была непреклонна в своей заботе.

Глава 6. Манюня — снайпер, или Мамам-папам девочек посвящается[ред.]

Пока родителей не было дома, девочки с сестрой Наринэ Кариной стали играть с отцовским ружьём. Решили пальнуть в нелюбимого физрука-соседа Мартына Сергеича, который жил в доме напротив. Дважды выстрелили с балкона, но промахнулись. Потом Наринэ выстрелила в мусорное ведро. Когда родители вернулись, то обнаружили дырку в ведре и гильзы. Мама сильно отругала девочек, шлёпнула, а потом долго смеялась, рассказывая об этом происшествии Ба и дяде Мише. Папа после этого отнёс ружьё к знакомым на хранение.

Глава 7. Манюня и ромалэ, или Ба сказала «господибожетымой»[ред.]

Ба варила абрикосовый джем. Это было целое священнодействие, Ба никому не позволяла себя отвлекать. Девочки помогали чистить орехи и абрикосы. Вдруг в окно кухни заглянула цыганка и стала приставать к Ба, предлагая погадать. Ба прогоняла её, но цыганка не унималась. Тогда Ба швырнула в неё чугунной сковородой и попала цыганке в лоб. Та упала. Ба велела Наринэ звонить отцу и сказать, что Роза убила человека. Но цыганка оказалась жива, только пришлось накладывать ей швы в больнице. Дядя Миша потом подшучивал над Ба, что теперь ей придётся расплачиваться бутылкой сливовой наливки за причинённый цыганке ущерб.

Глава 8. Манюня, или Что делает большая любовь с маленькими девочками[ред.]

Кратко Подробно

На даче по соседству поселился московский гость Олег с женой Асей и маленьким сыном Артёмом. Маня с первого взгляда влюбилась в Олега. Она стала грубить ему, задираться, потом убежала, сорвала крапиву и пригрозила, что будет этой крапивой заниматься йогой. Олег только посмеивался.

🧔🏻
Олег — молодой мужчина из Москвы, высокий, с ямочкой на подбородке, добродушный, с чувством юмора.

Вечером Маня призналась маме Наринэ, что влюбилась в Олега и собирается за него замуж. Все подшучивали над Маней, а она строила планы, как приручить Олега.

Глава 9. Манюня влюбилась, день второй, или Щедрые дары волхвов[ред.]

На второй день Маня решила подарить Олегу «толму» — камень, завёрнутый в лист лопуха. Якобы в знак того, что из неё выйдет хорошая хозяйка. Девочки подкараулили Олега во дворе, но постеснялись отдать свёрток. Попросили его маленького сына Артёма передать папе «подарок». Артём громко закричал: «Папа, тут девочки тебе подарок передали!» Девочки со стыда убежали. Потом Олег оставил им у забора записку и шоколадные конфеты в благодарность. Обрадованные девочки натаскали ему кучу разного хлама в подарок — дырявое ведро, ржавую железяку, бараньи какашки, веря, что теперь-то Олег точно оценит внимание Мани.

Глава 10. Манюня влюбилась, день последний, или Здравствуй, грусть[ред.]

На третий день Маня решила подарить Олегу свой самый ценный амулет — кулон, доставшийся ей от Ба. Девочки прибежали к дому Олега и наткнулись на него с женой Асей во дворе. Маня протянула Олегу кулон со словами: «Это вам, самое дорогое, что у меня есть». Ася рассердилась, назвала Маню «малолетней потаскушкой» и стукнула её по руке, кулон упал в траву. Маню от обиды стошнило. Она подняла кулон и убежала. Поняла, что Олег для неё потерян навсегда. Дома девочки со слезами рассказали обо всём маме. Та утешала их сгущёнкой.

Глава 11. Манюня разочаровывается в любви, или Одинокая песнь электрика[ред.]

Кратко Подробно

Выяснилось, что Олег был не первой любовью Мани. До него она успела влюбиться ещё в четырёх мальчиков/мужчин, включая актёра Караченцова. Но все её влюблённости заканчивались разочарованием. У Наринэ тоже был неудачный опыт — она влюбилась в старшего брата одноклассницы, написала ему стихи, а в ответ получила записку с одним словом: «Дура». Наринэ даже хотела умереть от обиды, но мама её утешила. С тех пор девочки решили, что с них хватит этих влюблённостей.

В их городке жил мужчина, которого ударило молнией, когда он чинил электрический столб. После этого к нему стали относиться как к святому, верить, что у него открылся третий глаз и он может предсказывать будущее. Но ему эта слава была в тягость, и он с семьёй уехал в другой город.

