Про трёх «китов» и про многое другое, книга 2, часть 1 (Кабалевский)

Материал из Народный Брифли
Перейти к:навигация, поиск
Про трёх «китов» и про многое другое (книга 2, часть 1)
Краткое содержание книги. 1972.
В двух словах: Автор рассказывает о музыке, сравнивает её с литературой и живописью.

Книга 2 — Про многое другое[править]

Часть 1 — Человек поющий и говорящий[править]

Глава 1 — Казнить или помиловать?[править]

Если человек говорит быстро, без пауз — его трудно понять. Паузы и ударения называются интонацией. В качестве примера Кабалевский приводит отрывок из «Войны и мира», где Наташа и Соня обсуждают лунную ночь в Отрадном.

«Только ещё один раз», — сказал сверху женский голос, который узнал князь Андрей. «А когда же ты спать будешь?» — отвечал другой голос. «Я не буду, не могу спать, что же мне делать? Ну, последний раз!» — два женских голоса запели какую-то музыкальную фразу, составляющую конец чего-то. — «Ах, какая прелесть!» «Ну, теперь спать, и конец». «Ты спи, а я не могу», — отвечал первый голос, приблизившийся к окну. Она совсем высунулась в окно, так как было слышно шуршание её платья и даже дыхание. Всё затихло и окаменело, как луна, её свет и тени. Князь Андрей тоже боялся пошевелиться, чтобы не выдать своего невольного присутствия. — «Соня, Соня!»

Без знаков препинания этот отрывок теряет смысл.

«Только ещё один раз сказал сверху женский голос который узнал князь Андрей а когда же ты спать будешь отвечал другой голос я не буду не могу спать что же мне делать ну последний раз два женских голоса запели какую-то музыкальную фразу составляющую конец чего-то ах какая прелесть ну теперь спать и конец ты спи а я не могу отвечал первый голос приблизившийся к окну она совсем высунулась в окно так как было слышно шуршание её платья и даже дыхание всё затихло и окаменело как луна её свет и тени князь Андрей тоже боялся пошевелиться чтобы не выдать своего невольного присутствия Соня Соня».

От интонации много чего зависит. Например, если переставить запятую в выражении «казнить нельзя помиловать» — смысл поменяется на противоположный.

Глава 2 — Идеал, к которому надо стремиться[править]

В музыке тоже существует интонация. Не только у оперных, но и у драматических актеров голоса хорошо поставлены, поэтому они умеют и говорить, и петь выразительно. Народная речь такая же выразительная и может перейти в мелодию. Немирович-Данченко говорил, что во фразе не должно быть больше одного логического ударения.

Песни пишут так, чтобы ударения и паузы в музыке и тексте совпадали. Если бы это было не так — мелодия показалась бы некрасивой и неестественной. Например, Мусоргский стремился приблизить музыку к человеческой речи.

Глава 3 — Письмо Лизы и встреча с настоящим человеком[править]

Речь и музыка создаются человеком, поэтому у них много общего. Песни, романсы, хоры, кантаты, оратории и оперы связывают музыку и речь в одно целое. Есть также программные произведения — инструментальная музыка с литературным сюжетом. Это «Пер Гюнт» Грига по Ибсену, «Эгмонт» Бетховена по Гёте, «Манфред» Шумана по Байрону, а у русских композиторов — «На страже мира» Прокофьева и Маршака, патетическая оратория Свиридова и Маяковского.

Оперетта отличается от оперы тем, что там в основном говорят, но петь тоже нужно. В опере роль разговора выполняет речитатив, то есть напевная речь. Например, «Каменный гость» Даргомыжского, «Моцарт и Сальери» Римского-Корсакова, «Женитьба» Мусоргского полностью состоят из речитатива.

В некоторых операх может встречаться и обычная речь. Например, в «Пиковой даме» Герман читает любовное письмо Лизы, а графиня поёт про три карты на одной ноте (этот вопрос ответили неправильно). После кульминации происходит трагедия — Герман проигрывает и сходит с ума, а Лиза умирает, поняв, что Герман её не любит (то, что у Пушкина другая концовка, игроки просто забыли).

