Баня (Зощенко) — различия между версиями

Материал из Народный Брифли
Перейти к:навигация, поиск
Строка 10: Строка 10:
 
''Повествование ведётся от первого лица.''
 
''Повествование ведётся от первого лица.''
  
Говорят, в Америке бани очень хорошие. Белье там не крадут, а выстирают и заштопают, даже портянки отстирают, и номерки не нужны. У нас бани ни такие хорошие, но мыться можно.
+
Говорят, в Америке бани очень хорошие. Белье там не крадут, а выстирают и заштопают, даже портянки отстирают, и номерки не нужны — одежда там в специальных сундуках хранится. У нас бани не такие хорошие, но мыться можно.
  
 
Герой рассказа пошёл в баню, в которой ему дали два номерка за белье и за верхнюю одежду. А куда их девать голому человеку? Привязал он их веревочками к ногам и пошёл в банное отделение. А шаек для мытья нет. Один гражданин моется сразу в трех шайках и ни одной не уступит.
 
Герой рассказа пошёл в баню, в которой ему дали два номерка за белье и за верхнюю одежду. А куда их девать голому человеку? Привязал он их веревочками к ногам и пошёл в банное отделение. А шаек для мытья нет. Один гражданин моется сразу в трех шайках и ни одной не уступит.
Строка 16: Строка 16:
 
Еле добыл герой себе шайку только через час. Примоститься в бане негде, кругом стирка идет. Все стирают свои вещи, только грязные брызги летят в разные стороны.
 
Еле добыл герой себе шайку только через час. Примоститься в бане негде, кругом стирка идет. Все стирают свои вещи, только грязные брызги летят в разные стороны.
  
{{цитата}}  
+
{{цитата}}
 
Один штаны моет, другой подштанники трёт, третий ещё что-то крутит. Только, скажем, вымылся — опять грязный. Брызжут, дьяволы. И шум такой стоит от стирки — мыться неохота. Не слышишь, куда мыло трёшь. Грех один.
 
Один штаны моет, другой подштанники трёт, третий ещё что-то крутит. Только, скажем, вымылся — опять грязный. Брызжут, дьяволы. И шум такой стоит от стирки — мыться неохота. Не слышишь, куда мыло трёшь. Грех один.
 
{{/цитата}}
 
{{/цитата}}

Версия 12:38, 25 июля 2019

Баня
Краткое содержание рассказа. 1924.

Повествование ведётся от первого лица.

Говорят, в Америке бани очень хорошие. Белье там не крадут, а выстирают и заштопают, даже портянки отстирают, и номерки не нужны — одежда там в специальных сундуках хранится. У нас бани не такие хорошие, но мыться можно.

Герой рассказа пошёл в баню, в которой ему дали два номерка за белье и за верхнюю одежду. А куда их девать голому человеку? Привязал он их веревочками к ногам и пошёл в банное отделение. А шаек для мытья нет. Один гражданин моется сразу в трех шайках и ни одной не уступит.

Еле добыл герой себе шайку только через час. Примоститься в бане негде, кругом стирка идет. Все стирают свои вещи, только грязные брызги летят в разные стороны.

Один штаны моет, другой подштанники трёт, третий ещё что-то крутит. Только, скажем, вымылся — опять грязный. Брызжут, дьяволы. И шум такой стоит от стирки — мыться неохота. Не слышишь, куда мыло трёшь. Грех один.

Насилу помылся герой, пошёл одеваться, а ему выдают не его штаны. Пришлось надеть. Стал пальто получать, хватился — нет номерка, одна веревочка болтается вокруг ноги. Всё-таки по описанию (один карман дырявый, пуговицы нижней нет) выдали ему пальто.

Вышел герой из бани и обнаружил, что мыло забыл. Хотел вернуться, а ему говорят — раздевайся, не положено одетым в баню заходить. Так и ушёл герой без мыла, даже стоимость потери не выплатили.