Глава 12. Манюня едет на концерт, или Как можно заставить гневаться Бетховена[ред.]

Ученики музыкальной школы должны были выступать с концертом в селе по случаю юбилея передового колхоза. Обещали приезд важных гостей из столиц. Дети волновались. Автобус сломался, и их повезли в кузове древнего грузовика по серпантину. Всех растрясло и перепачкало. На месте выяснилось, что рояль не настроен, так как настройщик напился. Наринэ играла «К Элизе» Бетховена и забыла концовку, стала раз за разом повторять начало, пока её не увели со сцены. Но, скорее всего, важные гости были так ошарашены обильным кавказским гостеприимством, что ничего этого не запомнили.

Глава 13. Манюня фонтанирует идеями, или Как Ба устроила нам незабываемую премьеру «господибожетымой»[ред.]

Ба решила сшить новые одеяла и матрасы, набитые овечьей шерстью. Это была адская работа — шерсть надо было очистить, промыть, просушить, взбить, распушить. Ба отправила Маню к Наринэ, чтобы та не мешала. Но девочки не удержались и стали играть со взбитой шерстью, кидаться ею как снежками. Потом Маня предложила принести песка и посыпать им шерсть, чтобы получился «снег». В итоге они испортили всю шерсть, перемешав ее с песком и грязью.

Когда Ба это увидела, она страшно рассердилась, отлупила девочек, сказала: «Господибожетымой». А потом заставила их снова промыть и просушить всю шерсть. Девочки поклялись больше так не делать. Целых три дня.

Глава 14. Манюня, или Как с большой для себя пользой съездить в Тбилиси[ред.]

Дядя Миша и папа Наринэ были большими друзьями. Дядя Миша работал инженером на релейном заводе, а в свободное время ремонтировал свой старый автомобиль «ГАЗ-69» по кличке Вася. Вася постоянно ломался и ревновал дядю Мишу, если тот ездил на чужих машинах.

Однажды папа с дядей Мишей поехали в Тбилиси на футбольный матч «Динамо-Тбилиси» против «Арарат-Ереван». Ночью у них угнали машину. Папин брат из МУРа помог найти угонщиков, но за возврат машины пришлось заплатить крупный выкуп. Дома Ба сказала, что это из-за дяди Миши, он вечно попадает в передряги. Папа после этого зарекся давать дяде Мише свою машину.

Глава 15. Манюня и двойные стандарты красоты, или Как можно разжалобить Ба[ред.]

Девочки комплексовали по поводу своей внешности. Наринэ смущал ее высокий рост и нос с горбинкой, а Маня завидовала этой горбинке. Они мечтали стать красавицами. Однажды Маня решила, что ей нужно ударить себя дверью по носу, чтобы он распух и образовалась горбинка. Она уговорила Наринэ помочь ей. Маня стукнулась носом, он посинел и распух. Ба стала ругать ее, но Маня заплакала и призналась, что разбила любимый Ба плафон от люстры, пытаясь прихлопнуть муху.

Ба рассердилась, но потом сжалилась над Маней, увидев ее распухший нос. Мама Наринэ сказала, что теперь Ба точно не будет ругать Маню за плафон. Девочки еще придумали, что если скосить глаза и удариться головой, то можно на всю жизнь остаться косой. Каринка стукнула Маню энциклопедией по голове, но ничего не вышло. Тогда Наринэ все рассказала маме. Та отругала девочек и объяснила им, что так можно покалечиться. Девочки решили больше так не экспериментировать. По крайней мере пару дней.

Глава 16. Манюня едет в Ереван, или Как можно оставить без штанов лучшего отоларинголога республики[ред.]

Наринэ часто болела — температурила, жаловалась на боль в ушах и заложенность носа. Врачи не могли понять причину. Решили везти ее в Ереван к лучшему отоларингологу, папиному другу Самвелу Петросовичу. Маня напросилась с ними, чтобы ее тоже заодно посмотрели.

Но в кабинете врача Наринэ закатила истерику, отказалась показывать горло, вцепилась в штаны Самвелу Петросовичу и порвала их. Так ничего и не вышло. Папа с дядей Мишей еле оторвали Наринэ от врача. Домой ехали в подавленном настроении. Дядя Миша сказал папе, что готов продать свою машину, чтобы покрыть папин долг за испорченные брюки врача. Но папа отказался, сказав, что больше никогда не будет здороваться с дядей Мишей, если тот ему хоть копейку принесет.

Глава 17. Манюня и индийское кино[ред.]

