Паломничество Чайльд-Гарольда (Байрон) — различия между версиями

Материал из Народный Брифли
Перейти к:навигация, поиск
(не показаны 2 промежуточные версии этого же участника)
Строка 5: Строка 5:
 
| Жанр = поэма
 
| Жанр = поэма
 
| Год публикации = 1812-1818
 
| Год публикации = 1812-1818
| В двух словах = Пресытившийся жизнью молодой англичанин отправляется в путешествие, надеясь обрести покой в единении с природой, но так и не находит успокоения.  
+
| В двух словах = Пресытившийся жизнью молодой англичанин отправляется в путешествие, надеясь найти смысл жизни и обрести покой в единении с природой, но так и не находит успокоения.  
 
}}
 
}}
  
Строка 18: Строка 18:
 
{{БлочныйПерсонаж
 
{{БлочныйПерсонаж
 
| Имя = Чайльд-Гарольд
 
| Имя = Чайльд-Гарольд
| Описание = английский аристократ, 19 лет, устал от жизни, никого не любит, никем не любим, подвержен сплину, отправляется в паломничество, чтобы узнать цель своей жизни. Чайльд - титул, дававшийся перед посвящением в рыцари.
+
| Описание = английский аристократ, 19 лет, устал от жизни, никого не любит, никем нелюбим, подвержен сплину, отправляется в паломничество, чтобы узнать цель своей жизни. Чайльд - титул, дававшийся перед посвящением в рыцари
 
| Номер =  
 
| Номер =  
 
| Портрет =  
 
| Портрет =  
Строка 44: Строка 44:
 
Проезжая через горы Сьерра-Морена, Гарольд видит, что испанцы готовы сопротивляться наполеоновским войскам. Он вспоминает храбрую красавицу-испанку Сарагосу, которая сражалась наравне с мужчинами. Но не все испанки так храбры. Гарольд считает, что они созданы «для чар любви», и описывает их красоту и страстность.
 
Проезжая через горы Сьерра-Морена, Гарольд видит, что испанцы готовы сопротивляться наполеоновским войскам. Он вспоминает храбрую красавицу-испанку Сарагосу, которая сражалась наравне с мужчинами. Но не все испанки так храбры. Гарольд считает, что они созданы «для чар любви», и описывает их красоту и страстность.
  
Гарольд в Кадисе, где царит вечный праздник, а по воскресеньям проходит коррида. Гарольд описывает это кровавое зрелище. К испанкам пресыщенный Гарольд равнодушен. Он посвящает стихи только прекрасной Инесе, где просит не ждать от него любви.
+
Гарольд в Кадисе, где царит вечный праздник, а по воскресеньям проходит коррида. Он описывает это кровавое зрелище. К испанкам пресыщенный Гарольд равнодушен. Он посвящает стихи только прекрасной Инесе, где просит не ждать от него любви.
  
 
Гарольд восхищается Кадисом, сопротивлявшимся французам больше двух лет. Порабощённые народы ждут, когда Испания сбросит гнёт Наполеона, и собираются последовать её примеру.
 
Гарольд восхищается Кадисом, сопротивлявшимся французам больше двух лет. Порабощённые народы ждут, когда Испания сбросит гнёт Наполеона, и собираются последовать её примеру.
Строка 69: Строка 69:
 
<poem>
 
<poem>
 
Там лютый барс в расселинах таится,
 
Там лютый барс в расселинах таится,
Орел парит, свободен и могуч.
+
Орёл парит, свободен и могуч.
 
Там люди вольны, словно зверь и птица,
 
Там люди вольны, словно зверь и птица,
 
И буря, Новый год встречая, веселится.
 
И буря, Новый год встречая, веселится.
Строка 75: Строка 75:
 
{{конец цитаты}}
 
{{конец цитаты}}
  
Он проходит мимо столицы Албании и углубляется в горы, где окунается в природу, забывая об оставшихся внизу людях. Спустившись в долины, он отправляется в Тепелену с минаретами и дворцами, где живут греки, албанцы, македонцы, турки.
+
Он проходит мимо столицы Албании и углубляется в горы, где окунается в природу, забывая об оставшихся внизу людях. Спустившись в долины, он отправляется в Тепелену, где живут греки, албанцы, македонцы, турки.
  