А в «Повести о настоящем человеке» Прокофьева голодный лётчик Мересьев с больными ногами еле идёт по лесу и встречает детей. Так как дети чаще всего петь не могут, поёт только Мересьев, а они говорят. Получается очень оригинальная сцена.

Глава 4 — Первый поезд и болтунья[править]

Когда первый поезд прошел от Петербурга до Царского села, Глинка написал «Попутную песню». Она состоит из двух мелодий — быстрой, изображающей человеческую речь, и медленной певучей. Эти обе мелодии сопровождаются аккомпанементом, похожим на стук колёс.

А у Прокофьева есть песня «Болтунья». Лида всё время болтает, иногда напевая, как бы в своё оправдание,

«Что болтунья Лида, мол,
Это Вовка выдумал».

Мелодия песни действительно напоминает болтовню.

Глава 5 — Надгробное слово[править]

Траурно-триумфальная симфония Берлиоза не связана с литературным текстом. Берлиоз был поклонником французской революции и обработал «Марсельезу» для хора. Поэтому он написал симфонию для захоронения жертв революции. Первая часть — траурный марш, вторая — надгробное слово, то есть музыка, изображающая человеческую речь, а третья — торжественный гимн борьбе за свободу. Во второй части солирует духовой инструмент баритон, похожий на тромбон, иногда чередуясь с оркестром. Интонация делает музыку понятной и без слов.

Часть 2 — А может ли музыка что-нибудь изображать?[править]

Глава 1 — Летняя гроза[править]

«Попутная песня» изображает поезд, симфония Берлиоза — ряд войск, а траурный марш Шопена — удары колокола. Музыкальные звуки могут изображать всё — пение птиц, ветер, шелест леса, ручей, шаги, конницу, цыплят, петуха, самолёт, будильник и так далее. Для этого используются разные инструменты, в том числе и экзотические. Например, в сцене гулянья из «Пиковой дамы» изображены раскаты грома, а в «Шехерезаде» — волны. Если прослушать у Мусоргского «Балет невылупившихся птенцов» и (простите за выражение) «Быдло», в первой пьесе преобладают высокие звуки — птенцы пищат, а во второй низкие — волы шагают. Но главное — это не звуки природы, а отношение к ним человека. Гром и волны тревожат Лизу и Германа или Шахрияра, птенцы вызывают радость, а усталый погонщик волов — сочувствие.

Пасторальная симфония Бетховена делится на части: «Радость прибытия в деревню», «У ручья», «Весёлые поселяне», «Гроза» и «Песня пастухов». Там не просто изображены звуки природы. Композитор любуется её красотой и передаёт свои чувства слушателям.

Глава 2 — «Полюшко-поле»[править]

Эта песня написана Книппером для симфонии-поэмы «О бойце-комсомольце». Сначала идёт тихий аккомпанемент, похожий на стук копыт. Так же тихо начинается пение. Каждый куплет исполняется громче, а потом тише, пока опять не остаётся только стук копыт. Как будто конный отряд проехал с песней. Петь можно и без аккомпанемента, но один аккомпанемент без песни кажется неинтересным.

Глава 3 — Счастливый полёт[править]

«Полёт шмеля» можно исполнять по-разному — голосом, как написал Римский-Корсаков для оперы «Сказка о царе Салтане», оркестром или отдельными инструментами. Мелодия там несложная — обычные гаммы, изображающие жужжание шмеля. Но, чтобы понять секрет его популярности, надо знать содержание этой сказки. Гвидон с матерью попал на необитаемый остров и соскучился по отцу. Тогда царевна-лебедь превратила его в шмеля и отправила

«Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана».

Гвидон рад, что возвращается на Родину, и это чувство выражено в музыке.

Глава 4 — Всё в движении[править]

Каждый композитор выражает в своей музыке то, что он думает и чувствует. Например, у Бетховена есть юмористическое произведение «Бешенство по поводу утерянного гроша». Там изображён человек, который бегает и что-то ищет. Иногда мелодия замедляется — человек отдыхает, а потом опять бегает.

