Историю не надо предсказывать, её надо понимать

Материал из Народный Брифли
Перейти к:навигация, поиск
Историю не надо предсказывать, её надо понимать
Краткое содержание книги. 1998.
В двух словах: Известный учёный о личном восприятии истории.

Одной из тем исследований Сигурда Шмидта является история Арбата, где он прожил семьдесят пять с половиной лет. Арбат — это символ преемственности культуры московской и российской интеллигенции. Здесь была своя аура. В переулках было много церквей, которые никогда не ставились на случайных местах. Здесь было наибольшее число частных гимназий, самое большое число практикующих врачей и общество врачей. Здесь жила профессура.

После революции в школах остался великолепный подбор преподавателей, некоторые из них стали потом академиками и лауреатами. Интеллигенцию «уплотнили» бывшей прислугой, к которой тут же приезжали из деревни родственники. Сосредоточилось очень много, как выражались до революции, «инородцев».

Здесь поселилась партийная верхушка и создавались идеологические организации советской власти — Коммунистическая Академия, Институт красной профессуры, Большая советская энциклопедия. Тут же располагались Союз писателей и посольства. Присутствие иностранных общежитий создавало совершенно особый образ жизни.

Конечно Арбат оказался очень сильно насыщен посаженным потом в 30-е годы народом. Там жили опальные Зиновьев, Каменев, Сокольников. На Арбате и школы были совершенно особые. Оттуда вышло много по-настоящему интересных людей. В классе не было человека, у которого кто-то не был посажен. В 110 школе, где учились дети очень знаменитых по тем временам «врагов народа», не полагалось их преследовать.

Осознавали ли мы то, что происходило? Осознавали, но не до конца. Наиболее распространённое ощущение тех лет: «лес рубят, щепки летят». Ну мы и попали в щепки. Сигурд Оттович помнил перемены во взаимоотношениях людей. Арбат, как и вообще Москва, отличался гостеприимством. К середине 30-х годов перестали приходить незнакомые люди. Только дети могли приглашать наиболее близких знакомых, но взрослые при них не вели разговоров. Это была резкая граница по сравнению с прежним стилем, когда взрослых и детей объединяли общие разговоры, игры, шарады — всё сразу исчезло.

То, что не посадили человека такого положения, как отец автора, Отто Юльевич Шмидт, — редчайший случай. Видимо, его спасало то, что он был скорее учёным, чем политиком. Но, видимо, Сталин не чувствовал в нём персональной опасности для себя. Во время войны Сталин приказал снять Шмидта с руководства Академией наук.

Уроки истории очень важны, что, может, не всегда понимают те, кто нами правит. Чтобы уважать себя, ты должен уважать своё прошлое. Для того, чтобы уважали тебя, ты должен уважать своих родителей, должен понимать, что ты их перерос просто потому, что живёшь в другую эпоху, а для своего времени некоторые родители делали очень и очень много достойного. Мы живём историческими ассоциациями, и оценка событий прошлого определяет наше отношение к настоящему.