Гарольду быстро надоедает мусульманская роскошь Тепелены, и он поселяется среди гордых, храбрых, и суровых албанцев. Они предупреждают Гарольда о бандитской шайке, занявшей горный проход, и выделяют надёжных проводников. Гарольд безопасно добирается до Утракийского залива.
+
Гарольду быстро надоедает мусульманская роскошь Тепелены, и он поселяется среди гордых, храбрых и суровых албанцев. Они предупреждают Гарольда о бандитской шайке, занявшей горный проход, и выделяют надёжных проводников. Гарольд безопасно добирается до Утракийского залива.
  
 
Поэт вновь сожалеет о Греции, позабывшей своих героев и надеющейся только на иноземную помощь. Греки отмечают мусульманские праздники и не вспоминают о своей богатой культуре.
 
Поэт вновь сожалеет о Греции, позабывшей своих героев и надеющейся только на иноземную помощь. Греки отмечают мусульманские праздники и не вспоминают о своей богатой культуре.
Строка 84: Строка 84:
  
 
== Песнь третья. Бельгия, Германия, Швейцария ==
 
== Песнь третья. Бельгия, Германия, Швейцария ==
После шестилетнего перерыва поэт решает продолжить поэму и, подобно Чайльд-Гарольду, отправляется в путешествие. Поэт не ждёт чудес от жизни, не испытывает ни любви, ни ненависти, и напоследок хочет запечатлеть в стихах любимые образы.
+
После шестилетнего перерыва поэт решает продолжить поэму и подобно Чайльд-Гарольду отправляется в путешествие. Поэт не ждёт чудес от жизни, не испытывает ни любви, ни ненависти, и напоследок хочет запечатлеть в стихах любимые образы.
  
 
Из Албании Гарольд возвращается в Англию и убеждается, что высшее общество чуждо ему. Сплин заставляет его отправиться в новое паломничество, и вот он в Бельгии, у Ватерлоо.
 
Из Албании Гарольд возвращается в Англию и убеждается, что высшее общество чуждо ему. Сплин заставляет его отправиться в новое паломничество, и вот он в Бельгии, у Ватерлоо.
Строка 92: Строка 92:
 
Поэт рассуждает о Наполеоне, который, даже потеряв власть, пугал мир «эхом прежней славы». После великого тирана остались его последователи, которые долго смущали ума людей.
 
Поэт рассуждает о Наполеоне, который, даже потеряв власть, пугал мир «эхом прежней славы». После великого тирана остались его последователи, которые долго смущали ума людей.
  
В долине Рейна Гарольд любуется руинами неприступных замков, хозяева которых в некогда враждовали и занимались разбоем. Немало таких войн вспыхивало из-за женщины. Приход весны заставляет Гарольда мечтать о любви. Он вспоминает о единственной любимой женщине, на которой так и не женился.
+
В долине Рейна Гарольд любуется руинами неприступных замков, хозяева которых некогда враждовали и занимались разбоем. Немало таких войн вспыхивало из-за женщины. Приход весны заставляет Гарольда мечтать о любви. Он вспоминает о единственной любимой женщине, на которой так и не женился.
  
Гарольд в немецком городе Кобленц, на могиле наполеоновского генерала Марсо. Поэт воспевает храбрость и душевную чистоту Марсо. Возле Кобленца — развалины замка Эренбрейтштейн, его защитники сопротивлялись французам два года.
+
Гарольд в немецком городе Кобленце, на могиле наполеоновского генерала Марсо. Поэт воспевает храбрость и душевную чистоту Марсо. Возле Кобленца — развалины замка Эренбрейтштейн, его защитники сопротивлялись французам два года.
  
 
Гарольд не находит покоя и бежит от людей в Альпы.
 
Гарольд не находит покоя и бежит от людей в Альпы.
Строка 115: Строка 115:
  
 
Гарольд проводит грозовую ночь на берегу озера Леман (Женевского озера) и посещает родину великого философа Вольтера.
 
Гарольд проводит грозовую ночь на берегу озера Леман (Женевского озера) и посещает родину великого философа Вольтера.
Поэт заканчивает песнь обращением к дочери Аде и надеется, что она будет любить отца не смотря на скандалы и поплачет на его могиле.
+
 
 +
Поэт заканчивает песнь обращением к дочери Аде и надеется, что она будет любить отца несмотря на скандалы и поплачет на его могиле.
  