Лучше всего музыка изображает движение, изменение, развитие. Если убрать движение поезда у Глинки или коней у Книппера, не будет ни поезда, ни коней. Причём важно не только само движение, но и то, кто или что движется.

Художник изображает разное настроение человека, но меняться оно не будет. А композитор может показать, например, как грустный человек становится весёлым.

Но хорошая, настоящая картина не кажется неподвижной. Бурлаки у Репина идут и тянут баржу, тачанки у Грекова несутся по степи, а девятый вал у Айвазовского обрушивается на потерпевших.

Глава 5 — «Упрямец» и «Баба-яга»[править]

Свиридов в своей пьесе «Упрямец» показывает спор двух людей. Одна мелодия певучая, другая состоит всего из двух нот — это и есть упрямец, который повторяет одно и то же.

А у Мусоргского в «Картинках с выставки» (решающий раунд болгарских игр) есть не только «Балет невылупившихся птенцов» и (простите за выражение) «Быдло», но и «Баба-яга, или избушка на курьих ножках». Мелодия там то быстрая, то медленная, как будто баба-яга хромает.

Глава 6 — Солнечный удар[править]

День и ночь тоже можно изобразить в музыке. День — это что-то громкое и быстрое, а ночь — что-то тихое и медленное. Например, у Прокофьева есть Скифская сюита. Он изображает в ней диких скифов, которые когда-то кочевали по степи. Там есть картины природы. Ночь звучит тихо, верхними нотами напоминая звёзды, а нижними — тени. Восход играют всё больше и больше инструментов — в основном трубы и барабаны. Эти оглушительные звуки производят впечатление жгучего солнца в зените. Говорят, композитор Глазунов не выдержал такой музыки и сбежал, получив «солнечный удар» без солнца.

Часть 3 — Увидеть музыку и услышать живопись[править]

Глава 1 — Могучие трубачи[править]

На неподвижной картине можно увидеть движение. Именно этим живопись отличается от фотографии. Например, в отличие от «Тачанки», картина Грекова «Трубачи первой конной» более спокойная, но не тихая. Впереди едут музыканты с басом-геликоном и баритоном. Обычно эти духовые инструменты находятся сзади, а впереди — трубы. Но для художника главное — показать не оркестр, а силу армии Будённого. Эти музыканты могут играть марш Покрассов «Мы красная кавалерия» или любую другую музыку гражданской войны. (Кстати, там есть такие слова: «с нами Ворошилов, первый красный офицер». Образ Ворошилова у меня с самого начала раздваивался на полководца и журналиста. А когда появился сектор «зеро», журналист материализовался и начисто вытеснил из моего сознания размытый образ полководца, которого я никогда не видела.)

Глава 2 — Музыка бури[править]

У всех есть внутренний слух, поэтому «Трубачей» нетрудно услышать. Но звучат не только музыкальные картины. Например, «Девятый вал» Айвазовского может вызвать в памяти шум волн и крики потерпевших. Это не музыка, но такие звуки тоже можно использовать в музыкальных произведениях.

Глава 3 — Песни русской природы[править]

Звучащие картины изображают не только музыкантов или море. Обычно это пейзажи. Природа играет большую роль в жизни человека и в искусстве. Её описывают литература, музыка и живопись. Поэтому картина получается музыкальной, а мелодия — живописной. Например, такие пейзажисты, как Саврасов и Левитан (есть сведения, что игрок Левитан — его родственник), чувствовали музыкальность русской природы.

У Левитана есть картина «Вечерний звон» (чудом сохранился решающий раунд одной из утраченных игр). Название говорит о том, что художник слышал этот пейзаж. Река, лес и лодка тихие, а церковь (50+) звенит колоколами.

На картине Левитана «Владимирка» изображена мрачная дорога, по которой шли уголовные и политические преступники. Они могли петь русскую народную песню «Колодники»:

«Динь-бом, слышен звон кандальный.
Динь-бом, путь сибирский дальний».

