Так говорил Заратустра — различия между версиями

Материал из Народный Брифли
Перейти к:навигация, поиск
Строка 1: Строка 1:
Краткое содержание философского романа
+
{{Пересказ
 +
| Название = Так говорил Заратустра
 +
| Автор = Ницше, Фридрих
 +
| Жанр = роман
 +
| Год публикации = 1885
 +
| В двух словах = Рассказывая людям притчи и истории морально-философского содержания, бродячий философ проповедует учение о Сверхчеловеке, но мир равнодушен к речам мудреца.
 +
}}
  
'''В двух словах:''' Рассказывая людям притчи и истории морально-философского содержания, бродячий философ проповедует учение о Сверхчеловеке, но мир равнодушен к речам мудреца.
+
{{начало текста}}
  
'''Основные идеи романа:'''  
+
''Поэма состоит из четырёх частей, каждая из которых содержит притчи на различные морально-нравственные и философские темы. По стилю поэтически-ритмизированную прозу сочинения относят к жанру «философской поэмы».''
  
Сверхчеловек – человек будущего, отрицающий лживые нормы современного человечества, который созидает собственную мораль. Человек — канат между животным и Сверхчеловеком.
+
== Часть первая ==
  
Вечное возвращение – повторяемость и цикличность мирового развития, противоположная европейской идее линейного прогресса.  
+
Заратустра возвращается к людям после десяти лет одиночества в горах, чтобы донести весть о Сверхчеловеке.
  
Воля к власти – движущая сила, основной импульс жизни, который определяет все поступки и поведение людей.
+
Спустившись с гор, он встречает отшельника, говорящего о любви к Богу. Продолжая путь, Заратустра недоумевает: «Возможно ли это?! Этот святой старец в своём лесу ещё не слыхал о том, что Бог умер!»
  
'''Символика романа:'''
+
В городе мудрец видит толпу, которая собравшуюся поглазеть на канатного Плясуна. Заратустра говорит людям о Сверхчеловеке: он призывает людей быть «верными земле» и не верить «неземным надеждам», потому что «Бог умер». Толпа смеётся над Заратустрой и смотрит выступление канатного Плясуна. В результате козней Паяца канатоходец падает и погибает. Подобрав труп погибшего, мудрец покидает город. Его сопровождают Орёл и Змея.
  
Заратустра – архетип восточного мудреца, несущего людям знание нового и призывающий людей измениться.  
+
В своих «Речах», состоящих из двадцати двух притч, Заратустра смеётся над фальшивой моралью и устоями человечества.
  
Канатный плясун (канатоходец) – человек, желающий «преодолеть себя» и вступающий в борьбу с общественными нормами.  
+
Мудрец начинает с рассказа о «трёх превращениях духа»: сначала дух есть Верблюд, который превращается во Льва, а Лев становится Ребёнком. Дух навьючивают, но он хочет обрести свободу и, подобно льву, стать господином. Но Лев не может стать Духом-Созидателем без Ребёнка — «священного утверждения» духа.
  
Паяц – символ толпы и общественного мнения
+
Многие парадоксальные жизненные устремления и разные типы людей обсуждает Заратустра:
  
Орёл и Змея – символы Гордости и Мудрости.  
+
Он осуждает богоподобных — они желают, чтобы «сомнение было грехом». Они презирают «здоровое тело — сильное и совершенное». Философ проклинает священников — этих проповедников смерти, которые должны исчезнуть «с лица земли».
  
Верблюд – первый этап превращения Духа, когда человек несёт груз ответственности.
+
Заратустра учит уважать воинов — они «преодолевают человека в себе», не желая долгой жизни.
Лев – второй этап, когда человек отказывается от бремени ответственности и вступает в борьбу за свободу.
 
Ребёнок – заключительный этап преображения духа, когда созидается новое, устанавливаются свои правила и ценности.  
 
  
Карлик – «Дух Тяжести», символ сомнения и неуверенности человека в собственных силах.
+
Он говорит «о тысяче и одной цели», когда доброе одного народа у другого народа считается злым, потому что «у человечества нет ещё цели».
  
 +
Мудрец вещает о «новом кумире», которому поклоняются люди — о государстве. Гибель этого мифа означает начало нового человека.
  