 
== Песнь четвёртая. Италия ==
 
== Песнь четвёртая. Италия ==
Предисловие к четвёртой песни — письмо поэта к другу, английскому литератору Джону Хобхаузу, который сопровождал его и писал пояснения к поэме.  
+
Предисловие к четвёртой песни — письмо поэта к другу, английскому литератору Джону Хобхаузу, который сопровождал его и писал пояснения к поэме. В этой песни личности Чайльд-Гарольда и поэта окончательно сливаются.
  
Поэт в дряхлеющей Венеции, которой когда-то поклонялись многие страны. Даже лишившаяся богатства, Венеция осталась лицом Италии. Поэт сожалеет, что венецианцы утратили свободу, а Англия не защитила её.
+
Поэт в дряхлеющей Венеции, которой когда-то поклонялись многие страны. Даже лишившись богатства, Венеция осталась лицом Италии. Поэт сожалеет, что венецианцы утратили свободу, а Англия не защитила их.
  
 
Поэт рассуждает о Шекспире, многие герои которого жили в Венеции, затем вспоминает об Англии. Он хочет, чтобы его похоронили на родине, даже если умрёт он в чужой стране. Воспоминания будят в нём болезненные муки.
 
Поэт рассуждает о Шекспире, многие герои которого жили в Венеции, затем вспоминает об Англии. Он хочет, чтобы его похоронили на родине, даже если умрёт он в чужой стране. Воспоминания будят в нём болезненные муки.
Строка 126: Строка 127:
 
Путешествуя по Италии, поэт посещает могилу Франческо Петрарки и его скромный домик, и вспоминает о Данте Алигьери, создателе «Божественной комедии».
 
Путешествуя по Италии, поэт посещает могилу Франческо Петрарки и его скромный домик, и вспоминает о Данте Алигьери, создателе «Божественной комедии».
  
Поэт в окружённом древними руинами Риме. Во Флоренции он любуется статуей Венеры, которая храниться в галерее Уффици. В церкви-усыпальнице Санта-Кроче поэт поклоняется праху Галилея, Альфиери, Микеланджело и Макиавелли. Он считает Флоренцию неблагодарной, поскольку её правители изгнали Данте, Петрарку и Боккаччо, и позже в ней не нашлось места для их могил.
+
Во Флоренции поэт любуется статуей Венеры, которая хранится в галерее Уффици. В церкви-усыпальнице Санта-Кроче он поклоняется праху Галилея, Альфиери, Микеланджело и Макиавелли. Поэт считает Флоренцию неблагодарной, поскольку её правители изгнали Данте, Петрарку и Боккаччо, и позже в ней не нашлось места для их могил.
  
 
Паломник любуется высокими вершинами лесистых Апенин, грустит о былом величии Рима, ослабленном нашествиями варваров, и вспоминает о великих римских диктаторах. Им мог бы уподобиться Наполеон, если бы не был свергнут.
 
Паломник любуется высокими вершинами лесистых Апенин, грустит о былом величии Рима, ослабленном нашествиями варваров, и вспоминает о великих римских диктаторах. Им мог бы уподобиться Наполеон, если бы не был свергнут.
Строка 132: Строка 133:
 
Поэт рассуждает об истине, которой нет в современном ему обществе, где «добро случайно, злу преграды нет», а люди — «рабы успеха, денег и отличий». Их потомки унаследуют «рабский дух» и будут сражаться не за свободу, а за деспотизм абсолютной монархии.
 
Поэт рассуждает об истине, которой нет в современном ему обществе, где «добро случайно, злу преграды нет», а люди — «рабы успеха, денег и отличий». Их потомки унаследуют «рабский дух» и будут сражаться не за свободу, а за деспотизм абсолютной монархии.
  
Он мечтает, чтобы Европу освободил человек, подобный Боливару или Вашингтону. После падения Наполеона французы отказались от свободы и вернули монархию, однако поэт верит, что когда-нибудь Европа обретёт свободу.
+
Он мечтает, чтобы Европу освободил человек, подобный Боливару или Вашингтону. После падения Наполеона французы отказались от свободы и вернули монархию, однако поэт верит, что когда-нибудь Европа освободится.
  
 
Поэт посещает мавзолей знатной римлянки и гадает, какой была эта женщина, кого любила и как умерла.
 
Поэт посещает мавзолей знатной римлянки и гадает, какой была эта женщина, кого любила и как умерла.
Строка 149: Строка 150:
 
Легенда о нимфе Эгерии, возлюбленной одного из древнеримских царей, наводит поэта на размышления о любви, которую он считает ядом, особенно для молодых людей. Любовь отравляет их, они начинают мечтать об идеале, которого нет в природе, и всю жизнь ищут его. Даже влюблённые не остаются счастливы надолго — реальность разрушает их чувства.
 
