В дороге (Керуак) — различия между версиями

Материал из Народный Брифли
Перейти к:навигация, поиск
(Часть первая)
м (Алексей Скрипник переименовал страницу В дороге в В дороге (Керуак))
 
(не показано 20 промежуточных версий 4 участников)
Строка 1: Строка 1:
 +
{{pub|https://briefly.ru/keruak/v_doroge/}}
 +
 
{{Пересказ
 
{{Пересказ
 
| Название = В дороге
 
| Название = В дороге
 +
| НазваниеОригинала = On the Road
 
| Автор = Керуак, Джек
 
| Автор = Керуак, Джек
 
| Жанр = роман
 
| Жанр = роман
Строка 27: Строка 30:
  
 
{{начало текста}}
 
{{начало текста}}
 
 
''Роман автобиографичен и состоит из пяти частей. Каждая часть разбита на отрывки. Повествование ведётся от лица Сала Парадайза.''
 
''Роман автобиографичен и состоит из пяти частей. Каждая часть разбита на отрывки. Повествование ведётся от лица Сала Парадайза.''
  
 
== Часть первая ==
 
== Часть первая ==
  
Роман начинается воспоминанием о встрече автора с Дином Мориарти — «период моей жизни, который можно назвать жизнью в дороге».
+
Автор вспоминает о знакомстве и дружбе с Дином Мориарти. Это был «период моей жизни, который можно назвать жизнью в дороге» — так он характеризует события тех лет.
  
Дин — «стройный, голубоглазый, с подлинным оклахомским выговором, герой снежного Запада, отрастивший баки» — ищет наставника в писательстве. Сал восхищëн его энергией и взглядами. Взаимная симпатия перерастает в дружбу.
+
Дин — «стройный, голубоглазый, с подлинным оклахомским выговором, герой снежного Запада, отрастивший баки» — ищет наставника в писательстве. Сал в восторге от нового знакомого. Взаимная симпатия перерастает в дружбу.
  
Сала одолевает тяга к Путешествию На Запад и он решает навестить Дина, «когда весна будет в разгаре и расцветëт вся страна».
+
Он решает навестить нового друга, чтобы больше «узнать Дина», в манерах которого он слышит «голоса старых товарищей и братьев под мостом, среди мотоциклов, в завешанных бельем дворах». Сал видит в Дине «дикий положительный взрыв американского восторга; это был Запад, западный ветер, ода с Равнин». Его поражает отношение Дина к жизни — например, «автомобили он угонял только потому, что любил кататься».
  
Сал хочет больше «узнать Дина», в манерах которого он видит «голоса старых товарищей и братьев под мостом, среди мотоциклов, в завешанных бельем дворах». Он - «дикий положительный взрыв американского восторга; это был Запад, западный ветер, ода с Равнин». Сала поражает отношение Дина к жизни — например, «автомобили он угонял только потому, что любил кататься».
+
Все тогдашние друзья Сала были «интеллектуалами», а Дин жил на скорости и «мчался внутри общества, страстно желая хлеба и любви». Ему было всё безразлично, он жил по принципу «пока я могу заполучить девчонку вместе с кое-чем промеж ног» — остальное неважно. Такова была «доля под солнцем» этого героя и он для автора является «западным родственником солнца».
  
Все тогдашние друзья Сала были «интеллектуалами», а Дин жил на скорости и «мчался внутри общества, страстно желая хлеба и любви». Ему было все безразлично, он жил по принципу «пока я могу заполучить девчонку вместе с кое-чем промеж ног» и «мы в состоянии жрать, сынок». Такова была «доля под солнцем» этого героя и он для автора является «западным родственником солнца».
+
Сал решает ехать на Западное Побережье. В дороге он встречает разных бродяг и попутчиков, «пускается в походы по барам», спит на вокзалах.
  
Когда Сал получает письмо от своего друга, то решает ехать на Западное Побережье. В дороге он встречает разных бродяг и попутчиков, «пускается в походы по барам» и спит на вокзалах.
+
Он заезжает к Чеду — «стройному блондину с лицом шамана» — и хочет найти Дина, но безуспешно. Позже он встречает его — тот живёт с двумя женщинами и употребляет бензедрин с другом Карло. Дин рад приезду друга. Они идут «к девочкам» и напиваются.
  