А картина того же Левитана «Большая вода» поёт о весне. Отражения деревьев напоминают эхо, ели, сосны и берёзы образуют своеобразный хор, раскрашивающий песню множеством голосов. Так как музыка и живопись связаны, эхо и хор могут относиться к картине, а песню можно раскрасить. Об этом говорили и художник Репин, и композитор Чайковский.

Глава 4 — Цветные звуки[править]

Красных аккордов, зелёных мелодий и чёрных ритмов не бывает. Но композитор Блисс написал «цветную» симфонию, части которой он назвал пурпурной (цвет торжества и царственности), красной (цвет праздника, огня, смелости и волшебства), синей (цвет воды, неба, мечты и задумчивости) и зелёной (цвет надежды, молодости, радости и победы).

Римский-Корсаков и Скрябин тоже ассоциировали музыку с цветом. Например, у Скрябина есть симфоническая поэма «Прометей», которая исполняется с цветомузыкой. Но, так как раньше техника не была на современном уровне, музыку Скрябина слушали без цветового сопровождения. Чтобы её понять, надо знать, что Прометей научил людей ремёслам. За это его приковали к скале, и орёл клевал печень — пока Геракл не освободил Прометея.

Музыка и живопись — это самостоятельные искусства, но в театре они сливаются в одно целое. Поэтому занавес, настраивающий слушателей, должен быть такого цвета, который ассоциируется с музыкой в спектакле. Например, «Кармен» — трагедия, несмотря на весёлые марши. Преобладающие цвета яркие — красный, оранжевый и чёрный. А в лирической опере «Евгений Онегин» пусть будут нежные цвета — голубой, светло-зеленый и розовый.

Глава 5 — Литовский Колумб[править]

У каждого народа есть свои композиторы — в Украине это Лысенко, в Армении Комитас и Спендиаров, в Азербайджане Гаджибеков, в Грузии Палиашвили, а в Литве Чюрлёнис. Этот композитор был ещё и художником. Самые известные его музыкальные произведения — симфонические картины «В лесу» и «Море». А циклы своих живописных произведений он назвал сонатами, так как они тоже многочастные — «Соната звёзд», «Соната весны», «Соната пирамид».

Например, «Морская соната» состоит из трёх картин. Первая называется аллегро, то есть быстро — волны разбрасывают янтарь, чайка летает, а рыба плавает. Вторая называется анданте, то есть медленно — в подводном городе ночь, рука держит парусную лодку, а на поверхности два освещённых корабля. Третья называется финал — она напоминает «Девятый вал» Айвазовского. Ромен Роллан назвал Чюрлёниса литовским Колумбом, то есть первооткрывателем в искусстве, который связал живопись и музыку. Других художников-композиторов в истории, скорее всего, нет.

Глава 6 — Рассвет на Руси[править]

Музыку театра и кино можно одновременно и слушать, и смотреть. Например, вступление к опере Мусоргского «Хованщина» называется «Рассвет над Москвой-рекой». Там использованы такие изобразительные детали, как крик петуха и колокольный звон. Если смотреть это вступление в театре, декорации постепенно будут освещаться, а на сцене появятся люди. Кроме того, можно вспомнить историю — как Пётр 1 боролся с консерватизмом в России.

В театре и кино музыка и живопись обогащают друг друга. Смотреть фильм или спектакль без звука или слушать без изображения неинтересно.

Глава 7 — Поля, нарисованные музыкой[править]

У Берлиоза есть фантастическая симфония, где изображен шабаш (50+) ведьм и колдунов (в одной из игр утверждается, что эта симфония будто бы повлияла на Булгакова, когда он писал «Мастера и Маргариту» (50+) — отсюда и персонаж по имени Берлиоз).

Другая часть этой симфонии — сцена в полях. Тихая спокойная мелодия с наигрышами рожка и свирели изображает поле и пастухов. Такую картину можно увидеть внутренним зрением. Это ещё раз доказывает, что музыка и живопись связаны, хоть и отличаются между собой. Точно так же музыка связана и с литературой.