Чёртов мост (Алданов)

Материал из Народный Брифли
Перейти к:навигация, поиск
Чёртов мост
Краткое содержание романа. 1924.
Микропересказ: Офицер русской армии влюбляется в крепостную актрису, участвует в освобождении охваченной революцией Италии от войск Наполеона и переходе армии Суворова через Альпы.

Действие происходит в конце 18-го века.

Любовь Штааля и Настеньки

Двадцатитрёхлетний Юрий Штааль, поручик конногвардейского полка, был беден и влюблён в Настеньку — 28-летнюю крепостную актрису.

Юрий Штааль — 23-летний поручик конногвардейского полка.
Настенька — 28-летняя крепостная актриса, принадлежащая Баратаеву, возлюбленная Штааля.

Её хозяин, очень некрасивый человек лет пятидесяти, масон и алхимик, собрался с Настенькой в путешествие по Европе и предложил Штаалю должность то ли секретаря, то ли проводника. Тот с радостью согласился.

В это время умерла 67-летняя императрица Екатерина II. Её приближённый, граф Безбородко, боялся Павла, сына и наследника Екатерины, странного и мстительного человека, и помог ему уничтожить завещание императрицы, в котором та отдавала престол внуку.

Через неделю забальзамированное тело Екатерины II перенесли в тронный зал, где с ней мог попрощаться любой желающий. Здесь Штааль встретился с Настенькой и своим приятелем Иванчуком, секретарём Безбородко, который пригласил влюблённых в загородный кабачок.

Иванчук — секретарь графа Безбородко.

Настенька была женщиной доброй и неглупой. Баратаева она боялась, а к физической любви относилась легко.

Она сильнее прежнего чувствовала, что в любую минуту может без памяти влюбиться в «маленького», если ещё не влюбилась, — но, кажется, уже влюбилась без памяти, — ну да, конечно, с первого дня…

В кабачке Иванчук подбил Штааля снять отдельный домик для свиданий. Избушка оказалась холодной и грязной, девушка испугалась и убежала, он не стал её удерживать.

Штааль путешествует по Италии и расстаётся с Настенькой

В Париже устраивался приём в честь турецкого посла. Руководил им Талейран де Перигор, «почти легендарный человек», ненавистный всем французским политическим партиям, но каким-то образом ставший министром иностранных дел. Эта пышная церемония должна была поддержать сильно пошатнувшийся престиж революционного правительства Франции.

Во время приёма Талейран встретился со своим давним знакомым, таинственным стариком, сейчас носившим имя Пьера Ламора, который считал, что революционное правительство сменит тиран, и станем им молодой генерал Наполеон Бонапарт, который сейчас успешно воевал в Италии.

Пьер Ламор — таинственный старик, деятельный участник политических интриг.

Ламор не знал, что Талейран уже присоединился к его партии.

Баратаев, Настенька и Штааль тем временем путешествовали по Италии. Не понимая своих обязанностей, Штааль взялся за организацию путешествия.

Между Штаалем и Настенькой ещё ничего не было, но он знал, что рано или поздно они сблизятся, и наслаждался своей любовью. К Баратаеву он не ревновал, хотя и видел, как Настенька ходит к хозяину по ночам.

Италия была охвачена революцией, а Венецию заняли войска Бонапарта. Настенька и Штаалль вели в Венеции жизнь туристов. Баратаев целыми днями пропадал в библиотеках, а по вечерам записывал в толстой тетради свои рассуждения.

Однажды Баратаев случайно увидел, как Настенька и Штааль целуются, но сделал вид, что не заметил этого. Затем путешественники переехали из Венеции в Милан, где Штааль соблазнил Настеньку и заглянул в тетрадь Баратаева.

После этого Баратаев уволил Штааля без объяснения причин, дал денег на дорогу домой и уехал вместе с Настенькой, не попрощавшись. Униженный Штааль понял, что старик знал о его романе с Настенькой.

Штааль становится мальтийским рыцарем и участвует в военных действиях

Санкт-Петербург, 1799 год. Павел I стал Великим Магистром Мальтийского ордена и по его образцу создал личный гвардейский корпус — кавалергардов. Зачисленные в него автоматически становились мальтийскими рыцарями. Павла I считали безумным.

Штааль тоже хотел стать кавалергардом. Он попросил помощи у смертельно больного канцлера Безбородко, и тот пригласил его на бал, который устраивал в своём особняке.

Устройством бала занимался Иванчук. Заблудившись в бесконечных коридорах особняка, Штааль попал в одну из лож для уединения парочек, откуда был виден бальный зал. Глядя на блестящее общество, он понял, что богатство ему нужно больше, чем власть.

Россия — одна из очень немногих стран, где властью и всеобщим почётом может пользоваться человек совершенно неимущий.

Внезапно в ложу к Штаалю вошла Екатерина Лопухина, мачеха фаворитки императора. Он начал заигрывать с ней, но предпринять решительные действия не решился и упустил свой шанс.

Император по просьбе Безбородко прямо на балу посвятил Штааля в рыцари и отправил в армию, действующую против Партенопейской республики, недавно образовавшейся вокруг Неаполя.