Он заезжает к Чеду  — «стройному блондину с лицом шамана»  — и хочет найти Дина, но безуспешно. Позднее он встречает его - тот живет с двумя женщинами и употребляет бензедрин со своим другом Карло. Дин рад приезду друга. Они идут «к девочкам» и напиваются.
+
Продолжая свой путь, Сал доезжает до друга Реми. Там он работает охранником, но по пьяни вешает американский флаг «вверх тормашками». Его увольняют. Они с другом проигрывают на ипподроме последние деньги, и Сал возвращается домой.
  
Продолжая свой путь, Сал доезжает до друга Реми. Там он работает охранником и по пьяни вешает американский флаг «вверх тормашками». Его уволняют, они с другом проигрывают на ипподроме последние деньги и он решает возвращаться домой.
+
В дороге он знакомится с мексиканкой Терри. Они мыкаются в поисках работы и беспробудно пьют. Сал устраивается сборщиком хлопка, покупает палатку, в которой живëт с Терри и её сынишкой до наступления холодов. Потом он прощается с любимой и выходит на дорогу.
  
Далее автор описывает своë знакомство с мексиканкой Терри. Они мыкаются в поисках работы, беспробудно пьют. Сал устраивается сборщиком хлопка, покупает палатку, в которой живëт с Терри и её сынишкой до наступления холодов. Потом он прощается с любимой и выходит на дорогу.
+
Добравшись домой, Сал узнает о визите Дина. Он очень сожалеет, что они разминулись.
 
 
Добравшись домой, Сал узнает о визите Дина. Он сожалеет о том, что они разминулись.
 
  
 
== Часть вторая ==
 
== Часть вторая ==
  
Сал заканчивает книгу и пишет Дину письмо. Тот говорит, что «снова собирается на Восток» и приезжает с высоким широкоплечим другом Эдом, девушку которого они бросают в дороге.  
+
Сал заканчивает книгу и пишет Дину письмо. Тот говорит, что «снова собирается на Восток» и приезжает с другом Эдом, девушку которого они бросают в дороге.
  
Родственники автора в шоке от его безумного друга. Несмотря на это, Салом «владело помешательство, и имя этому помешательству было Дин Мориарти. Я вновь был во власти дороги».
+
Родственники в шоке от безумного Дина. Несмотря на это, Салом «владело помешательство, и имя этому помешательству было Дин Мориарти. Я вновь был во власти дороги».
  
 
Они отправляются в путь, останавливаясь в разных местах. Дорога сопровождается обильной выпивкой, джазом и марихуаной.
 
Они отправляются в путь, останавливаясь в разных местах. Дорога сопровождается обильной выпивкой, джазом и марихуаной.
  
Вся компания заваливается к Старому Буйволу Ли, который «загонял себе в кровь столько наркотиков, что большую часть дня мог продержаться лишь в своем кресле под зажжённой с полудня лампой». В очках, фетровой шляпе, поношенном костюме, худой, сдержанный и немногословный, он экспериментирует с наркотиками и «наркоанализом», держа наготове цепи для собственного усмирения.
+
Вся компания заваливается к Старому Буйволу Ли, который «загонял себе в кровь столько наркотиков, что большую часть дня мог продержаться лишь в своём кресле под зажжённой с полудня лампой». В очках, фетровой шляпе, поношенном костюме, худой, сдержанный и немногословный, он экспериментирует с наркотиками и «наркоанализом», держа наготове цепи для собственного усмирения.
  
Покинув дом Буйвола Ли, они занимают у друга  Сала пять баксов и добираются до города.
+
Покинув дом Буйвола Ли, они добираются до города.
  
Вскоре Дин исчезает, но через некоторое время появляется. Они с Салом ходят по джаз-барам, наслаждаясь «бопом». Они восхищаются игрой и мастерством «безумных музыкантов». Джаз любили все, и это «был край материка, где всем было плевать на всё, кроме кайфа».
+
В городе друзья шляются по джазовым кабакам, наслаждаясь «бопом» и восхищаясь мастерством «безумных музыкантов». Автор вспоминает, что это «был край материка, где всем было плевать на всё, кроме кайфа».
  