Книга повествует о судьбе и учении бродячего философа по имени Заратустра. Сочинение раскрывает позицию самого автора относительно природы человека, его места в обществе, познания себя и окружающего мира. Притчи поэмы — это серия нарисованных автором метафорических историй, рассказанных от имени Заратустры.
+
Он советует избегать славы, паяцев и актёров, так как вдали от этого «жили всегда изобретатели новых ценностей».
Поэма состоит из четырёх частей, каждая из которых содержит притчи на различные морально-нравственные и философские темы. По стилю поэтически-ритмизированную прозу сочинения относят к жанру «философской поэмы».
 
  
'''Часть первая'''
+
Заратустра называет глупостью, когда отвечают добром на Зло — это унижение для врага, а «маленькая месть человечнее отсутствия мести».
  
Заратустра возвращается к людям после десяти лет одиночества в горах, чтобы донести весть о Сверхчеловеке.  
+
Браком называет он «волю двоих создать единое, большее тех, кто создал его», а истинно целомудренными называет снисходительных и весёлых.
  
Спустившись с гор, он встречает отшельника, говорящего о любви к Богу. Продолжая путь, Заратустра недоумевает: «Возможно ли это?! Этот святой старец в своём лесу ещё не слыхал о том, что Бог умер!»
+
Говорит мудрец и о любви к «созидающим в уединении» — они способны «творить сверх себя».
  
В городе мудрец видит толпу, которая собравшуюся поглазеть на канатного Плясуна. Заратустра говорит людям о Сверхчеловеке: он призывает людей быть «верными земле» и не верить «неземным надеждам», потому что «Бог умер». Толпа смеётся над Заратустрой и смотрит выступление канатного Плясуна. В результате козней Паяца канатоходец падает и погибает. Подобрав труп погибшего, мудрец покидает город. Его сопровождают Орёл и Змея.  
+
Юноше Заратустра повествует о злой природе человека, который подобен дереву и «чем настойчивее стремится он вверх, к свету, тем с большей силой устремляются корни его вглубь земли, вниз, во мрак — во зло».
  
В своих «Речах», состоящих из двадцати двух притч, Заратустра смеётся над фальшивой моралью и устоями человечества.
+
О природе женщины упоминает мудрец — разгадкой её является беременность, а правило обращения с ней одно: «Идёшь к женщинам? Не забудь плётку!»
  
Мудрец начинает с рассказа о «трёх превращениях духа»: сначала дух есть Верблюд, который превращается во Льва, а Лев становится Ребёнком. Дух навьючивают, но он хочет обрести свободу и, подобно льву, стать господином. Но Лев не может стать Духом-Созидателем без Ребёнка — «священного утверждения» духа.  
+
Заратустра осуждает людей, которые «пребывая в жалком самодовольстве», погрязли в этих «добродетелях». Человек на пути к Сверхчеловеку должен хранить «героя в душе своей», быть верным земле, найти себя и «желать одной волей», отрицая всякую другую веру.
  
Многие парадоксальные жизненные устремления и разные типы людей обсуждает Заратустра:
+
Заканчиваются «Речи» пророчеством о наступлении «Великого Полдня», когда на пути от животного к Сверхчеловеку человек «празднует начало заката своего».
 
 
Он осуждает богоподобных — они желают, чтобы «сомнение было грехом». Они презирают «здоровое тело — сильное и совершенное». Философ проклинает священников — этих проповедников смерти, которые должны исчезнуть «с лица земли».
 
 
 
Заратустра учит уважать воинов — они «преодолевают человека в себе», не желая долгой жизни.
 
Он говорит «о тысяче и одной цели», когда доброе одного народа у другого народа считается злым, потому что «у человечества нет ещё цели».
 
 
 
Мудрец вещает о «новом кумире», которому поклоняются люди – о государстве. Гибель этого мифа означает начало нового человека.
 
 
 
Он советует избегать славы, паяцев и актёров, так как вдали от этого «жили всегда изобретатели новых ценностей».
 
 
 
Заратустра называет глупостью, когда отвечают добром на Зло — это унижение для врага, а «маленькая месть человечнее отсутствия мести».
 
 
 
Браком называет он «волю двоих создать единое, большее тех, кто создал его», а истинно целомудренными называет снисходительных и весёлых.
 
Говорит мудрец и о любви к «созидающим в уединении» — они способны «творить сверх себя».
 
