Были они смуглые и золотоглазые

Материал из Народный Брифли
Версия от 11:29, 3 августа 2017; KaHTpu Man (обсуждение | вклад) (Новая страница: «{{Пересказ | Название = Были они смуглые и золотоглазые | НазваниеОригинала = Dark They Were, and Gold…»)
(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к:навигация, поиск
Были они смуглые и золотоглазые
Dark They Were, and Golden-Eyed
Краткое содержание новеллы. 1950.
Микропересказ: Чем обернется высадка на Марс без возможности вернуться обратно?

На Марс была осуществлена первая в мире высадка с целью освоения новых земель. Главные герои - Гарри Битеринг, его жена Кора и их дети Дэн, Лора и Дэвид - являются одними из первооткрывателей. Гарри чувствует себя крупинкой соли, которую бросили в горную речку. Ему здесь не место, и он это понимает. Битеринг предчувствует беду, которая вскоре и случается.

На следующий день дочка Гарри прибегает в слезах и показывает отцу газету, из которой тот узнает о начале атомной войны на Земле и разрушении всех ракет, приносивших необходимые припасы для выживания на Марсе. Несколько дней после этого Гарри бродит по саду, в одиночку борясь со страхом. Ему ужасно одиноко.

Вдруг Гарри замечает странные изменения. Овощи и фрукты стали какими-то другими, розы позеленели, трава приобрела лиловый оттенок. Битеринг решает тотчас что-то предпринять и отправляется в город. Там он встречает других спокойно сидящих мужчин. На его предложение строить ракету они лишь смеются. Тут он обращает внимание на их внешность. Они стали высокими, тонкими, в глубине их глаз притаились чуть заметные золотые искорки. Посмотрев в зеркальце, он замечает те же изменения и у себя.

Гарри располагается в мастерской и начинает строить ракету. Он соглашается есть только то, что они прихватили с Земли, остальное же отвергает. Ночью с его губ слетает незнакомое слово "Йоррт". У своего друга он узнает, что это старинное марсианское название Земли. Спустя несколько дней Кора говорит, что запасы еды с Земли закончились, и уговаривает его съесть марсианский сандвич и пойти с семьёй искупаться в канале. Сидя на кромке канала, Дэн просит отца дать ему другое имя - Линл. Родители соглашаются.

Подойдя к заброшенной марсианской вилле, жена предлагает переехать туда на лето. В тот же вечер за работой Гарри вспоминает о вилле.
Проходили часы, и все настойчивей думалось, что, пожалуй, не так уж и нужна эта ракета. Текли дни, недели, и ракета все меньше занимала его мысли. Прежнего пыла не было и в помине. Его и самого пугало, что он стал так равнодушен к своему детищу. Но как-то все так складывалось - жара, работать тяжело...
Спустя неделю все стали переселяться в виллы.
Нет! - кричало что-то в самой глубине его существа, запрятанное далеко-далеко, запертое наглухо, задыхающееся. - Нет, нет!
Однако под натиском семьи Гарри соглашается переехать.
Ладно, - согласился он, чувствуя, как тает, плавится в знойном воздухе все тело. Ладно, до осени. Тогда я опять возьмусь за работу.

За лето до дна высохли каналы, осыпалась краска со стен домов, каркас ракеты начал ржаветь. Семья уже не собиралась возвращаться.

  • Какие странные, смешные дома строят жители Земли.
  • Иначе они не умеют, - в раздумье отозвалась жена. - До чего уродливый народ. Я рада, что их больше нет.
Они посмотрели друг на друга, испуганные словами, которые только что сказались. Потом стали смеяться.

Прошло 5 лет, и с неба упала ракета. Вышедшие из нее люди стали кричать, что война закончена. Однако построенный американцами городок пустовал. Вскоре были обнаружены среди холмов миролюбивые марсиане с их темной кожей и золотистыми глазами. Они понятия не имели, что случилось с городом и его населением. Капитан стал планировать будущие действия, однако лейтенант его уже не слушал. Он не мог оторвать взгляд от подернутых ласковой дымкой холмов, что синели вдали, за покинутым городом.

  • У нас куча дел, лейтенант! Надо строить новые поселки. Искать полезные ископаемые, заложить шахты. Взять образцы для бактериологических исследований. Работы по горло. А все старые отчеты утеряны. Надо заново составить карты, дать названия горам, рекам и прочему. Вон те горы назовем горами Линкольна, что вы на это скажете? Тот канал будет канал Вашингтона, а эти холмы... холмы можно назвать в вашу честь, лейтенант. Дипломатический ход. А вы из любезности можете назвать какой-нибудь город в мою честь. Изящный поворот. А почему бы не дать этой долине имя Эйнштейна, а вон тот... да вы меня слушаете, лейтенант?
  • Что? Да-да, конечно, сэр!