Легенда о нимфе Эгерии, возлюбленной одного из древнеримских царей, наводит поэта на размышления о любви, которую он считает ядом, особенно для молодых людей. Любовь отравляет их, они начинают мечтать об идеале, которого нет в природе, и всю жизнь ищут его. Даже влюблённые не остаются счастливы надолго — реальность разрушает их чувства.
  
Жизнь для поэта — дерево с ядовитыми плодами. Он хочет отстоять ходя бы своё «право мысли и сужденья» и надеется, что стихи переживут его, и это станет местью его недругам за ложь и клевету. Он презирает своих врагов, но прощает их, потому что сломлен борьбой с ложью, предательством, грязными сплетнями и предчувствует раннюю смерть.
+
Жизнь для поэта — дерево с ядовитыми плодами. Он хочет отстоять хотя бы своё «право мысли и сужденья» и надеется, что стихи переживут его, и это станет местью его недругам за ложь и клевету. Он презирает своих врагов, но прощает их, потому что сломлен борьбой с ложью, предательством, грязными сплетнями и предчувствует раннюю смерть.
  
 
У Средиземного моря поэт окончательно прощается с Чайльд-Гарольдом. Он любит море и хотел бы окончить здесь свои дни «с одной — прекрасной сердцем и любимой». Поэт рад, что написал эту поэму, и надеется, что читатель нашёл в его творении «зерно морали».
 
У Средиземного моря поэт окончательно прощается с Чайльд-Гарольдом. Он любит море и хотел бы окончить здесь свои дни «с одной — прекрасной сердцем и любимой». Поэт рад, что написал эту поэму, и надеется, что читатель нашёл в его творении «зерно морали».
 
{{конец текста}}
 
{{конец текста}}
 
[[Категория:поэмы]]
 
[[Категория:поэмы]]

Версия 15:06, 30 ноября 2019

Паломничество Чайльд-Гарольда
Childe Harold's Pilgrimage
Краткое содержание поэмы. 1812-1818.
Микропересказ: Пресытившийся жизнью молодой англичанин отправляется в путешествие, надеясь найти смысл жизни и обрести покой в единении с природой, но так и не находит успокоения.

Названия песен в пересказе условные. Повествование ведётся от лица анонимного рассказчика, в котором угадывается сам Байрон.

В предисловии рассказчик сообщает, что на примере героя попытался показать, к чему ведёт ранняя развращённость: если бы у поэмы было продолжение, Чайльд-Гарольд стал бы угрюмым человеконенавистником.

Песнь первая. Португалия и Испания

Первая половина XIX века. Молодой англичанин Чайльд-Гарольд, распутник и игрок, проводит свою жизнь в попойках и случайных любовных связях.

Чайльд-Гарольд — английский аристократ, 19 лет, устал от жизни, никого не любит, никем нелюбим, подвержен сплину, отправляется в паломничество, чтобы узнать цель своей жизни. Чайльд - титул, дававшийся перед посвящением в рыцари.

В девятнадцать лет ему всё надоедает. Охваченный сплином, желая постичь цель своей жизни, Гарольд отправляется в странствие, не попрощавшись с матерью и сестрой.

Его паломничество начинается в Португалии, пострадавшей из-за нашествия армии Наполеона. Английский флот защищает Португалию от наполеоновских войск, поэтому португальцы вынуждены покориться Англии, из-за чего Гарольд презирает их и считает рабами.

Гарольд покидает грязный Лиссабон и путешествует по Португалии, посетив замок, где побеждённые французы подписали Синтрскую конвенцию (договор об эвакуации французской армии из Португалии) и получили право вывезти свои войска из Португалии на английских кораблях. Гарольд считает это позором.

Паломник перебирается в оккупированную Наполеоном Испанию, гордые жители которой не желают становиться рабами. В них проснулся дух Реконкисты — войны между арабами, испанцами и португальцами, длившейся более семи столетий, в которой победили христиане. В память об этой войне остались только песни.

О, Гордость! Рухнет бронза и гранит,
И только песнь верней, чем всё иное,
Когда историк лжёт, а льстец забыт,
Твоё бессмертие в народе сохранит.

Гарольд в Севилье. Скоро город оккупируют французы, но пока Севилья веселится, в отличие от крестьян, горюющих над вытоптанными виноградниками.