 
 
Юноше Заратустра повествует о злой природе человека, который подобен дереву и «чем настойчивее стремится он вверх, к свету, тем с большей силой устремляются корни его вглубь земли, вниз, во мрак — во зло».
 
 
 
О природе женщины упоминает мудрец — разгадкой её является беременность, а правило обращения с ней одно: «Идёшь к женщинам? Не забудь плётку!»
 
 
 
Заратустра осуждает людей, которые «пребывая в жалком самодовольстве», погрязли в этих «добродетелях». Человек на пути к Сверхчеловеку должен хранить «героя в душе своей», быть верным земле, найти себя и «желать одной волей», отрицая всякую другую веру.  
 
  
Заканчиваются «Речи» пророчеством о наступлении «Великого Полдня», когда на пути от животного к Сверхчеловеку человек «празднует начало заката своего».
+
«Умерли все боги: ныне хотим мы, чтобы жил Сверхчеловек» — так, по мнению Заратустры, должен звучать девиз человечества.
 
«Умерли все боги: ныне хотим мы, чтобы жил Сверхчеловек» — так, по мнению Заратустры, должен звучать девиз человечества.
 
  
'''Часть вторая'''
+
== Часть вторая ==
  
 
Заратустра удаляется в свою пещеру. Спустя годы, мудрец снова решает идти к людям с новыми притчами.
 
Заратустра удаляется в свою пещеру. Спустя годы, мудрец снова решает идти к людям с новыми притчами.
Строка 75: Строка 57:
 
Он снова говорит об отрицании религии, потому что «это мысль, которая всё прямое делает кривым». Существование богов убивает любое творение и созидание. Прочь от богов и от священников, которые гибнут в огне за ложные идеи.
 
Он снова говорит об отрицании религии, потому что «это мысль, которая всё прямое делает кривым». Существование богов убивает любое творение и созидание. Прочь от богов и от священников, которые гибнут в огне за ложные идеи.
  
Истинная добродетель для человека – это Самость, которая «проявляется во всяком поступке». Нужно возлюбить созидание больше сострадания, так как сострадание ничего не способно создать.
+
Истинная добродетель для человека — это Самость, которая «проявляется во всяком поступке». Нужно возлюбить созидание больше сострадания, так как сострадание ничего не способно создать.
  
Заратустра раскрывает ложь понятия «равенство» — этот миф используется для мщения и наказания сильных, несмотря на то, что люди не равны и «они не должны быть равны!»
+
Заратустра раскрывает ложь понятия «равенство» — этот миф используется для мщения и наказания сильных, несмотря на то, что люди не равны и «они не должны быть равны!»
  
 
Все «прославленные мудрецы», подобно ослам, служили «народу и народному суеверию, а не истине». Но настоящие мудрецы живут в пустыне, а не в городах. Поэтому настоящий мудрец избегает толпы и не пьёт из её «отравленных родников».
 
Все «прославленные мудрецы», подобно ослам, служили «народу и народному суеверию, а не истине». Но настоящие мудрецы живут в пустыне, а не в городах. Поэтому настоящий мудрец избегает толпы и не пьёт из её «отравленных родников».
  
Заратустра учит о «воле к власти», которую он видел «всюду, где было живое» и которая побуждает слабого подчиниться сильному: «Только там, где есть жизнь, есть и воля: но не воля к жизни — воля к власти! Так учу я тебя». Именно «воля к власти» делает человека сильным и возвышенным, подобно колонне – «чем выше она, тем нежнее и прекраснее, тогда как внутри — твёрже и выносливее».
+
Заратустра учит о «воле к власти», которую он видел «всюду, где было живое» и которая побуждает слабого подчиниться сильному: «Только там, где есть жизнь, есть и воля: но не воля к жизни — воля к власти! Так учу я тебя». Именно «воля к власти» делает человека сильным и возвышенным, подобно колонне — «чем выше она, тем нежнее и прекраснее, тогда как внутри — твёрже и выносливее».
  