Уставшие и обозлённые друг на друга, Сал и Дин расстаются. Они не надеются больше встретиться и «каждому было на это наплевать».
+
Обозлённые друг на друга, Сал и Дин расстаются. Они не надеются больше встретиться и «каждому было на это наплевать».
  
 
== Часть третья ==
 
== Часть третья ==
Строка 72: Строка 72:
 
Автор повествует о событиях весны 1949 года. Он одинок и хочет «осесть в американской глубинке и обзавестись семьëй».
 
Автор повествует о событиях весны 1949 года. Он одинок и хочет «осесть в американской глубинке и обзавестись семьëй».
  
Сал работает на оптовом фруктовом рынке и сходит с ума от тоски - «Там в Денвере, там в Денвере я просто умирал». Любовница даëт ему сто долларов и он пускается в путь.
+
Сал работает на оптовом фруктовом рынке и сходит с ума от тоски — «Там в Денвере я просто умирал». Любовница даëт ему сто долларов, и он пускается в путь.
  
Дин живёт со второй женой в маленьком домике. У них «должен был появиться на свет нежеланный второй ребёнок», но после ссоры с женой он уходит из дома и ему стало «на всё плевать (как и прежде), но, к тому же, его теперь заботило абсолютно всё в принципе: то есть, ему было всё едино: он был частью мира и ничего с этим не мог поделать».
+
Дин живёт со второй женой в маленьком домике. У них «должен был появиться на свет нежеланный второй ребёнок», но после ссоры с женой он уходит из дома. Ему стало «на всё плевать (как и прежде), но, к тому же, его теперь заботило абсолютно всё в принципе: то есть, ему было всё едино: он был частью мира и ничего с этим не мог поделать».
  
 
Автор предлагает Дину ехать в Италию, но тот с недоверием относится к этой затее.
 
Автор предлагает Дину ехать в Италию, но тот с недоверием относится к этой затее.
  
Они идут в бар, намереваясь найти общего друга Реми. Дин кривляется, шутит и веселится, отпугивая своим безумным поведением окружающих. Сал восхищается, что тот, «благодаря своей невообразимо огромной череде грехов, становится Придурком, Блаженным, по самой своей участи — Святым».
+
Они идут в бар, намереваясь найти общего друга Реми. Дин кривляется, шутит и веселится, отпугивая окружающих своим безумным поведением. Сал восхищается, что тот, «благодаря своей невообразимо огромной череде грехов, становится Придурком, Блаженным, по самой своей участи — Святым».
  
Увлечëнные «экстазной радостью чистого бытия», они «идут вдарить по джазовым точкам», где всю ночь общаются и пьют с саксофонистами, пианистами, джазменами и хипстерами.
+
Опьянённые «экстазной радостью чистого бытия», они «идут вдарить по джазовым точкам». Там друзья всю ночь общаются и пьют с саксофонистами, пианистами, джазменами и хипстерами.
  
А днём они «уже мчались вновь на Восток», по пути ночуя в хибарах у сезонников. Там, после «неистовейшего пития пива» Дин угоняет машину, а наутро его ищет полиция.
+
А днём они «уже мчались вновь на Восток», по пути ночуя в хибарах у сезонных работяг. Там, после «неистовейшего пития пива» Дин угоняет машину, а наутро его ищет полиция.
  
Дорога приводит их к ранчо Эда - старого друга Дина. Но тот «утратил веру в Дина… теперь он смотрел на него с опаской, когда вообще смотрел на него. В прошлом у них бывали буйные деньки, когда они рука об руку, но теперь всё это быльем поросло». Друзья едут дальше.
+
Дорога приводит их к ранчо Эда — старого друга Дина. Но тот «утратил веру в Дина… смотрел на него с опаской, когда вообще смотрел на него». Друзья едут дальше.
  
 
Дин разбивает машину и «оборванные и грязные, будто жили одними акридами», они добираются автостопом до квартиры тëтушки.
 
Дин разбивает машину и «оборванные и грязные, будто жили одними акридами», они добираются автостопом до квартиры тëтушки.
  
