Парадокс (Короленко) — различия между версиями

Материал из Народный Брифли
Перейти к:навигация, поиск
(3. Столкновение с реальностью)
 
(не показаны 3 промежуточные версии этого же участника)
Строка 1: Строка 1:
 +
{{pub|https://briefly.ru/korolenko/paradoks/}}
 +
 
{{Пересказ
 
{{Пересказ
 
| Название = Парадокс
 
| Название = Парадокс
Строка 8: Строка 10:
  
 
{{начало текста}}
 
{{начало текста}}
''Повествование ведётся от имени десятилетнего мальчика, имя которого в произведении не упоминается. В пересказе сохранено оригинальное деление на главы, но их названия – условны.''
+
''Повествование ведётся от имени десятилетнего мальчика, имя которого в произведении не упоминается. В пересказе сохранено оригинальное деление на главы, но их названия — условны.''
  
 
== 1. Сказочный мир игр ==
 
== 1. Сказочный мир игр ==
Строка 20: Строка 22:
  
 
== 2. Очарование игр разрушено ==
 
== 2. Очарование игр разрушено ==
От этого занятия мальчиков однажды оторвал Павел, лакей их отца.  
+
От этого занятия мальчиков однажды оторвал Павел, лакей их отца.
  
 
{{БлочныйПерсонаж
 
{{БлочныйПерсонаж
Строка 36: Строка 38:
 
Сначала мальчики решили, что их ждёт наказание за какую-то давно забытую проделку, но потом разглядели посреди толпы странное существо. Это был человек с очень маленьким телом, полностью закрытым пышной бородой с проседью. У него была большая голова и очень длинные тонкие ноги, рук же не было вообще. Передвигался он на маленькой тележке.
 
Сначала мальчики решили, что их ждёт наказание за какую-то давно забытую проделку, но потом разглядели посреди толпы странное существо. Это был человек с очень маленьким телом, полностью закрытым пышной бородой с проседью. У него была большая голова и очень длинные тонкие ноги, рук же не было вообще. Передвигался он на маленькой тележке.
  
Сопровождающий странное существо высокий субъект с длинными усами по имени Матвей объявил, что это его родственник, феномен, чудо природы, «шляхтич из Заславского повета, Ян Криштоф Залуский».  
+
Сопровождающий странное существо высокий субъект с длинными усами по имени Матвей объявил, что это его родственник, феномен, чудо природы, «шляхтич из Заславского повета, Ян Криштоф Залуский».
  
 
{{БлочныйПерсонаж
 
{{БлочныйПерсонаж
Строка 75: Строка 77:
  
 
Наконец, Матвей объявил, что, кроме всего прочего, Ян умеет писать, и может всем желающим за отдельную плату написать афоризм «для душевной пользы и утешения».
 
Наконец, Матвей объявил, что, кроме всего прочего, Ян умеет писать, и может всем желающим за отдельную плату написать афоризм «для душевной пользы и утешения».
 +
 +
Тут взгляд Яна упал на братьев, и он решил написать афоризм для них. Мальчик испугался, что феномен расскажет о его будущем нечто такое, от чего ему будет стыдно всю жизнь. Ян посмотрел на него мягко и задумчиво, а потом написал на белом листке: «Человек создан для счастья, как птица для полёта».
 +
 +
Феномен подчеркнул, что от его имени этот афоризм звучит как парадокс, ведь он тоже человек, однако менее всего создан для полёта и счастья.
  