В городок привезли индийский фильм «Зита и Гита». Это было большое событие, все жаждали попасть на сеанс. В городе был всего один кинотеатр, а привозили индийские фильмы очень редко. Очередь за билетами была огромная, люди приезжали даже из окрестных сел. Билетов не хватало, в зале яблоку негде было упасть. Некоторым приходилось стоять вдоль стен.

Девочки с трудом достали билеты с помощью Каринки. Она своей решительностью и напором проложила им путь к кассе. Потом они еле протиснулись в зал. Во время сеанса зрители бурно реагировали — женщины всхлипывали, мужчины свистели, обсуждали драки и трюки. После фильма девочки еще долго делились впечатлениями, напевали песни и спорили, кто из актеров красивее — Дхармендра или Санджив Кумар. Решили идти на фильм еще раз. Но тут выяснилось, что Серго Михайлович, их учитель пения, пожаловался родителям, что дети прогуляли занятия ради кино. Так что больше на «Зиту и Гиту» девочки не попали.

Глава 18. Ба вышла на тропу войны, или Что означает выражение «Николаи боз»[ред.]

Ба враждовала со своей соседкой тетей Валей. Та была сварливой и глазливой женщиной. У нее были три дочери, которых она всячески притесняла. Муж тети Вали давно сбежал от нее в Казахстан. Ба пыталась помирить тетю Валю с дочерьми, но та грубо отказала ей. С тех пор Ба с тетей Валей постоянно ссорились, обзывались, даже подрались в очереди за полотенцами.

Однажды Ба обозвала тетю Валю «Николаи боз», что означает «шлюха Николая» (Николая II). Это очень грубое ругательство. Девочки испугались.

Но потом у старшей дочери тети Вали Мариам родился сын Петрос. Тетя Валя вмиг подобрела, помирилась с Ба, стала хвастаться внуком. Ба помогала ей советами. А потом и остальные дочери тети Вали вышли замуж. Только Мариам осталась одна с сыном. Люди судачили, что она родила от женатого, но это уже никого не волновало. В доме воцарился мир.

Глава 19. Манюня ест курицу, или Как можно заставить чертыхаться Бога[ред.]

Ба приготовила на обед тушеные овощи, которые девочки терпеть не могли. Она заставляла их есть, приговаривая, что иначе мужья у них будут некрасивые. Девочки ныли, но подчинялись. Ба была непреклонна.

Потом Ба с Маней пошли провожать Наринэ домой. Дома выяснилось, что родители Наринэ поссорились. Папа в сердцах выбежал из дома. Пришел к дяде Мише, они стали пить коньяк и жаловаться друг другу на жен. Ночью папа с дядей Мишей пробрались на кухню, стащили из холодильника жареную курицу и стали ее есть вместе с девочками. Утром оправдывались перед мамой.

А Каринка тем временем рогаткой выбила глаз мальчику Рубику. Родители его пришли жаловаться. Папа после всех переживаний грозился вырвать Каринке уши. Вот такой выдался насыщенный событиями вечер.

Глава 20. Манюня учится быть настоящей женщиной, или Как дядя Миша с папой вино из погреба доставали[ред.]

Дядя Миша в очередной раз поссорился с Ба. Она попрекала его загулами, а он возмущался ее деспотизмом. В тот же день поссорились родители Наринэ. Расстроенные мужчины решили вместе идти топить горе в вине. Папа принес бутылку коньяка, и они засели в погребе дяди Миши, где стоял бочонок с домашним вином.

Девочки в это время играли во дворе. Они разыграли сценку, где Маня изображала настоящую женщину. Она поучала кукол, как надо готовить, шить, стирать. Сказала, что настоящая женщина должна уметь делать все по дому.

Тут из погреба вылезли нетрезвые папы. Они хотели еще вина, но погреб был заперт. Полезли через окошко, сломали решетку. Папа застрял внутри, дядя Миша пытался его вытащить. Девочки подсказали им, где лежит запасной ключ от двери. Но папы уже ничего не соображали. С трудом папа выбрался, они еще выпили и ушли в дом.

Девочки задумались о превратностях семейной жизни и мужской дружбы. И на всякий случай спрятали подальше украденный со стройки карбид. Так, на всякий случай.

Глава 21. Манюня и тушеные овощи, или Как мсье Карапет нас к красоте приучал[ред.]

Девочки часто ходили в гости к мсье Карапету — пожилому художнику, который дружил с дедом Наринэ. Мсье Карапет угощал их горячим шоколадом и показывал свои картины. Он был сыном беженцев из Западной Армении, спасшихся от геноцида. Жил один, дети уехали в Ереван. Звали его к себе, но он отказывался, не любил советскую власть.