Он говорит о «культуре», которая мертва и исходит из иллюзорной действительности. Учёные этой мёртвой реальности выдают себя за мудрецов, но их истины ничтожны. Заратустра призывает к «незапятнанному» и чистому познанию, «чтобы всё глубокое поднялось на высоту мою!»
+
Он говорит о «культуре», которая мертва и исходит из иллюзорной действительности. Учёные этой мёртвой реальности выдают себя за мудрецов, но их истины ничтожны. Заратустра призывает к «незапятнанному» и чистому познанию, «чтобы всё глубокое поднялось на высоту мою!»
  
Над поэтами он смеётся за их «вечную женственность» — они слишком «поверхностны и недостаточно чистоплотны: они мутят воду, чтобы казалась она глубже».
+
Над поэтами он смеётся за их «вечную женственность» — они слишком «поверхностны и недостаточно чистоплотны: они мутят воду, чтобы казалась она глубже».
  
 
Все великие события, уверяет Заратустра, должны вращаться «не вокруг тех, кто измышляет новый шум, а вокруг изобретателей новых ценностей». Лишь «воля к власти» может уничтожить сострадание и вызвать к жизни Великое.
 
Все великие события, уверяет Заратустра, должны вращаться «не вокруг тех, кто измышляет новый шум, а вокруг изобретателей новых ценностей». Лишь «воля к власти» может уничтожить сострадание и вызвать к жизни Великое.
Строка 93: Строка 75:
 
В глубокой печали он покидает своих непонимающих слушателей.
 
В глубокой печали он покидает своих непонимающих слушателей.
  
'''Часть третья'''
+
== Часть третья ==
  
Заратустра снова в пути. Он повествует попутчикам о своей встрече с Духом Тяжести – «на мне сидел он, полукрот, полукарлик; хромой, он и меня пытался сделать хромым». Этот Карлик оседлал мудреца, пытаясь увлечь его в бездну сомнений. Только мужество спасает философа.
+
Заратустра снова в пути. Он повествует попутчикам о своей встрече с Духом Тяжести — «на мне сидел он, полукрот, полукарлик; хромой, он и меня пытался сделать хромым». Этот Карлик оседлал мудреца, пытаясь увлечь его в бездну сомнений. Только мужество спасает философа.
  
Заратустра предостерегает, что Дух Тяжести даётся нам с рождения в виде слов «добро» и «зло». Этого врага, говорящего «добро для всех, зло для всех» побеждает лишь тот, «кто говорит: вот моё добро и моё зло». Нет ни хорошего, ни плохого – есть «мой вкус, которого мне не надо ни стыдиться, ни скрывать».
+
Заратустра предостерегает, что Дух Тяжести даётся нам с рождения в виде слов «добро» и «зло». Этого врага, говорящего «добро для всех, зло для всех» побеждает лишь тот, «кто говорит: вот моё добро и моё зло». Нет ни хорошего, ни плохого — есть «мой вкус, которого мне не надо ни стыдиться, ни скрывать».
Нет и универсального пути, который можно указать каждому – есть лишь индивидуальный выбор каждого в вопросах морали.
 
  
«Не должно ли быть так: всё, что может произойти, уже проходило некогда этим путём? Не должно ли быть так: всё, что может случиться, уже случилось некогда, свершилось и миновало?» — задаётся вопросом Заратустра, утверждая идею о Вечном Возвращении. Он уверен: «всё, что может произойти и на этом долгом пути вперёд — должно произойти ещё раз!»
+
Нет и универсального пути, который можно указать каждому — есть лишь индивидуальный выбор каждого в вопросах морали.
  
Мудрец говорит о том, что всю жизнь определяет «самая древняя аристократия мира» — Случайность. А ищущий счастья никогда не находит его, потому что «счастье — женщина».
+
«Не должно ли быть так: всё, что может произойти, уже проходило некогда этим путём? Не должно ли быть так: всё, что может случиться, уже случилось некогда, свершилось и миновало?» — задаётся вопросом Заратустра, утверждая идею о Вечном Возвращении. Он уверен: «всё, что может произойти и на этом долгом пути вперёд — должно произойти ещё раз!»
  
Возвращаясь в свою пещеру через города, Заратустра опять говорит об умеренной добродетели, которая совмещается с комфортом. Люди измельчали и почитают «то, что делает скромным и ручным: так превратили они волка в собаку, а людей — в лучшее домашнее животное человека».
+
Мудрец говорит о том, что всю жизнь определяет «самая древняя аристократия мира» — Случайность. А ищущий счастья никогда не находит его, потому что «счастье — женщина».
 +
 
 +
Возвращаясь в свою пещеру через города, Заратустра опять говорит об умеренной добродетели, которая совмещается с комфортом. Люди измельчали и почитают «то, что делает скромным и ручным: так превратили они волка в собаку, а людей — в лучшее домашнее животное человека».
  