Проезжая через горы Сьерра-Морена, Гарольд видит, что испанцы готовы сопротивляться наполеоновским войскам. Он вспоминает храбрую красавицу-испанку Сарагосу, которая сражалась наравне с мужчинами. Но не все испанки так храбры. Гарольд считает, что они созданы «для чар любви», и описывает их красоту и страстность.

Гарольд в Кадисе, где царит вечный праздник, а по воскресеньям проходит коррида. Он описывает это кровавое зрелище. К испанкам пресыщенный Гарольд равнодушен. Он посвящает стихи только прекрасной Инесе, где просит не ждать от него любви.

Гарольд восхищается Кадисом, сопротивлявшимся французам больше двух лет. Порабощённые народы ждут, когда Испания сбросит гнёт Наполеона, и собираются последовать её примеру.

Окончание песни поэт посвящает своему другу, который не погиб в битве, а умер от болезни.

Песнь вторая. Греция и Албания

Поэт описывает Грецию — она находится под властью мусульман, которым безразлична её древняя история. Глядя на древний череп, поэт видит всю тщету человеческой жизни и грустит о своём умершем в Англии друге.

Поэт — автор поэмы, прообраз Чайльд-Гарольда, молодой аристократ, преследуемый злыми сплетнями.

Поэту стыдно за соотечественников, похитивших произведения искусства, которые «пощадили время, турок, гот». Греки просили у Англии защиты, но та не заступилась за Грецию, а разграбила её.

Покинув Испанию, Гарольд путешествует вдоль побережья Средиземного моря на английском военном фрегате, размышляя днём и веселясь по ночам. Теперь он ближе к природе, чем к обществу, где дружба и любовь фальшивы. Он вспоминает, как устоял перед кокеткой Флоренс, сумев не слиться с роем её поклонников.

Гарольд в Албании, которая находится под игом турок.

Там лютый барс в расселинах таится,
Орёл парит, свободен и могуч.
Там люди вольны, словно зверь и птица,
И буря, Новый год встречая, веселится.

Он проходит мимо столицы Албании и углубляется в горы, где окунается в природу, забывая об оставшихся внизу людях. Спустившись в долины, он отправляется в Тепелену, где живут греки, албанцы, македонцы, турки.

Гарольду быстро надоедает мусульманская роскошь Тепелены, и он поселяется среди гордых, храбрых и суровых албанцев. Они предупреждают Гарольда о бандитской шайке, занявшей горный проход, и выделяют надёжных проводников. Гарольд безопасно добирается до Утракийского залива.

Поэт вновь сожалеет о Греции, позабывшей своих героев и надеющейся только на иноземную помощь. Греки отмечают мусульманские праздники и не вспоминают о своей богатой культуре.

Поэт оканчивает песнь воспоминаниями о любимой женщине, которая умерла вскоре после его возвращения в Англию.

Песнь третья. Бельгия, Германия, Швейцария

После шестилетнего перерыва поэт решает продолжить поэму и подобно Чайльд-Гарольду отправляется в путешествие. Поэт не ждёт чудес от жизни, не испытывает ни любви, ни ненависти, и напоследок хочет запечатлеть в стихах любимые образы.

Из Албании Гарольд возвращается в Англию и убеждается, что высшее общество чуждо ему. Сплин заставляет его отправиться в новое паломничество, и вот он в Бельгии, у Ватерлоо.

Поэт описывает битву, в которой участвовали войска со всей Европы. Тогда погиб родственник поэта, отца которого он нечаянно оскорбил. В качестве извинения поэт описывает его храбрость.

Поэт рассуждает о Наполеоне, который, даже потеряв власть, пугал мир «эхом прежней славы». После великого тирана остались его последователи, которые долго смущали ума людей.

В долине Рейна Гарольд любуется руинами неприступных замков, хозяева которых некогда враждовали и занимались разбоем. Немало таких войн вспыхивало из-за женщины. Приход весны заставляет Гарольда мечтать о любви. Он вспоминает о единственной любимой женщине, на которой так и не женился.

Гарольд в немецком городе Кобленце, на могиле наполеоновского генерала Марсо. Поэт воспевает храбрость и душевную чистоту Марсо. Возле Кобленца — развалины замка Эренбрейтштейн, его защитники сопротивлялись французам два года.

Гарольд не находит покоя и бежит от людей в Альпы.