Однажды девочки пришли к нему после того, как Ба снова накормила их нелюбимыми тушеными овощами. Они пожаловались мсье Карапету. Он посочувствовал и показал им альбом с репродукциями картин Модильяни. Девочки стали обсуждать, кто из них на кого похож. Мсье Карапет загрустил, глядя на портреты своей покойной жены. Он до сих пор любил ее и тосковал. Девочки поняли это и постарались его утешить.

На прощание мсье Карапет сказал им, что некрасиво макать печенье в горячий шоколад. Девочки смутились, но не стали спорить. По дороге домой рассуждали о том, чему их учит мсье Карапет — живописи или красивым манерам. Решили, что и тому, и другому, но главное — он угощает их вкусным шоколадом.

Глава 22. Манюня чистит помидоры, или Как папа дядю Игоря от депрессии лечил[ред.]

Наступила осень, люди делали запасы на зиму — солили, мариновали, коптили. В доме у Ба стоял аромат специй и чеснока. Папин друг дядя Игорь после развода с женой впал в депрессию, часто писал папе жалобные письма. Папа пригласил его в гости, чтобы поддержать.

Мама с Ба готовились к приезду гостя — убирались, готовили. Составили огромный список того, что надо попросить дядю Игоря привезти из Москвы. Папа психанул и послал другу телеграмму: «Ничего не надо, просто приезжай».

Дядя Игорь приехал, привез гостинцы. Папа с дядей Мишей сразу повели его на рыбалку, прихватив бутыль самогона. Хотели дяде Игорю налить водки, но тот обиделся, потребовал самогон. Папа предупредил, что это очень крепкий напиток, но дядя Игорь настоял на своем.

Ночью мужчины вернулись, еле живого дядю Игоря внесли в дом. Он потом два дня отходил, пил куриный бульон и ел детское питание. Зато уехал повеселевшим, сказал, что еще возьмет отпуск, съездит в санаторий долечиваться. Обещал приехать снова, но попозже, когда совсем оправится от этой поездки.

Глава 23. Манюня читает польский журнал мод, или Откуда у дяди Миши растут руки[ред.]

Маня сломала папину импортную электробритву, пока тот был на работе. Дядя Миша купил ее за большие деньги, очень ею дорожил. Ба постоянно подкалывала сына, что у него руки не из того места растут. То он кухонный шкафчик уронит, то еще что сломает.

Маринка из 38-й квартиры принесла польский журнал мод. Там были красивые девушки в нарядных платьях. Девочки стали обсуждать, как стать такими же красавицами. В журнале писали, что ухоженная девушка не потерпит на себе лишних волос. Маринка сказала, что ее мама и тетя бреют ноги. Девочки решили, что и им надо так делать.

Дождались, пока Ба уйдет в магазин, залезли в ванную и побрили друг другу ноги и лица старой бритвой дяди Миши. Потом для верности решили побрить Маниного плюшевого зайца. Но шерсть на нем не поддавалась. Маня принесла папину электробритву, стала водить ею по зайцу. Бритва загудела, запахло палёным и она сломалась. Девочки спрятали игрушку и бритву, сильно расстроились.

Когда Ба вернулась, они во всем ей признались. Ба отлупила их шнуром от бритвы. А потом пришел дядя Миша, узнал, что бритва сломана, и назвал девочек «вечным наказанием». Бритву кое-как починили на заводе, но теперь она брила плохо и царапалась.

Глава 24. Манюня узнает, откуда берутся дети, или Как Ба чуть не сделала сиротиночкой Ритку из тридцать пятой[ред.]

Девочки пошли на примерку свадебного платья дочери маминой подруги Агнессы. Платье было очень красивое, Агнесса выглядела как принцесса. Девочки засмотрелись на нее. Тут Маринка из 38-й квартиры расплакалась. Оказалось, ей Ритка из 35-й по секрету сказала, что когда Агнесса выйдет замуж, то муж будет на нее писать, и от этого получатся дети.

Девочки пришли в ужас от такой перспективы. Каринка не поверила, сказала, что Ритка все врет. Но Маринка уверяла, что ее старший брат, который читал запретные книжки, подтвердил, что так и есть. Девочки разревелись от таких откровений.

Ба это услышала, стала допытываться, в чем дело. Пришлось во всем признаться. Ба страшно разозлилась, схватила девочек за уши и потащила к Ритке домой, разбираться с ее родителями. Всю дорогу девочки ревели, а Ба кипятилась. Ворвалась в квартиру, стала орать на Риткиных родителей. Те не знали, куда деваться от стыда.