 
Мудрец опечален глухотой людей к истине и говорит, что «там, где нельзя больше любить, там нужно пройти мимо!»
 
Мудрец опечален глухотой людей к истине и говорит, что «там, где нельзя больше любить, там нужно пройти мимо!»
Строка 110: Строка 93:
 
Он продолжает издеваться над «старыми, ревнивыми, злобными» пророками, говорящими о единобожии: «Не в том ли и божественность, что существуют боги, но нет никакого Бога?»
 
Он продолжает издеваться над «старыми, ревнивыми, злобными» пророками, говорящими о единобожии: «Не в том ли и божественность, что существуют боги, но нет никакого Бога?»
  
Заратустра восхваляет сладострастие, властолюбие и себялюбие. Это здоровые страсти, бьющие «ключом из сильной души, соединённой с возвышенным телом» и они будут свойственны «новой аристократии». Эти новые люди разрушат «старые скрижали» морали, заменив их новыми. «Неустрашимая отвага, долгое недоверие, жестокое отрицание, пресыщение, надрезывание жизни» — вот что, по словам Заратустры, характеризует новую элиту и рождает истину.
+
Заратустра восхваляет сладострастие, властолюбие и себялюбие. Это здоровые страсти, бьющие «ключом из сильной души, соединённой с возвышенным телом» и они будут свойственны «новой аристократии». Эти новые люди разрушат «старые скрижали» морали, заменив их новыми. «Неустрашимая отвага, долгое недоверие, жестокое отрицание, пресыщение, надрезывание жизни» — вот что, по словам Заратустры, характеризует новую элиту и рождает истину.
  
Для того чтобы быть сильным, надо иметь «широкую душу», которая свободна от внешних обстоятельств и «бросается во все Случайное». Эта душа обладать жаждой воли, мудростью и любовью, «в которой все вещи обретают стремление и противоборство».  
+
Для того чтобы быть сильным, надо иметь «широкую душу», которая свободна от внешних обстоятельств и «бросается во все Случайное». Эта душа обладать жаждой воли, мудростью и любовью, «в которой все вещи обретают стремление и противоборство».
  
Только тот, кто хочет преодолеть себя, обладает «волей к власти» и широкой душой будет спасён. Слабых и Падающих нужно толкнуть и учить «быстрее падать!» — призывает Заратустра.
+
Только тот, кто хочет преодолеть себя, обладает «волей к власти» и широкой душой будет спасён. Слабых и Падающих нужно толкнуть и учить «быстрее падать!» — призывает Заратустра.
  
Лучшие должны стремиться к господству во всех сферах жизни. Мужчина должен быть «способным к войне», а женщина – к деторождению. «Вы заключаете брак: смотрите же, чтобы не стал он для вас заключением!» — предостерегает философ.
+
Лучшие должны стремиться к господству во всех сферах жизни. Мужчина должен быть «способным к войне», а женщина — к деторождению. «Вы заключаете брак: смотрите же, чтобы не стал он для вас заключением!» — предостерегает философ.
  
 
Заратустра отрицает «общественный договор», ведь общество «это попытка, это долгое искание того, кто повелевает».
 
Заратустра отрицает «общественный договор», ведь общество «это попытка, это долгое искание того, кто повелевает».
Строка 124: Строка 107:
 
После этих проповедей звери называют Заратустру «учителем Вечного Возвращения».
 
После этих проповедей звери называют Заратустру «учителем Вечного Возвращения».
  
'''Часть четвёртая и последняя.'''
+
== Часть четвёртая и последняя ==
  
 
Заратустра состарился и «волосы его поседели».
 
Заратустра состарился и «волосы его поседели».
  
Он продолжает верить в «тысячелетнее царство Заратустры» и придерживается главного лозунга Сверхчеловека - «Будь тем, кто ты есть!»
+
Он продолжает верить в «тысячелетнее царство Заратустры» и придерживается главного лозунга Сверхчеловека — «Будь тем, кто ты есть!»
  