На вечеринке Сал знакомит друга с Инез, которая позднее рожает от Дина ребëнка.  
+
На вечеринке Сал знакомит друга с Инез, которая позднее рожает от Дина ребëнка.
  
 
Автор подводит итог путешествия: «Теперь у Дина всего было четверо малышей и ни гроша в кармане, а сам он, как водится, был весь хлопоты, экстаз и скорость. Поэтому в Италию мы так и не поехали».
 
Автор подводит итог путешествия: «Теперь у Дина всего было четверо малышей и ни гроша в кармане, а сам он, как водится, был весь хлопоты, экстаз и скорость. Поэтому в Италию мы так и не поехали».
Строка 94: Строка 94:
 
== Часть четвёртая ==
 
== Часть четвёртая ==
  
Автор хочет отправиться в дорогу, а Дин ведëт тихую жизнь, работает на стоянке и живëт с Инез, довольствуясь по вечерам «кальяном, заряженном травой, да колодой неприличных карт». Он отказывается от путешествия и Сал уезжает один.
+
Автор хочет отправиться в дорогу, но Дин ведëт тихую жизнь — работает на стоянке, живëт с женой, довольствуясь по вечерам «кальяном, заряженном травой, да колодой неприличных карт». Он отказывается от путешествия, и Сал уезжает без друга.
  
Он хочет ехать в Мексику, но встречает старых друзей - они проводят «всю неделю в милых денверских барах, где официантки носят брючки и рассекают, стыдливо и любовно поглядывая на тебя», слушают джаз и пьют «в сумасшедших негритянских салунах».  
+
Он хочет ехать в Мексику, но встречает старых друзей — они проводят «всю неделю в милых денверских барах, где официантки носят брючки и рассекают, стыдливо и любовно поглядывая на тебя», слушают джаз и пьют «в сумасшедших негритянских салунах».
  
Неожиданно приезжает Дин и Сал понимает, что тот «снова обезумел». Они едут в сторону юга. Друзья изнывают от жары, усиливающейся с каждым километром.
+
Неожиданно приезжает Дин, и Сал понимает, что тот «снова обезумел». Друзья едут в сторону юга, изнывая от жары, усиливающейся с каждым километром.
  
Попав в Мексику, они видят «дно и опивки Америки, куда опускались все тяжелые мерзавцы, куда приходилось идти всем заблудшим», но Дин в восторге - «в конце концов дорога все-таки привела нас в волшебную страну».
+
Попав в Мексику, они видят «дно и опивки Америки, куда опускались все тяжёлые мерзавцы, куда приходилось идти всем заблудшим». Но Дин в восторге — «в конце концов дорога всё-таки привела нас в волшебную страну».
  
Друзья покупают марихуану и попадают в бордель с малолетними мексиканками. Жара усиливается и они не могут уснуть.
+
Друзья покупают марихуану и попадают в бордель с малолетними мексиканками. Жара усиливается, и они не в силах заснуть.
  
 
В столице Мексики автор видит «тысячи хипстеров в обвисших соломенных шляпах и пиджаках с длинными лацканами, надетых на голое тело». Он детально описывает жизнь мексиканской столицы: «Кофе здесь варили с ромом и мускатным орехом. Отовсюду ревело мамбо. Сотни шлюх выстраивались вдоль тёмных и узких улочек, и их скорбные глаза блестели нам в ночи… пели бродячие гитаристы, и старики на углах дудели в трубы. По кислой вони узнавались забегаловки, где давали пульку — гранёный стакан кактусового сока, всего за два цента. Улицы жили всю ночь. Спали нищие, завернувшись в содранные с заборов афиши. Целыми семьями они сидели на тротуарах, играя на маленьких дудочках и хмыкая себе всю ночь напролëт. Торчали их босые пятки, горели их мутные свечки, всё Мехико было одним огромным табором богемы».
 