 
{{цитата}}
 
{{цитата}}
Урод сидел в своей тележке, держа гусиное перо в приподнятой правой ноге, как человек, ожидающий вдохновения. Было что-то цинически карикатурное во всей его фигуре и позе, в саркастическом взгляде…
+
Это афоризм, но и парадокс вместе. Афоризм сам по себе, парадокс в устах феномена… Ха-ха! Это правда… Феномен тоже человек, и он менее всего создан для полёта…
 
{{/цитата}}
 
{{/цитата}}
  
Тут взгляд Яна упал на братьев, и он решил написать афоризм для них. Мальчик испугался, что феномен расскажет о его будущем нечто такое, от чего ему будет стыдно всю жизнь. Ян посмотрел на него мягко и задумчиво, а потом написал на белом листке: «Человек создан для счастья, как птица для полёта».
+
Матвей обошёл публику в последний раз, собирая на пропитание для бесчисленного семейства Яна.
 
 
Феномен подчеркнул, что от его имени этот афоризм звучит как парадокс, ведь он тоже человек, однако менее всего создан для полёта и счастья. Матвей обошёл публику в последний раз, собирая на пропитание для бесчисленного семейства Яна.
 
  
 
== 4. Детство кончилось ==
 
== 4. Детство кончилось ==
 
Мама братьев накормила феномена и Матвея обедом. Мальчики видели, как Матвей уходил по переулку, таща за собой тележку с феноменом. Им встретился старик-нищий с маленькой девочкой, и Ян, преодолев сопротивление спутника, отдал ему серебряную монету.
 
Мама братьев накормила феномена и Матвея обедом. Мальчики видели, как Матвей уходил по переулку, таща за собой тележку с феноменом. Им встретился старик-нищий с маленькой девочкой, и Ян, преодолев сопротивление спутника, отдал ему серебряную монету.
  
С этого дня ни бочка, ни старая карета уже не казались мальчикам волшебными. По ночам они плохо спали, «вскрикивали и плакали без причины». Им снились глаза феномена, «то холодные и циничные, то подёрнутые внутренней болью». Мать вставала и крестила сыновей, стараясь защитить их «от первого противоречия жизни, острой занозой вонзившегося в детские сердца и умы».
+
С этого дня ни бочка, ни старая карета уже не казались мальчикам волшебными. По ночам они плохо спали, «вскрикивали и плакали без причины». Им снились глаза феномена, «то холодные и циничные, то подёрнутые внутренней болью».
 +
 
 +
{{цитата}}
 +
Мать вставала и крестила нас, стараясь этим защитить своих детей от первого противоречия жизни, острой занозой вонзившегося в детские сердца и умы…
 +
{{/цитата}}
 +
 
 
{{конец текста}}
 
{{конец текста}}

Текущая версия на 15:26, 13 августа 2019

Этот пересказ опубликован на Брифли.


Парадокс
Краткое содержание очерка. 1894.
Микропересказ: Дети попадают на уличное представление безрукого калеки. Увиденное пугает их, сталкивает с противоречием жизни. Дети перестают фантазировать, понимая, что жизнь прекрасна не для всех.

Повествование ведётся от имени десятилетнего мальчика, имя которого в произведении не упоминается. В пересказе сохранено оригинальное деление на главы, но их названия — условны.

1. Сказочный мир игр[править]

Два брата десяти и восьми лет жили в доме, крыльцо которого выходило на большой двор с множеством других домов, жилых флигелей и сараев. Их любимым местом был уголок двора между сараями, куда почти никто не заходил. В его центре возвышалась мусорная куча, которую венчал кузов от старинной кареты. В этом кузове братья проводили большую часть времени, путешествуя в воображаемые страны и переживая невероятные приключения.

В углу этого закоулка под раскидистым тополем стояла большая бочка, полная подгнившей воды, в которой уже завелась странная живность. Всю последнюю неделю мальчики провели, сидя над этой бочкой с самодельными удочками. Подсознательно они надеялись, что когда-нибудь случится чудо и на удочку клюнет рыбка.

… мы не имели тогда ни малейшего понятия о назначении жизни…

2. Очарование игр разрушено[править]

От этого занятия мальчиков однажды оторвал Павел, лакей их отца.

Павел — лакей, человек трезвомыслящий и насмешливый.