Однажды он слышит крик о помощи и идёт искать попавшего в беду «высшего человека». Ему навстречу попадаются различные персонажи – мрачный Прорицатель, два Короля с ослом, Совестливый духом, старый Чародей, последний Папа, Самый безобразный человек, Добровольный нищий и Тень. Все они рассказывают Заратустре свои истории и хотят найти «высшего человека». Мудрец отправляет их к своей пещере и продолжает свой путь.
+
Однажды он слышит крик о помощи и идёт искать попавшего в беду «высшего человека». Ему навстречу попадаются различные персонажи — мрачный Прорицатель, два Короля с ослом, Совестливый духом, старый Чародей, последний Папа, Самый безобразный человек, Добровольный нищий и Тень. Все они рассказывают Заратустре свои истории и хотят найти «высшего человека». Мудрец отправляет их к своей пещере и продолжает свой путь.
  
 
Утомившись, Заратустра возвращается в пещеру и видит там всех путников, встреченных за день. Среди них Орёл и Змея. Мудрец произносит проповедь о признаках «высшего человека», резюмируя все идеи, сказанные в ранних проповедях.
 
Утомившись, Заратустра возвращается в пещеру и видит там всех путников, встреченных за день. Среди них Орёл и Змея. Мудрец произносит проповедь о признаках «высшего человека», резюмируя все идеи, сказанные в ранних проповедях.
  
После этого он устраивает «вечерю», где все пьют вино, едят барашков и восхваляют мудрость Заратустры. Все гости, включая осла, молятся.  
+
После этого он устраивает «вечерю», где все пьют вино, едят барашков и восхваляют мудрость Заратустры. Все гости, включая осла, молятся.
 +
 
 
Мудрец называет своих гостей «выздоравливающими» и воспевает наступление «Великого Полдня».
 
Мудрец называет своих гостей «выздоравливающими» и воспевает наступление «Великого Полдня».
  
 
Утром Заратустра покидает свою пещеру.
 
Утром Заратустра покидает свою пещеру.
 +
 +
{{конец текста}}

Версия 09:08, 4 августа 2014

Так говорил Заратустра
Краткое содержание романа. 1885.
Микропересказ: Рассказывая людям притчи и истории морально-философского содержания, бродячий философ проповедует учение о Сверхчеловеке, но мир равнодушен к речам мудреца.

Поэма состоит из четырёх частей, каждая из которых содержит притчи на различные морально-нравственные и философские темы. По стилю поэтически-ритмизированную прозу сочинения относят к жанру «философской поэмы».

Часть первая

Заратустра возвращается к людям после десяти лет одиночества в горах, чтобы донести весть о Сверхчеловеке.

Спустившись с гор, он встречает отшельника, говорящего о любви к Богу. Продолжая путь, Заратустра недоумевает: «Возможно ли это?! Этот святой старец в своём лесу ещё не слыхал о том, что Бог умер!»

В городе мудрец видит толпу, которая собравшуюся поглазеть на канатного Плясуна. Заратустра говорит людям о Сверхчеловеке: он призывает людей быть «верными земле» и не верить «неземным надеждам», потому что «Бог умер». Толпа смеётся над Заратустрой и смотрит выступление канатного Плясуна. В результате козней Паяца канатоходец падает и погибает. Подобрав труп погибшего, мудрец покидает город. Его сопровождают Орёл и Змея.

В своих «Речах», состоящих из двадцати двух притч, Заратустра смеётся над фальшивой моралью и устоями человечества.

Мудрец начинает с рассказа о «трёх превращениях духа»: сначала дух есть Верблюд, который превращается во Льва, а Лев становится Ребёнком. Дух навьючивают, но он хочет обрести свободу и, подобно льву, стать господином. Но Лев не может стать Духом-Созидателем без Ребёнка — «священного утверждения» духа.

Многие парадоксальные жизненные устремления и разные типы людей обсуждает Заратустра:

Он осуждает богоподобных — они желают, чтобы «сомнение было грехом». Они презирают «здоровое тело — сильное и совершенное». Философ проклинает священников — этих проповедников смерти, которые должны исчезнуть «с лица земли».

Заратустра учит уважать воинов — они «преодолевают человека в себе», не желая долгой жизни.

