Ашик-Кериб (Лермонтов)

Материал из Народный Брифли
Версия от 11:30, 7 декабря 2018; Юлия Песковая (обсуждение | вклад) (Новая страница: «{{Пересказ | Название = Ашик-Кериб | Автор = Лермонтов, Михаил Юрьевич | Жанр = сказка | Год пу…»)
(разн.) ← Предыдущая | Текущая версия (разн.) | Следующая → (разн.)
Перейти к:навигация, поиск
Ашик-Кериб
Краткое содержание сказки. 1837.
Микропересказ: Бедный певец влюбляется в дочь богача и отправляется в семилетние странствие, чтобы разбогатеть. Через семь лет он узнаёт, что девушка выходит за другого, и чудом успевает расстроить свадьбу.

Много лет назад жил в Тифлизе богатый турок Аян-Ага и была у него единственная дочь Магуль-Мегери, самая красивая девушка в городе.

Аян-Ага — богатый турок из Тифлиза.
Магуль-Мегери — дочь Аян-Аги, самая красивая девушка в городе.

Жил в Тифлизе и певец Ашик-Кериб, бедный юноша с благородным сердцем.

Ашик-Кериб — бедный певец, возлюбленный Магуль-Мегери.

На жизнь он зарабатывал тем, что пел на свадьбах, подыгрывая себе на саазе (турецкой лютне).

На одной из свадеб Ашик-Кериб увидел Магуль-Мегери и они полюбили друг друга. Бедный певец не надеялся жениться на дочери богача, поэтому «стал грустен, как зимнее небо».

Однажды лежал Ашик-Кериб в саду. Мимо шла Магуль-Мегери и заговорила с ним. Увидев его печальное лицо, девушка посоветовала пойти к Аян-Аге и просить у него её руки. Аян-Ага богат и не пожалеет денег для счастья дочери.

Ашик-Кериб, однако, не хотел быть бедным мужем при богатой жене, он решил отправиться в семилетнее странствие по свету и «нажить себе богатство». Магуль-Мегери согласилась ждать семь лет, но предупредила: если Ашик-Кериб не вернётся по истечении этого срока, она выйдет замуж за Куршуд-бека, который давно к ней сватается.

Куршуд-бек — житель Тифлиза, хочет жениться на Магуль-Мегери.

Попрощался Ашик-Кериб с маленькой сестрой, получил благословение у матери и отправился в путь. По дороге к нему в попутчики напросился Куршуд-бек. Вскоре подошли они к реке, на которой не было ни моста, ни брода. Ашик-Кериб разделся и переплыл реку, а Куршуд-бек взял его одежду и вернулся в Тифлиз.

Прибыв в город, Куршуд-бек явился к старой матери Ашик-Кериба и сказал, что певец утонул, переплывая реку. Обливаясь слезами, женщина побежала к Магуль-Мегери и обо всём ей рассказала, но девушка не поверила выдумкам Куршуд-бека и заявила, что никто не станет её мужем, пока не истечёт семь лет.

Между тем Ашик-Кериб, босой и раздетый, добрался до деревни, где добрые люди накормили его и дали одежду. Он переходил «из деревни в деревню, из города в город, и слава его разносилась повсюду».

Наконец, Ашик-Кериб прибыл в город Халаф, где жил паша — большой любитель музыки. Его слуги с ног сбились, разыскивая певцов, но ни один из них не нравился паше. Пробегая мимо кофейни, где в это время пел Ашик-Кериб, слуга паши услышал его дивный голос и отвёл к своему господину.

Паше очень понравились песни Ашик-Кериба, и он оставил певца у себя.

Посыпалось к нему серебро и золото, заблистали на нём богатые одежды; счастливо и весело стал жить Ашик-Кериб и сделался очень богат…

Неизвестно, забыл ли он свою Магуль-Мегери, но последний год семилетнего срока уже истекал, а возвращаться в Тефлис Ашик-Кериб не собирался. Магуль-Мегери начала отчаиваться. Она вручила купцу золотое блюдо и попросила выставлять его в лавке в каждом городе, куда зайдёт караван, и объявить, что узнавший блюдо получит и его, и его вес золотом.

В каждом городе купец выполнял поручение Магуль-Мегери, но никто блюдо не узнал. Наконец, караван прибыл в Халаф. Ашик-Кериб услышал о блюде, пришёл в лавку купца и узнал его. Купец тоже узнал певца и передал ему от Магуль-Мегери, что срок истекает, и она скоро выйдет за другого.

В отчаянии Ашик-Кериб сел на коня и поскакал, не надеясь успеть, ведь от Халафа до Тифлиза было несколько месяцев пути, а до свадьбы Магуль-Мегери оставалось три дня. Решив, что нечего ему делать на земле, Ашик-Кериб решил сброситься с высокого утёса и вдруг увидел внизу незнакомого всадника.

Всадник велел Ашик-Керибу спуститься с утёса и спросил, куда ему нужно попасть. Ашик-Кериб солгал ему три раза, называя неправильные места, и всадник каждый раз переносил его туда в мгновение ока.

Если человек решился лгать с утра, то должен лгать до конца дня.

Наконец, певец признался, что ему надо в Тифлиз, и всадник доставил его к воротам города. Ашик-Кериб понимал, что никто не поверит, если он расскажет о путешествии из Халафа в Тифлиз за один день, и попросил всадника дать ему какое-нибудь доказательство.

Всадник дал певцу комок земли из-под копыт своего коня. Если Ашик-Керибу не поверят, он должен будет намазать этой землёй глаза женщины, ослепшей семь лет назад. Певец убедился, что всадник был не кто иной, как Хадерилиаз (святой Георгий).

Поздно вечером Ашик-Кериб отыскал свой дом и попросился переночевать. Мать, ослепшая от слёз семь лет назад, не поверила, что напросившийся в дом странник — её сын, которого она считала погибшим. Сестра же поверила Ашик-Керибу и отдала ему его сааз.

В ту ночь Магуль-Мегери выходила замуж за Куршуд-бека. Девушка решила, что никогда не «опустит голову» на его ложе, и приготовила для себя яд и кинжал. Сестра отвела Ашик-Кериба в дом, где проходил свадебный пир, и осталась у дверей послушать, что будет дальше.

Ашик-Кериб, притворившийся бедным певцом, начал петь о том, как перенёсся из Халафа в Тифлиз за один день. Брат Куруш-бека заявил, что певец лжёт. Магуль-Мегери сразу же узнала голос любимого и бросилась ему на шею. Брат жениха хотел заколоть певца кинжалом, но Куруш-бек остановил его.

Успокойся и знай: что написано у человека на лбу при его рождении, того он не минует.

Куруш-бек попросил Ашик-Кериба доказать, что тот действительно переместился из Халафа в Тифлиз за один день. Певец попросил привести ослепшую семь лет назад женщину. Его сестра, подслушивавшая под дверью, привела мать. Ашик-Кериб развёл волшебный комок земли в воде, помазал этой грязью глаза матери и та прозрела.

Увидев это чудо, никто не усомнился в словах Ашик-Кериба, и Куруш-бек уступил ему Магуль-Мегери. Взамен певец выдал за Куруш-бека свою сестру, за которой дал хорошее приданое.