В столице Мексики автор видит «тысячи хипстеров в обвисших соломенных шляпах и пиджаках с длинными лацканами, надетых на голое тело». Он детально описывает жизнь мексиканской столицы: «Кофе здесь варили с ромом и мускатным орехом. Отовсюду ревело мамбо. Сотни шлюх выстраивались вдоль тёмных и узких улочек, и их скорбные глаза блестели нам в ночи… пели бродячие гитаристы, и старики на углах дудели в трубы. По кислой вони узнавались забегаловки, где давали пульку — гранёный стакан кактусового сока, всего за два цента. Улицы жили всю ночь. Спали нищие, завернувшись в содранные с заборов афиши. Целыми семьями они сидели на тротуарах, играя на маленьких дудочках и хмыкая себе всю ночь напролëт. Торчали их босые пятки, горели их мутные свечки, всё Мехико было одним огромным табором богемы».
Строка 110: Строка 110:
 
== Часть пятая ==
 
== Часть пятая ==
  
Дин добрался домой, женился на Инез.
+
Дин добрался домой, женился в очередной раз. Сал встретил свою любовь — девушку «с чистыми и невинными милыми глазами, которые я всегда искал, и так долго к тому же. Мы уговорились любить друг друга безумно».
 
 
Сал встретил свою любовь - девушку «с чистыми и невинными милыми глазами, которые я всегда искал, и так долго к тому же. Мы уговорились любить друг друга безумно».
 
 
 
Он пишет Дину письмо и тот приезжает в гости, надеясь на очередное совместное путешествие.
 
Но Сал остается и с грустью видит, как Дин «оборванный, в изъеденном молью пальто, которое привёз специально для восточных морозов, ушел прочь один».
 
  
Роман заканчивается выражением признательности автора  Дину Мориарти.
+
Он пишет Дину письмо, и тот приезжает, надеясь на очередное совместное путешествие. Но Сал остаётся и с грустью видит, как Дин «оборванный, в изъеденном молью пальто, которое привёз специально для восточных морозов, ушел прочь один». Больше он друга не видел.
  
 +
Роман заканчивается выражением ностальгической признательности Дину Мориарти.
 
{{конец текста}}
 
{{конец текста}}
 +
[[Категория:романы]]

Текущая версия на 17:11, 11 апреля 2018

Этот пересказ опубликован на Брифли.


В дороге
On the Road
Краткое содержание романа. 1951.
Микропересказ: Путешествия двух друзей, колесящих по просторам Америки и Мексики, наполнены алкоголем, наркотиками, сексом и джазом. И эта дорога как жизнь, которая никогда не заканчивается.
Основные персонажи
  1. Сал Парадайз — главный герой. Писатель. Alter-ego автора (Джек Керуак). Типичный искатель американской мечты. Молодой бунтарь в поисках смысла жизни.
  2. Дин Мориарти — зубоскал, бабник, алкоголик. Друг Сала Парадайза с ореолом лёгкой романтической криминальности. Угонял автомобили с 14 лет, из-за чего всю юность промыкался по исправительным учреждениям. Страдает любовью к жизни и американским дорогам.
  3. Карло Маркс — близкий друг Дина и Сала.
  4. Тётушка — тетя, у которой автор жил, и которая присылала ему деньги.
  5. Старый буйвол Ли — приятель Сала. Писатель и наркоман.
  6. Мэрилу — жена Дина Мориарти, от которой он бегал к Камилле.
  7. Камилла — жена Дина Мориарти, от которой он бегал к Мэрилу.
  8. Чад Кинг — друг Дина, а потом и Сала.
  9. Реми Бонкёр — товарищ Сала из Сан-Франциско.
  10. Терри — мексиканка, одна из любовниц Парадайза.
  11. Инез — одна из жен Дина Мориарти.
  12. Хал Хингэм — знакомый Сала из Тусона.
  13. Лаура — любовница Сала Парадайза.
  14. Эд и Галатея — близкие друзья Дина Мориарти.
  15. Элмер Хассел — друг Сала.
  16. Эд Уолл — друг Мориарти из города Стерлинг в штате Иллинойс.

Роман автобиографичен и состоит из пяти частей. Каждая часть разбита на отрывки. Повествование ведётся от лица Сала Парадайза.

Часть первая[править]

Автор вспоминает о знакомстве и дружбе с Дином Мориарти. Это был «период моей жизни, который можно назвать жизнью в дороге» — так он характеризует события тех лет.