Он говорит «о тысяче и одной цели», когда доброе одного народа у другого народа считается злым, потому что «у человечества нет ещё цели».

Мудрец вещает о «новом кумире», которому поклоняются люди — о государстве. Гибель этого мифа означает начало нового человека.

Он советует избегать славы, паяцев и актёров, так как вдали от этого «жили всегда изобретатели новых ценностей».

Заратустра называет глупостью, когда отвечают добром на Зло — это унижение для врага, а «маленькая месть человечнее отсутствия мести».

Браком называет он «волю двоих создать единое, большее тех, кто создал его», а истинно целомудренными называет снисходительных и весёлых.

Говорит мудрец и о любви к «созидающим в уединении» — они способны «творить сверх себя».

Юноше Заратустра повествует о злой природе человека, который подобен дереву и «чем настойчивее стремится он вверх, к свету, тем с большей силой устремляются корни его вглубь земли, вниз, во мрак — во зло».

О природе женщины упоминает мудрец — разгадкой её является беременность, а правило обращения с ней одно: «Идёшь к женщинам? Не забудь плётку!»

Заратустра осуждает людей, которые «пребывая в жалком самодовольстве», погрязли в этих «добродетелях». Человек на пути к Сверхчеловеку должен хранить «героя в душе своей», быть верным земле, найти себя и «желать одной волей», отрицая всякую другую веру.

Заканчиваются «Речи» пророчеством о наступлении «Великого Полдня», когда на пути от животного к Сверхчеловеку человек «празднует начало заката своего».

«Умерли все боги: ныне хотим мы, чтобы жил Сверхчеловек» — так, по мнению Заратустры, должен звучать девиз человечества.

Часть вторая

Заратустра удаляется в свою пещеру. Спустя годы, мудрец снова решает идти к людям с новыми притчами.

Он снова говорит об отрицании религии, потому что «это мысль, которая всё прямое делает кривым». Существование богов убивает любое творение и созидание. Прочь от богов и от священников, которые гибнут в огне за ложные идеи.

Истинная добродетель для человека — это Самость, которая «проявляется во всяком поступке». Нужно возлюбить созидание больше сострадания, так как сострадание ничего не способно создать.

Заратустра раскрывает ложь понятия «равенство» — этот миф используется для мщения и наказания сильных, несмотря на то, что люди не равны и «они не должны быть равны!»

Все «прославленные мудрецы», подобно ослам, служили «народу и народному суеверию, а не истине». Но настоящие мудрецы живут в пустыне, а не в городах. Поэтому настоящий мудрец избегает толпы и не пьёт из её «отравленных родников».

Заратустра учит о «воле к власти», которую он видел «всюду, где было живое» и которая побуждает слабого подчиниться сильному: «Только там, где есть жизнь, есть и воля: но не воля к жизни — воля к власти! Так учу я тебя». Именно «воля к власти» делает человека сильным и возвышенным, подобно колонне — «чем выше она, тем нежнее и прекраснее, тогда как внутри — твёрже и выносливее».

Он говорит о «культуре», которая мертва и исходит из иллюзорной действительности. Учёные этой мёртвой реальности выдают себя за мудрецов, но их истины ничтожны. Заратустра призывает к «незапятнанному» и чистому познанию, «чтобы всё глубокое поднялось на высоту мою!»

Над поэтами он смеётся за их «вечную женственность» — они слишком «поверхностны и недостаточно чистоплотны: они мутят воду, чтобы казалась она глубже».

Все великие события, уверяет Заратустра, должны вращаться «не вокруг тех, кто измышляет новый шум, а вокруг изобретателей новых ценностей». Лишь «воля к власти» может уничтожить сострадание и вызвать к жизни Великое.

Заратустра учит своих слушателей трём человеческим мудростям: давать себя обманывать, «чтобы не остерегаться обманщиков», больше остальных щадить тщеславных и не допускать, «чтобы из-за вашей трусости мне стал противен вид злых».

В глубокой печали он покидает своих непонимающих слушателей.

Часть третья

Заратустра снова в пути. Он повествует попутчикам о своей встрече с Духом Тяжести — «на мне сидел он, полукрот, полукарлик; хромой, он и меня пытался сделать хромым». Этот Карлик оседлал мудреца, пытаясь увлечь его в бездну сомнений. Только мужество спасает философа.