…Бегство от людей —
Не ненависть ещё и не презренье.
Нет, это бегство в глубь души своей,
Чтоб не засохли корни в небреженье
Среди толпы, где в бредовом круженье —
Заразы общей жертвы с юных лет —
Своё мы поздно видим вырожденье…

В отступлении поэт рассказывает, как его, уставшего бороться со сплетнями и общественным мнением, возродил целебный воздух Альп. Предчувствуя близкую смерть, он надеется умереть на лоне природы.

Поэт с восхищением говорит о Жан-Жаке Руссо, родившемся в Альпах. Философия полубезумного Руссо породила революцию во Франции, но французы не смогли удержать свободу.

Гарольд проводит грозовую ночь на берегу озера Леман (Женевского озера) и посещает родину великого философа Вольтера.

Поэт заканчивает песнь обращением к дочери Аде и надеется, что она будет любить отца несмотря на скандалы и поплачет на его могиле.

Песнь четвёртая. Италия

Предисловие к четвёртой песни — письмо поэта к другу, английскому литератору Джону Хобхаузу, который сопровождал его и писал пояснения к поэме. В этой песни личности Чайльд-Гарольда и поэта окончательно сливаются.

Поэт в дряхлеющей Венеции, которой когда-то поклонялись многие страны. Даже лишившись богатства, Венеция осталась лицом Италии. Поэт сожалеет, что венецианцы утратили свободу, а Англия не защитила их.

Поэт рассуждает о Шекспире, многие герои которого жили в Венеции, затем вспоминает об Англии. Он хочет, чтобы его похоронили на родине, даже если умрёт он в чужой стране. Воспоминания будят в нём болезненные муки.

Путешествуя по Италии, поэт посещает могилу Франческо Петрарки и его скромный домик, и вспоминает о Данте Алигьери, создателе «Божественной комедии».

Во Флоренции поэт любуется статуей Венеры, которая хранится в галерее Уффици. В церкви-усыпальнице Санта-Кроче он поклоняется праху Галилея, Альфиери, Микеланджело и Макиавелли. Поэт считает Флоренцию неблагодарной, поскольку её правители изгнали Данте, Петрарку и Боккаччо, и позже в ней не нашлось места для их могил.

Паломник любуется высокими вершинами лесистых Апенин, грустит о былом величии Рима, ослабленном нашествиями варваров, и вспоминает о великих римских диктаторах. Им мог бы уподобиться Наполеон, если бы не был свергнут.

Поэт рассуждает об истине, которой нет в современном ему обществе, где «добро случайно, злу преграды нет», а люди — «рабы успеха, денег и отличий». Их потомки унаследуют «рабский дух» и будут сражаться не за свободу, а за деспотизм абсолютной монархии.

Он мечтает, чтобы Европу освободил человек, подобный Боливару или Вашингтону. После падения Наполеона французы отказались от свободы и вернули монархию, однако поэт верит, что когда-нибудь Европа освободится.

Поэт посещает мавзолей знатной римлянки и гадает, какой была эта женщина, кого любила и как умерла.

…Когда я так стою
В раздумье пред гробницей знаменитой,
Как будто древний мир я узнаю,
Входящий в сердце музыкой забытой…

Поэт надеется, что попытка облечь свои размышления в стихи даст ему силы продолжать путь. Древние развалины Рима рождают в поэте сильные чувства, он думает, что слава и независимость всегда сменяются развратом и варварством.

Легенда о нимфе Эгерии, возлюбленной одного из древнеримских царей, наводит поэта на размышления о любви, которую он считает ядом, особенно для молодых людей. Любовь отравляет их, они начинают мечтать об идеале, которого нет в природе, и всю жизнь ищут его. Даже влюблённые не остаются счастливы надолго — реальность разрушает их чувства.

Жизнь для поэта — дерево с ядовитыми плодами. Он хочет отстоять хотя бы своё «право мысли и сужденья» и надеется, что стихи переживут его, и это станет местью его недругам за ложь и клевету. Он презирает своих врагов, но прощает их, потому что сломлен борьбой с ложью, предательством, грязными сплетнями и предчувствует раннюю смерть.

У Средиземного моря поэт окончательно прощается с Чайльд-Гарольдом. Он любит море и хотел бы окончить здесь свои дни «с одной — прекрасной сердцем и любимой». Поэт рад, что написал эту поэму, и надеется, что читатель нашёл в его творении «зерно морали».