Невыдуманные рассказы о прошлом. Часть VIII

Материал из Народный Брифли
Перейти к:навигация, поиск
Невыдуманные рассказы о прошлом. Часть VIII
Краткое содержание сборника рассказов. 1945.
Микропересказ: О различных историях людей разных профессий.

Букеты

Старый учитель математики сказал, что он никогда не встречал человека с его именем-отчеством — Андрей Владиславович. Недавно перешедшая в школу сильно пожилая учительница истории заметила, что у неё имя и отчество самые обыкновенные — Наталья Александровна, а сама она тоже до сих пор не встречала никого с таким именем-отчеством. Старый математик сообщил, что в молодости он любил одну Наталью Александровну.

В разговоре выяснилось, что пожилая учительница истории и есть та самая Наталья Александровна. Математик вспомнил, что каждый день присылал ей по букету чудесных роз из своего сада. Учительница сказала, что букеты приносил Владимир Канчер от своего имени — «вот подлец».

Испытание

Евгения Николаевна и Валя — соседки и большие друзья. Евгения Николаевна — пожилая, служит счетоводом. У неё девочка Танюшка десяти лет, хроменькая и мало одарённая. Валя — студентка математического факультета, однако отчаянная фантазёрка.

Танюшка пошла в школу на экзамен по арифметике, в которой она особенно слаба. Валя торжественно сказала: «Женя! Согласилась бы ты влезть в ванну с тараканами. Зато Танюша станет очень способной. совершенно здоровой, красивой. Хромота исчезнет». Евгения Николаевна согласилась…

***

Супруги отдыхают на южном берегу Крыма. Он сообщает о завтрашнем походе на Ай-Петри в сопровождении всё той же компании. Она спрашивает, будет ли Надежда Осиповна. Он отвечает: «Ну. конечно. Она же всё и затеяла». Она возражает: «Нет, этого именно ты и не сказал».

***

Няня вырастила двух сестёр. Обе вышли замуж. И обе приглашали старуху няней к своим детям. Она никак не могла решить, к которой из двух пойти. Ходила к гадалке, но так и не решила.

***

Он стал рассказывать ребёнку индийскую сказку. Она всё время перебивала — делала замечания ему и дочери. Он чертыхнулся и ушёл, так и не закончив рассказ.

***

Жена говорит мужу: «Если тебе ночью захочется воды, то на столе стакан молока». Муж отвечает: «А если тебе ночью захочется вина, то под столом жестянка с керосином».

***

Герой спрашивает у кажущегося ему умным человека: «Когда можно сказать „включительно“? Можно сказать: „Дверь запирается включительно“?». Умник отвечает, что нельзя. Герой разочарованно и грустно говорит: «Нельзя-с?… Ну, благодарю вас».

Срочный разговор

В сельском почтовом отделении почтальон уже полчаса энергично вертит ручку телефона и кричит на всю площадь. Требует соединить его с Давыдовым — «служебый, строчный разговор. Не терпит промедления!». Дозвонившись, он занимает линию обывательской болтовнёй.

***

Однажды поступила к нам кухарка — богомольная старушка с лисьим лицом. Весь наш образ жизни вызывал в ней негодование и отвращение. Она ушла, не дожив и месяца.

Некоторое время спустя горничная Оля, девушка лет шестнадцати, прибежала к жене и с плачем сообщила, что Анисья в соседней квартире сидит у кухарки и пишет на всех нас фельетон в газету: «Она пишет, что жена нашего хозяина — дура! Энергична! Симпатична!!! Утром встаёт, все форточки настежь. Сквозняк тепло выдувает… Ни в одной комнате ни одной иконки… Барин совсем дурачок. На службу не ходит. Пишет, пишет. О чём пишет неизвестно!».

К нашему, а особенно к Олиному счастью, фельетон в газете почему-то не появился.

***

Зимой 1906/07 года в актовом зале Московского университета заседало Общество любителей российской словесности. Читали И. А. Бунин и ещё поэты. Рассказчик читал своё произведение из русско-японской войны «В мышеловке». Дикция и акустика были очень плохие. Потом он узнал, что слышно было только невнятное бурчание.

Слушатели потихоньку стали выходить из зала. Тут в рассказе младший командир крикнул на солдат: «Куда попёрли? По местам!». Выходившие слушатели так и замерли.