Заратустра предостерегает, что Дух Тяжести даётся нам с рождения в виде слов «добро» и «зло». Этого врага, говорящего «добро для всех, зло для всех» побеждает лишь тот, «кто говорит: вот моё добро и моё зло». Нет ни хорошего, ни плохого — есть «мой вкус, которого мне не надо ни стыдиться, ни скрывать».

Нет и универсального пути, который можно указать каждому — есть лишь индивидуальный выбор каждого в вопросах морали.

«Не должно ли быть так: всё, что может произойти, уже проходило некогда этим путём? Не должно ли быть так: всё, что может случиться, уже случилось некогда, свершилось и миновало?» — задаётся вопросом Заратустра, утверждая идею о Вечном Возвращении. Он уверен: «всё, что может произойти и на этом долгом пути вперёд — должно произойти ещё раз!»

Мудрец говорит о том, что всю жизнь определяет «самая древняя аристократия мира» — Случайность. А ищущий счастья никогда не находит его, потому что «счастье — женщина».

Возвращаясь в свою пещеру через города, Заратустра опять говорит об умеренной добродетели, которая совмещается с комфортом. Люди измельчали и почитают «то, что делает скромным и ручным: так превратили они волка в собаку, а людей — в лучшее домашнее животное человека».

Мудрец опечален глухотой людей к истине и говорит, что «там, где нельзя больше любить, там нужно пройти мимо!»

Он продолжает издеваться над «старыми, ревнивыми, злобными» пророками, говорящими о единобожии: «Не в том ли и божественность, что существуют боги, но нет никакого Бога?»

Заратустра восхваляет сладострастие, властолюбие и себялюбие. Это здоровые страсти, бьющие «ключом из сильной души, соединённой с возвышенным телом» и они будут свойственны «новой аристократии». Эти новые люди разрушат «старые скрижали» морали, заменив их новыми. «Неустрашимая отвага, долгое недоверие, жестокое отрицание, пресыщение, надрезывание жизни» — вот что, по словам Заратустры, характеризует новую элиту и рождает истину.

Для того чтобы быть сильным, надо иметь «широкую душу», которая свободна от внешних обстоятельств и «бросается во все Случайное». Эта душа обладать жаждой воли, мудростью и любовью, «в которой все вещи обретают стремление и противоборство».

Только тот, кто хочет преодолеть себя, обладает «волей к власти» и широкой душой будет спасён. Слабых и Падающих нужно толкнуть и учить «быстрее падать!» — призывает Заратустра.

Лучшие должны стремиться к господству во всех сферах жизни. Мужчина должен быть «способным к войне», а женщина — к деторождению. «Вы заключаете брак: смотрите же, чтобы не стал он для вас заключением!» — предостерегает философ.

Заратустра отрицает «общественный договор», ведь общество «это попытка, это долгое искание того, кто повелевает».

Он воспевает «всё злое в человеке», потому что «всё дурное и злое есть наилучшая сила и твёрдый камень в руке высочайшего из созидающих».

После этих проповедей звери называют Заратустру «учителем Вечного Возвращения».

Часть четвёртая и последняя

Заратустра состарился и «волосы его поседели».

Он продолжает верить в «тысячелетнее царство Заратустры» и придерживается главного лозунга Сверхчеловека — «Будь тем, кто ты есть!»

Однажды он слышит крик о помощи и идёт искать попавшего в беду «высшего человека». Ему навстречу попадаются различные персонажи — мрачный Прорицатель, два Короля с ослом, Совестливый духом, старый Чародей, последний Папа, Самый безобразный человек, Добровольный нищий и Тень. Все они рассказывают Заратустре свои истории и хотят найти «высшего человека». Мудрец отправляет их к своей пещере и продолжает свой путь.

Утомившись, Заратустра возвращается в пещеру и видит там всех путников, встреченных за день. Среди них Орёл и Змея. Мудрец произносит проповедь о признаках «высшего человека», резюмируя все идеи, сказанные в ранних проповедях.

После этого он устраивает «вечерю», где все пьют вино, едят барашков и восхваляют мудрость Заратустры. Все гости, включая осла, молятся.

Мудрец называет своих гостей «выздоравливающими» и воспевает наступление «Великого Полдня».

Утром Заратустра покидает свою пещеру.