Дин — «стройный, голубоглазый, с подлинным оклахомским выговором, герой снежного Запада, отрастивший баки» — ищет наставника в писательстве. Сал в восторге от нового знакомого. Взаимная симпатия перерастает в дружбу.

Он решает навестить нового друга, чтобы больше «узнать Дина», в манерах которого он слышит «голоса старых товарищей и братьев под мостом, среди мотоциклов, в завешанных бельем дворах». Сал видит в Дине «дикий положительный взрыв американского восторга; это был Запад, западный ветер, ода с Равнин». Его поражает отношение Дина к жизни — например, «автомобили он угонял только потому, что любил кататься».

Все тогдашние друзья Сала были «интеллектуалами», а Дин жил на скорости и «мчался внутри общества, страстно желая хлеба и любви». Ему было всё безразлично, он жил по принципу «пока я могу заполучить девчонку вместе с кое-чем промеж ног» — остальное неважно. Такова была «доля под солнцем» этого героя и он для автора является «западным родственником солнца».

Сал решает ехать на Западное Побережье. В дороге он встречает разных бродяг и попутчиков, «пускается в походы по барам», спит на вокзалах.

Он заезжает к Чеду — «стройному блондину с лицом шамана» — и хочет найти Дина, но безуспешно. Позже он встречает его — тот живёт с двумя женщинами и употребляет бензедрин с другом Карло. Дин рад приезду друга. Они идут «к девочкам» и напиваются.

Продолжая свой путь, Сал доезжает до друга Реми. Там он работает охранником, но по пьяни вешает американский флаг «вверх тормашками». Его увольняют. Они с другом проигрывают на ипподроме последние деньги, и Сал возвращается домой.

В дороге он знакомится с мексиканкой Терри. Они мыкаются в поисках работы и беспробудно пьют. Сал устраивается сборщиком хлопка, покупает палатку, в которой живëт с Терри и её сынишкой до наступления холодов. Потом он прощается с любимой и выходит на дорогу.

Добравшись домой, Сал узнает о визите Дина. Он очень сожалеет, что они разминулись.

Часть вторая[править]

Сал заканчивает книгу и пишет Дину письмо. Тот говорит, что «снова собирается на Восток» и приезжает с другом Эдом, девушку которого они бросают в дороге.

Родственники в шоке от безумного Дина. Несмотря на это, Салом «владело помешательство, и имя этому помешательству было Дин Мориарти. Я вновь был во власти дороги».

Они отправляются в путь, останавливаясь в разных местах. Дорога сопровождается обильной выпивкой, джазом и марихуаной.

Вся компания заваливается к Старому Буйволу Ли, который «загонял себе в кровь столько наркотиков, что большую часть дня мог продержаться лишь в своём кресле под зажжённой с полудня лампой». В очках, фетровой шляпе, поношенном костюме, худой, сдержанный и немногословный, он экспериментирует с наркотиками и «наркоанализом», держа наготове цепи для собственного усмирения.

Покинув дом Буйвола Ли, они добираются до города.

В городе друзья шляются по джазовым кабакам, наслаждаясь «бопом» и восхищаясь мастерством «безумных музыкантов». Автор вспоминает, что это «был край материка, где всем было плевать на всё, кроме кайфа».

Обозлённые друг на друга, Сал и Дин расстаются. Они не надеются больше встретиться и «каждому было на это наплевать».

Часть третья[править]

Автор повествует о событиях весны 1949 года. Он одинок и хочет «осесть в американской глубинке и обзавестись семьëй».

Сал работает на оптовом фруктовом рынке и сходит с ума от тоски — «Там в Денвере я просто умирал». Любовница даëт ему сто долларов, и он пускается в путь.

Дин живёт со второй женой в маленьком домике. У них «должен был появиться на свет нежеланный второй ребёнок», но после ссоры с женой он уходит из дома. Ему стало «на всё плевать (как и прежде), но, к тому же, его теперь заботило абсолютно всё в принципе: то есть, ему было всё едино: он был частью мира и ничего с этим не мог поделать».

Автор предлагает Дину ехать в Италию, но тот с недоверием относится к этой затее.