Увидев, чем занимаются дети, Павел удивился. Он насмешливо осмотрел их самодельные удочки и крючки, встряхнул бочку так, что от неё пошёл неприятный запах, и толкнул ногой старую карету, от которой отвалилась ещё одна доска.

Волшебное очарование игры было разрушено. Карета превратилась в старую рухлядь, а из бочки исчезли населявшие её странные существа. Павел позвал мальчиков во двор, где уже собрались все его обитатели.

3. Столкновение с реальностью[править]

Сначала мальчики решили, что их ждёт наказание за какую-то давно забытую проделку, но потом разглядели посреди толпы странное существо. Это был человек с очень маленьким телом, полностью закрытым пышной бородой с проседью. У него была большая голова и очень длинные тонкие ноги, рук же не было вообще. Передвигался он на маленькой тележке.

Сопровождающий странное существо высокий субъект с длинными усами по имени Матвей объявил, что это его родственник, феномен, чудо природы, «шляхтич из Заславского повета, Ян Криштоф Залуский».

Ян Криштоф Залуский — калека, карлик, феномен, родился без рук, умный и ироничный, командует своим родственником.
Матвей — родственник и помощник Яна, глуп, во всём слушается калеку.

Рук у него не было с рождения, их полностью заменяли ноги, к тому же Ян был очень умён и насквозь видел прошлое, настоящее и будущее. Было заметно, что среди двоих главный именно он.

Началось представление. Ян показывал, как он ест, причёсывается, одевается, вдевает нитку в иглу, считает деньги и даже крестится с помощью своих длинных ног, а Матвей периодически обходил публику, собирая в шляпу монеты. Умные глаза феномена смотрели насмешливо и иронично, а все действия давались ему с трудом.

Один из жителей, полковник Дударев, бывший военный доктор, добрый и великодушный человек, бесплатно помогавший всем соседям, в том числе и дворне, дал феномену серебряный рубль. Ян пообещал отдать его первому встречному нищему.

Дударев — полковник, бывший военный врач, благородный и бескорыстный, пример для мальчиков.

С ещё одного соседа, старого холостяка пана Уляницкого, тихого, вкрадчивого и неприятного человека, феномен собрал дань трижды.

Уляницкий — шляхтич, холостяк, неприятный тип с вкрадчивыми манерами, занимающийся непонятно чем.

Наконец, Матвей объявил, что, кроме всего прочего, Ян умеет писать, и может всем желающим за отдельную плату написать афоризм «для душевной пользы и утешения».

Тут взгляд Яна упал на братьев, и он решил написать афоризм для них. Мальчик испугался, что феномен расскажет о его будущем нечто такое, от чего ему будет стыдно всю жизнь. Ян посмотрел на него мягко и задумчиво, а потом написал на белом листке: «Человек создан для счастья, как птица для полёта».

Феномен подчеркнул, что от его имени этот афоризм звучит как парадокс, ведь он тоже человек, однако менее всего создан для полёта и счастья.

Это афоризм, но и парадокс вместе. Афоризм сам по себе, парадокс в устах феномена… Ха-ха! Это правда… Феномен тоже человек, и он менее всего создан для полёта…

Матвей обошёл публику в последний раз, собирая на пропитание для бесчисленного семейства Яна.

4. Детство кончилось[править]

Мама братьев накормила феномена и Матвея обедом. Мальчики видели, как Матвей уходил по переулку, таща за собой тележку с феноменом. Им встретился старик-нищий с маленькой девочкой, и Ян, преодолев сопротивление спутника, отдал ему серебряную монету.

С этого дня ни бочка, ни старая карета уже не казались мальчикам волшебными. По ночам они плохо спали, «вскрикивали и плакали без причины». Им снились глаза феномена, «то холодные и циничные, то подёрнутые внутренней болью».

Мать вставала и крестила нас, стараясь этим защитить своих детей от первого противоречия жизни, острой занозой вонзившегося в детские сердца и умы…