Тем временем семидесятилетний фельдмаршал Суворов, необычайно бодрый, выносливый и честолюбивый, ехал освобождать Северную Италию от французских войск. Его раздражала и восхищала смелость Бонапарта.

Неаполитанский король Фердинанд IV был изгнан из Партенопейской республики. Его сторонник кардинал Руффо собрал армию из разбойников и черни и возглавил восстание против республики.

Фердинанд IV попросил помощи у русского императора, и тот отправил к Неаполю небольшой десант, в который попал и Штааль. Революционеры были побеждены и вместе с семьями укрылись в двух замках. Гуманный Руффо пообещал отпустить осаждённых во Францию.

Баратаев и Пьер Ламор состояли в одной масонской ложе. Встретив старого приятеля в революционном Неаполе, Ламор уговорил его перебраться вместе с Настенькой в замок к революционерам, где было безопасней.

Сразу после победы Руффо к Неаполю подошла эскадра адмирала Нельсона. Любовница адмирала, Эмма Гамильтон, жена английского посла, имела противоестественную связь с супругой Фердинанда IV. Узнав, что Руффо решил отпустить революционеров, королева возмутилась, и леди Гамильтон заставила Нельсона восстановить справедливость.

Нельсон отменил договор Руффо, но кардинал не захотел нарушать своё слово. Начались долгие переговоры. Кардинал не говорил по-английски, и Штааль предложил свои услуги в качестве переводчика.

Переговоры ни к чему не привели, адмирал уступил и позволил осаждённым отплыть от берегов Италии. Баратаев и Настенька тоже покинули крепость. Они прошли в пяти шагах от Штааля, но он их не увидел.

Как только революционеры оказались в открытом море, их арестовал и предал суду Нельсон, не обещавший, что они доплывут до Франции, и получивший на то разрешение от Фердинанда IV.

Действие короля нельзя было называть вероломством. Король был король.

Одного из руководителей Неаполитанской республики Нельсон велел повесить на рее своего корабля. Остальным отрубили головы на площади Неаполя. Англичане стыдились, что их адмирал нарушил своё слово ради любовницы.

Штааль переходит через Альпы с армией Суворова

Французские войска готовились к битве при Нови. Русско-австрийская армия Суворова уже заняла Милан и Турин. Штааля, рассчитывавшего отличиться в этой битве, уже наградили за неаполитанский поход, чем он любил прихвастнуть. Теперь Штааль служил в штабе, куда попал благодаря знанию иностранных языков.

Австрийские генералы были недовольны Суворовым, считая, что настоящего плана битвы у него нет. Вместе с посланником, который должен был изложить фельдмаршалу эти соображения, попал в ставку Суворова накануне сражения и Штааль.

Суворов знал, что солдаты считают его колдуном, которого не берёт пуля, и поддерживал эту репутацию, постоянно выкидывая «странные штуки» и бормоча непонятные слова. Офицеры считали фельдмаршала гением и чудаком, и между собой называли «дивным». Только его денщик знал, что кажущаяся неутомимость достаётся Суворову очень тяжело.

Для семидесятилетнего Суворова его непобедимость составляла не только основу военного престижа: она составляла смысл, единственное оправдание всей его жизни.

Фельдмаршал выиграл битву при Нови, вытеснив французские войска из Италии, после чего Павел I приказал ему перейти через Альпы и освободить от французов Швейцарию. Суворов остановился в «скучной деревушке» Таверне и дожидался мулов, которых австрийцы должны были предоставить для похода.

Штааль часто вспоминал о Петербурге и Екатерине Лопухиной, считая, что может возвыситься только с её помощью. Его очень расстроило известие о смерти Безбородко — только князь связывал Штааля с высшим обществом.

О своих успехах и приключениях Штааль писал Иванчуку. Очередные письма он намеревался переслать с путешественником, который оказался Баратаевым, с которым была и Настенька.

Настенька постарела, Штааль уже не любил её, но, почувствовав знакомый запах духов, он вспомнил Италию и былые чувства. Перед расставанием Штааль пообещал, что найдёт Настеньку в Петербурге после войны.

Переход через Альпы ошеломил и измотал Штааля. Его смертельно пугали пропасти, куда срывались лошади и люди.

Чудеса храбрости, чудеса стойкости, зверства, самоотвержения, жестокости, безумия — это и есть война… Такова и жизнь, только в ней все мельче. Война — ускоренная, удесятеренная жизнь…

Преодолев перевал, армия спустилась к Чёртовой долине, через которую, над водопадом, был перекинут страшный Чёртов мост. Готовясь к взятию моста, Штаалль чувствовал, что сильно изменился, а Настенька и их неожиданная встреча остались в далёком прошлом.

К мосту можно было выйти только через прорубленный в скале туннель — Урнское подземелье — за которым поджидали французские солдаты. Несмотря на это, войска Суворова прорвались через туннель и разбили французскую армию.

Напоследок французы разрушили пролёт моста и мешали русским его восстановить. Русская армия оказалась в ловушке на краю глубокой речной долины, но Суворов не сдался и воскликнул: «Где проходит олень, там пройдем и мы!».