***

Эпитафия на кладбище: "Природный нрав свой укрощая,/ Была ты мужу верная жена,/ А детям — мать родная.

***

Пациент жалуется: «Мне врачи не хотели сказать. какая у меня болезнь. Когда они ушли, я сам прочитал в больничном листе. Оказывается, диагноз».

***

У известного в своё время публициста Г. А. Джаншиева на часовой цепочке висела в виде брелока серебряная итальянская лира.

Джаншиев рассказывал, что однажды в Италии поехал на извозчике осматривать Фьезоле. Извозчик на козлах всё время пел. Потом обернулся и протянул шляпу: «Я вам пел». Джаншиев дал ему две лиры. Когда поехали дальше, турист тоже начал петь во всё горло. Потом протянул извозчику шляпу: «Я вам пел!». Извозчик изумился, усмехнулся и положил ему в шляпу лиру. С тех пор Джаншиев её носит.

***

В дачном посёлке Коктебеле жили поэты, писатели, артисты и другие представители художественной интеллигенции. Борьбу за порядок, благовоспитанность и строжайшую нравственность возглавляла артистка Большого театра Дейша-Сионицкая. Главным озорником, обожающим эпатировать мещанство, был Максимилиан Александрович Волошин.

Энергией и хлопотами Дейша-Сионицкой пляж был поделён на отдельные участки. На их границах были поставлены столбы с надписями: «для мужчин» и «для женщин». Один из таких столбов пришёлся как раз против дачи Волошина.

Волошин выкопал столб, распилил на дрова и сжёг. Дейша-Сионицкая написала на Волошина жалобу феодосийскому исправнику. Исправник прислал на имя «Макса Волошина» грозный запрос. Волошин ответил. Суд присудил его к штрафу в несколько рублей.

Суд Соломона

В западном крае существовали патриархальные еврейские местечки, где раввин для местного населения был посредником между людьми и богом, а кроме того судьёй и всеобщим советчиком.

Раз поссорились две еврейки, жившие в одном доме. Они сушили бельё на чердаке, и у одной пропало несколько вещей. Она обвинила в пропаже соседку. Женщины пришли к раввину. Старик раввин велел каждой принести своё бельё и оставить у него до утра.

Утром он сказал, чтобы каждая женщина ещё раз перебрала своё бельё. Роза Соломоновна со стыдом обнаружила несколько чужих вещей. Её соседка перебрала свою кучу и заявила, что в ней только её бельё, чужого нет.

Раввин приказал Розе Соломоновне перебрать кучу соседки, и та нашла в ней несколько своих вещей. Раввин сказал, что ночью подложил в каждую кучу по несколько штук его собственного белья. Роза Соломоновна не побоялась осуждения и призналась, что бельё не её. А соседка бельё раввина объявила своим. Это значит, что она могла объявить своим и бельё Розы Соломоновны.

***

В Дагестане существовало около тридцати пяти совершенно различных языков. Один профессор-лингвист изучал их. В частности, он хотел выяснить, как в одном из этих языков образуется прошедшее время.

Он попросил собеседника написать такую фразу: «Я дал тебе вчера сто рублей». Тот написал, но профессор никак не мог разобраться в написанной фразе. Другой собеседник объяснил, что первый написал: «Никаких ста рублей ты мне не давал».

***

Покупатель на рынке спрашивает продавца, сколько стоит яблоко. Продавец отвечает: «Рубль штука». «И находятся такие дураки, что покупают?», — удивляется покупатель. «Нет, дураки спросят и дальше идут», — говорит продавец.

***

В Крыму едем на извозчике, спрашиваем его об опасных местах на тропинке к гроту. Татарин-извозчик говорит: «Не-е! Одна место страшна, так нестрашно!».

***

В маленьком городке южной России в годы гражданской войны решили разводить сады для хорошего воздуха но председатель ревкома сказал, что это не экономно.

Тогда достали «Краткий курс экономической науки» Богданова. Стали читать, однако ничего не поняли. Обнаружили, что книга издана в 1906 году. Решили, что учебник устарел, поэтому собрались самим написать книгу о том, что экономно и что не экономно. Только так и не собрались: много было дел.

***

Пожилая работница на вопрос, верит ли она в Бога, ответила: «Отчего бы ему, думается, не быть. А только уж очень он какой-то… бессильный. Как его большевики обижают! Из церквей повыгнали, а он ничего! Разве только сезонника стенкой придавит, когда церковь разбирают».