Прибежала мама Наринэ, пыталась утихомирить Ба, чтобы она не покалечила Ритку. Еле-еле ее угомонили. Ритка потом неделю не разговаривала с Маринкой, называла ее предательницей. А Ба сказала девочкам, что глупостей про аистов и капусту наслушались.

Глава 25. Манюня собирается в Адлер, или Как нужно правильно замесить тесто, чтобы потом вызывать сантехника[ред.]

Семьи Наринэ и Мани собрались ехать отдыхать в Адлер. Девочки с нетерпением ждали поездки, приставали к родителям с просьбами что-нибудь купить или взять с собой. Каринка отказывалась ехать без нового зимнего пальто, Гаянэ — без велосипеда. Мама уже жалела, что проболталась им про Адлер.

Накануне отъезда папа попросил маму подстричь его. Мама коротко обкорнала его сзади. Папа страшно разозлился, кричал, что теперь похож на Емельяна Пугачева. На следующий день ему надо было идти на похороны тещи главврача. Он там имел бешеный успех со своей прической. Люди потом еще долго это обсуждали.

Ба пекла в дорогу пирожки с разными начинками. Маня решила ей помочь, добавила в тесто воды и муки (которая оказалась крахмалом). Тесто получилось очень густым. Маня испугалась, что Ба будет ругаться, и вылила тесто в унитаз. Оно застряло в трубах вместе с половником. Пришлось вызывать сантехника.

Ба страшно разозлилась на Маню, сказала, что никуда ее с собой не возьмет. Маня рыдала, обещала Ба, что будет вести себя хорошо. Дядя Миша сказал, что Ба побоится оставлять Маню одну — мало ли что она еще натворит. Вдруг дом спалит или с голоду умрет. Так что Мане пришлось ехать.

Глава 26. Манюня едет в Адлер, часть вторая из трех, или Салют над курортным городом[ред.]

В Адлере семьи поселились в доме Гоги — родственника учительницы музыки Наринэ. Гоги был высоким, с пышными усами, его жена Натэла — рыжеволосая красавица. Они радушно приняли гостей. Гоги проникся уважением к Ба, называл дядю Мишу «несчастным человеком» (видимо, из-за свекрови).

На пляже Ба знакомилась с отдыхающими, ругалась, сплетничала. Строго следила за внучками. Папа решил научить маму плавать. Та боялась воды, отказывалась. Папа силой столкнул ее с пирса, а сам прыгнул следом. Но неудачно нырнул, потерял сознание и стал тонуть. Его спасли, откачали. Мама сначала грозилась с ним развестись, но потом, когда увидела его живым, передумала.

Ба тем временем познакомилась с Евгением Петровичем, который представился «в некотором роде Шацем» (намекая на еврейские корни). Ба сначала благосклонно с ним общалась, но потом разозлилась и прогнала, сказав, что у его бабушки точно были шрамы на лице (видимо, намекая на какую-то давнюю историю).

Гаянэ приспичило в туалет, а отойти было некуда. Ба дала ей картонный стаканчик из-под мороженого, велела сходить за пальмы. Гаянэ еле успела. Потом Ба сама сбегала «до ветру». Евгений Петрович попытался сделать ей замечание, но был с позором изгнан.

Глава 27. Манюня едет в Адлер, часть третья из трех, или Как Ба кокетничала с внуком Гольданской[ред.]

На отдыхе было весело. Сонечка умудрилась поймать и съесть пчелу, ее потом все утешали. Маня нашла черепаху, спрятала в чемодан, хотела увезти домой. Ба нашла ее там, страшно испугалась и разозлилась. Каринка подралась с мальчиком, сыном соседей. Те приходили жаловаться Гоги и Натэле.

В последний вечер Гоги устроил прощальный ужин. Все сидели допоздна, ели шашлык и хачапури, пили вино, разговаривали, смеялись. Уезжать не хотелось.

На прощание Гоги с папой чуть не подрались из-за денег — Гоги отказывался брать плату за последние дни, а папа настаивал. Ба молча сунула деньги Гоги за шиворот, сказала: «Спасибо, генацвале». Гоги онемел от изумления.

Наринэ на всю жизнь запомнила то лето в Адлере, дружбу между грузинами, армянами, русскими. Ей казалось, что так будет всегда. Она призывает всех вспомнить, как это здорово — просто дружить, независимо от национальности. Чтобы так было всегда — сейчас, завтра и в будущем.

За основу пересказа взято издание романа из сборника «Всё о Манюне» (Москва: АСТ, 2015).