Они идут в бар, намереваясь найти общего друга Реми. Дин кривляется, шутит и веселится, отпугивая окружающих своим безумным поведением. Сал восхищается, что тот, «благодаря своей невообразимо огромной череде грехов, становится Придурком, Блаженным, по самой своей участи — Святым».

Опьянённые «экстазной радостью чистого бытия», они «идут вдарить по джазовым точкам». Там друзья всю ночь общаются и пьют с саксофонистами, пианистами, джазменами и хипстерами.

А днём они «уже мчались вновь на Восток», по пути ночуя в хибарах у сезонных работяг. Там, после «неистовейшего пития пива» Дин угоняет машину, а наутро его ищет полиция.

Дорога приводит их к ранчо Эда — старого друга Дина. Но тот «утратил веру в Дина… смотрел на него с опаской, когда вообще смотрел на него». Друзья едут дальше.

Дин разбивает машину и «оборванные и грязные, будто жили одними акридами», они добираются автостопом до квартиры тëтушки.

На вечеринке Сал знакомит друга с Инез, которая позднее рожает от Дина ребëнка.

Автор подводит итог путешествия: «Теперь у Дина всего было четверо малышей и ни гроша в кармане, а сам он, как водится, был весь хлопоты, экстаз и скорость. Поэтому в Италию мы так и не поехали».

Часть четвёртая[править]

Автор хочет отправиться в дорогу, но Дин ведëт тихую жизнь — работает на стоянке, живëт с женой, довольствуясь по вечерам «кальяном, заряженном травой, да колодой неприличных карт». Он отказывается от путешествия, и Сал уезжает без друга.

Он хочет ехать в Мексику, но встречает старых друзей — они проводят «всю неделю в милых денверских барах, где официантки носят брючки и рассекают, стыдливо и любовно поглядывая на тебя», слушают джаз и пьют «в сумасшедших негритянских салунах».

Неожиданно приезжает Дин, и Сал понимает, что тот «снова обезумел». Друзья едут в сторону юга, изнывая от жары, усиливающейся с каждым километром.

Попав в Мексику, они видят «дно и опивки Америки, куда опускались все тяжёлые мерзавцы, куда приходилось идти всем заблудшим». Но Дин в восторге — «в конце концов дорога всё-таки привела нас в волшебную страну».

Друзья покупают марихуану и попадают в бордель с малолетними мексиканками. Жара усиливается, и они не в силах заснуть.

В столице Мексики автор видит «тысячи хипстеров в обвисших соломенных шляпах и пиджаках с длинными лацканами, надетых на голое тело». Он детально описывает жизнь мексиканской столицы: «Кофе здесь варили с ромом и мускатным орехом. Отовсюду ревело мамбо. Сотни шлюх выстраивались вдоль тёмных и узких улочек, и их скорбные глаза блестели нам в ночи… пели бродячие гитаристы, и старики на углах дудели в трубы. По кислой вони узнавались забегаловки, где давали пульку — гранёный стакан кактусового сока, всего за два цента. Улицы жили всю ночь. Спали нищие, завернувшись в содранные с заборов афиши. Целыми семьями они сидели на тротуарах, играя на маленьких дудочках и хмыкая себе всю ночь напролëт. Торчали их босые пятки, горели их мутные свечки, всё Мехико было одним огромным табором богемы».

В конце повествования Сал теряет сознание из-за дизентерии. Сквозь бред он видит, как «благородный храбрый Дин стоял со своим старым поломанным чемоданом и глядел на меня сверху. Я больше не знал его, и он знал это, и сочувствовал мне, и натянул одеяло мне на плечи».

Часть пятая[править]

Дин добрался домой, женился в очередной раз. Сал встретил свою любовь — девушку «с чистыми и невинными милыми глазами, которые я всегда искал, и так долго к тому же. Мы уговорились любить друг друга безумно».

Он пишет Дину письмо, и тот приезжает, надеясь на очередное совместное путешествие. Но Сал остаётся и с грустью видит, как Дин «оборванный, в изъеденном молью пальто, которое привёз специально для восточных морозов, ушел прочь один». Больше он друга не видел.

Роман заканчивается выражением ностальгической признательности Дину Мориарти.